Профессия: больничный клоун

Константин Седов — главный профессиональный больничный клоун России. После года работы по специальности выпускник юридического факультета Высшей школы экономики оставил юридическую практику и начал трудиться клоуном в Российской детской клинической больнице. Спустя пять лет он создал первую в России профессиональную организацию «Больничные клоуны» и, как ее художественный руководитель, стал развивать больничную клоунаду по всей стране. Об этой необычной благотворительной деятельности он рассказал Мяч!Медиа.

Сегодня шестьдесят клоунов в разных регионах с помощью шуток и смеха помогают детям бороться с болезнью. Они приходят в больницы, чтобы помочь тяжелобольным детям почувствовать себя сильными, пережить боль, не терять связь с родителями и привычным миром. Больничные клоуны прикреплены к конкретному отделению конкретной больницы. Они посещают детей два раза в неделю, каждый раз — примерно по четыре часа. 

Константин Седов. Фото: facebook.com/rumedclown

В чем заключается ваша работа? 

Работа больничных клоунов — именно работа, а не волонтерство — подразумевает качественную профессиональную игровую поддержку детей, которые находятся на лечении с тяжелыми диагнозами. Развлекаем мы также взрослых и пожилых людей. Клоунотерапия оказывает стойкий положительный психоэмоциональный эффект. 

Почему это важно? 

Ребенку, родителям и пациентам постарше важно понимать, что они не одни, что есть и может быть партнер по игре, беседе, танцам, музыке и прочим дисциплинам. Исследования доказывают на уровне анализов эффективность клоунов в больницах и ускорение приближения ремиссии. 

Фото: Больничные клоуны

Почему вы решили этим заниматься? 

Я считаю, что это самая благодарная деятельность на земле. Дети реагируют на твое дело не когда-то в будущем, потом, а прямо здесь и сейчас, сразу. В 98% случаев эта реакция со знаком плюс. 

Что нужно уметь и какими качествами обладать, чтобы заниматься этой работой? 

Тут необходим целый набор разных качеств. И стрессоустойчивость, и коммуникация, и профессиональные знания, и толерантность, и командный дух. Одним словом, надо обладать профессиональной иерархией компетенций, которые изучаешь у профессиональных российских клоунов. А еще понадобится нервно-психическая устойчивость, личная креативность, эмоциональный интеллект, экстраверсия, лабильность и лидерские качества.

Где-то этому учат сейчас? Какие есть инструкции? 

Пока в пандемию школы больничных клоунов нет, поэтому инструкция сейчас одна и универсальная: «Если не умеешь, то не лезь».

Фото: Больничные клоуны

Какой случай из вашей практики запомнился больше всего? 

Их много. Три года назад я ездил в город «Р», чтобы повеселить ребенка в терминальной стадии. Это обычная работа для Больничных клоунов. Я должен был приехать в четверг, но семинары сместили мои дни, поэтому поехал в среду. Зашел в подъезд, переоделся, взял гармошку, укулеле, запасной нос и вошел в квартиру. На кровати лежала девочка 2 года 9 месяцев, маленькая, худенькая, с короткими волосами, рядом была ее мама.

Мама круглые сутки, пока дочь не спит, держит свою руку на ее коленке, на маленькой коленке, потому что эта часть тела болит. Я сижу у края кровати, мама уже выносила ребенка в одеяле на кухню, она уже увидела меня, но плакала и общаться не захотела, я сижу и молчу.

Я выпил воды, и мы сидим. Робко пробую: песни, сказки, звуки, ветер — ничего не заходит. Я опоздал, второй раз в жизни опоздал. Еще в выходные ребенок играл, в пятницу звал и ждал клоуна, а теперь только так. Не вижу лица ребенка, но волосами и голосом она очень похожа на мою дочь, на глазах впервые за 14 лет подступают слезы. 

Три раза я выхожу на кухню перевести дух. Уже осознаю, что мой клоун испарился, на сцене родитель — папа Костя, который очень, очень сожалеет, что так происходит с маленьким невинным ребенком.

Набираюсь сил, сажусь и болтаю с мамой и старшей дочерью. Хорошо, что она была, с ней можно пошутить. Потом мама выговаривает мне всю историю болезни: врачи, ошибки, прогревание, метастазы, операции, несработавший аппарат, боли, хоспис и папа, который все еще не сдается. Я слушал, но мой клоун уже сдался. Я прощаюсь и ухожу, мысль одна — дойти до машины. 

В авто начинают бесконтрольно литься слезы. 41 минуту меня по телефону откачивает психолог Алена.

Сложности и радости вашей работы? 

Запредельная физическая и эмоциональная нагрузка, а радости случаются, когда детей выписывают здоровыми. 

Какой совет дадите тем, кто хочет стать таким, как вы? 

Дерзайте, но с умом. «Нельзя строить чужой дом, вынимая кирпичи из своего».