Анатолий Ганин: «Некоммерческие организации должны зарабатывать»

Исполнительного директора Общенационального союза некоммерческих организаций негласно называют главным специалистом по грантам. В интервью автору Мяч!Медиа Ирине Мальвинской он рассказал, как обеспечить стабильность финансовых потоков в некоммерческом секторе и почему НКО не должны оценивать конечные социальные изменения.
-

Вы исполнительный директор Общенационального союза некоммерческих организаций, учредителями которого выступают 192 НКО из 71 субъекта РФ. Из этих цифр понятно, что список тактических и стратегических задач Союза очень большой. Какие из них вы считаете сейчас приоритетными и какие вам интереснее всего решить?

Задачи продиктованы, по большей степени, изучением мировых трендов эволюции социальных систем. И мы можем утверждать, что стабильность социальной системы и ее результативность напрямую зависит от стабильности финансовых потоков внутри этой системы. Задача, в первую очередь, обеспечить стабильность финансовых потоков в некоммерческом секторе.

Как мы будем достигать этой цели?

Миссия Союза некоммерческих организаций на ближайшее десятилетие – сделать так, чтобы доля участия некоммерческого сектора в ВВП России достигла уровня 10%. Сейчас эта доля немногим более 1%. Достижение этой стратегической цели обусловлено фактором оценки потенциала некоммерческого сектора. Считаю, что третий сектор имеет огромный потенциал роста и в некоторых сферах он недооценен на порядок.

В любом случае, финансирование и развитие некоммерческого сектора положительно отразится на эффективности их работы. Поэтому, все задачи у нас строятся вокруг достижения именно этой цели – улучшения экономики сектора и повышения грантовой активности, увеличения государственной поддержки НКО. Также важно уделить внимание регулированию, в том числе законодательному, чтобы некоммерческие организации могли обеспечивать свою финансовую стабильность.

Нужно повышать престиж НКО, в том числе и на международном уровне, способствовать информационной открытости сектора, поскольку это способ более эффективной работы с благотворителями. И отдельная категория – это социальные инвестиции в некоммерческий сектор.

Некоммерческие организации не то что могут зарабатывать – они должны это делать!  

Быть коммерчески эффективными, чтобы работать с инвесторами, финансовыми инструментами, которые могут обеспечить стабильность.

Из вашей биографии видно, что вас всегда интересовала цифровизация и автоматизация систем. Специалисты Союза проводят аудит IT-ландшафта НКО, оценивают эффективность работы IТ-систем и дают рекомендации по автоматизации процессов. Объясните, почему это важно не только для больших фондов, но и для маленьких региональных НКО.

Это не только «фишка». Это попытка соответствовать трендам. Сейчас трендов несколько: это автоматизация всех процессов, упрощение взаимодействия, устранение ненужных посредников. Все это приводит к снижению асимметрии информации и у самих НКО, и у благополучателей, и у государства. Чем ниже асимметрия информации о возможностях участников системы, тем выше ее эффективность, тем быстрее все происходит. А скорость в современном мире – это главное.

Тренд на автоматизацию – это лифт некоммерческого сектора в новое измерение. 

Ведь асимметрия информации – это косвенная функция недобросовестной конкуренции. 

Вы говорили о том, что при реализации социально значимых проектов НКО не всегда умеют планировать и оценивать конечные социальные изменения. Однако, для тех НКО, которые получают гранты или другие виды поддержки и должны отчитываться по итогам своей работы, зачастую ничего не остается, кроме как демонстрировать количественные показатели вроде "раздали 235 продуктовых наборов" или "на акцию пришло 115 волонтеров". Аналогичная проблема есть в PR: оценить влияние на общественное мнение сложно, но можно показать список публикаций. Можно ли решить эту дилемму и как?

Мне кажется, у нас в стране в грантовой системе существует упрочненная подмена понятий. На базовом уровне, конечный социальный результат проекта заключается в некой совокупной субъективной оценке людей, которых коснулось это изменение – насколько хорошо это или плохо. В любом случае, для каждого отдельного человека то или иное решение представляется по-разному. Однако, такая совокупная оценка выражается, как правило, в объективных параметрах. К примеру, повышение рождаемости. На базовом уровне повышение этого показателя связано с чувством безопасности, уверенности в завтрашнем дне. Оно может быть также связано и со здоровьем нации. Поэтому, показатель готовности семьи к пополнению может быть продуктом других, более оцениваемых параметров. 

Если посмотреть на любую социальную проблему, то на самой вершине оценки будет субъективный фактор, от него никуда не уйти. Но если мы будем спускаться вниз по этой пирамиде, то мы начнем видеть все более простые показатели. Задача не в том  «сколько?», а в том, как связаны эти показатели друг с другом. И глубинное изучение социальных проблем отсутствует потому, что их практически невозможно предсказать заранее. Можно лишь определить методику их изучения.

В любом случае, если мы хотим изучить социальную проблему, мы не должны сваливать на НКО функции научно-исследовательского института, который должен определить закономерности, взвесить факторы. Это задача ученых, социологов. Некоммерческие организации - та самая «последняя миля» между государством и людьми. И именно это нужно определять им в обязанности. А не оценку социального воздействия как таковую. 

Нам необходимо сменить парадигму. Разбить конкурс на два этапа. Первый – определение социальных проблем и разработка методов ее решения. Второй – подключение НКО. Это даст определенный толчок не только в эффективности решения социальных проблем, но и в развитии самих НКО. 

И еще. Да, некоммерческие организации могут гарантировать проведение мероприятия для 115 волонтеров. Но они не в состоянии гарантировать изменения социального климата в регионе, могут лишь предположить это. Но так как НКО отвечают деньгами, они должны писать те показатели, за которые они точно могут ответить. Вот поэтому и предлагается разбить конкурс на несколько уровней, с выделением методик. 

В развитых странах применяется методика социальных инвестиций. Как она работает: некоммерческим организациям предлагается финансирование в гораздо большем объеме, чем требуется для достижения того или иного социального показателя. И организация принимает на себя обязательства по его достижению. И если у организации это не получается по каким-то причинам, то деньги, полученные на проект, подлежат стопроцентному возврату. Например, в Штатах этот механизм отработан. Но если мы «тупо» применим его, то возникнут риски в виде «нарисованных показателей». Так что наш путь немного другой. Но мы к этому придем в любом случае. 

В некоммерческой сфере существует ощутимая конкуренция за гранты, поддержку со стороны бизнеса, внимание крупных и мелких доноров. В то же время совместная деятельность и взаимопомощь могли бы ускорить развитие сектора. Как мотивировать НКО сотрудничать?

Ответить на этот вопрос непросто. Если бизнес конкурирует за рынки, за деньги, то НКО конкурируют за внимание к себе. И оценка внимания, как правило, тоже имеет некую субъективную составляющую. 

Представьте, благотворительный фонд, который работает в «белую», ставит ящики для сбора средств в торговых центрах, приглашает комиссию на изъятие денег, сдает строгую отчетность. И 80% полученных средств направляет на поддержку своих подопечных. А теперь представьте другую ситуацию. Электричка, женщина собирает деньги на благотворительность, а на просьбу показать документы либо уходит в неизвестном направлении, либо показывает какие-то липовые бумаги. Или «мамашу», круглые сутки сидящую на полу в подземном переходе с тихо спящим ребенком на руках, которому, скорее всего, постоянно колют снотворное. Что происходит с человеком, который сначала жертвует деньги такой «мамаше», а потом узнает о «методах» сбора пожертвований? Вряд ли он побежит отдавать деньги в благотворительный фонд, чтобы больше не оставлять их попрошайкам на улице. Скорее всего он разочаруется в благотворительности и будет считать всех жуликами. 

Более того, мошенники, выдающие себя за благотворителей, часто очень навязчивые. Из-за них у большинства людей возникает эффект тоннельного зрения: они не хотят больше видеть весь этот ужас и обман, но, вместе с тем, перестают видеть бабушку, которой нужно просто помочь спуститься с лестницы. 

Если на рынке обычный покупатель продукта руководствуется какими-то рациональными принципами, то сфере в благотворительности человека ведут чувства и эмоции. Картошку он покупать не перестанет, просто пойдет к другому продавцу. А в случае, когда недобросовестные люди или организации обманули жертвователя один раз, они нанесли урон рынку благотворительности в целом. И это очень большая проблема. 

Конкуренция – это не тот инструмент, который решит проблемы в некоммерческом секторе. Проблемы решит только объединение.  

Скоро Новый год. Что вы желаете в следующем году российским НКО?

Желаю грантов, желаю денег, надежных партнеров. Желаю, чтобы на работу в НКО шли квалифицированные кадры. Желаю признания тому, кому оно нужно. Желаю счастья благополучателям НКО и достижения целей, которые они поставили перед собой. 

По теме

Для правильного функционирования этого сайта необходимо включить JavaScript.
Вот инструкции, как включить JavaScript в вашем браузере.

publish