Бездомные животные — это нормально

Многие фонды и зоозащитники считают, что животных на улицах быть не должно. Большинство из них помогает только приютским кошкам и собакам. С ними не согласна руководитель проектов Фонда защиты городских животных Анна Фельдман. Она настаивает: избавиться от уличных животных не получится, поэтому общество должно относиться к ним гуманно, а морить их голодом — это не только жестоко, но и бессмысленно. Несмотря на это, нетерпимость к бродячим растет, не в последнюю очередь из-за политики властей. Фельдман предложила, как поменять ситуацию.

Откуда берутся бездомные животные и зачем их кормить

В проекте «Накорми» мы спасаем от голода бездомных животных: 12 000 кошек и 4500 собак. Нас спрашивают: зачем их кормить, ведь таким образом образом мы увеличиваем кормовую базу, даем возможность зверям более активно размножаться? Но дело не в бездомных животных. Их немного, это маленькая доля процента от числа владельческих. Проблема в том, что домашних питомцев постоянно выкидывают. Дальше они размножаются, и их потомство уже считается уличным.

Проблема не в бродячих животных. Проблема в людях, которые выкидывают своих питомцев. 

Люди думают, что домашние и бездомные животные — это две разные темы, которые между собой не пересекаются. Это не так. Завтра своих питомцев (или их потомство) выкинут ваши соседи, соседи ваших соседей, и животные будут размножаться дальше. Если заморить голодом кошек и собак, обитающих на улицах, это никак не исправит ситуацию, их смерть будет напрасной жертвой. 

Вместо этого их необходимо подкармливать и стерилизовать, нужно, чтобы они занимали свою экологическую нишу. В городских промзонах, на пустырях и в заброшенных зданиях кошки будут всегда, сколько бы с ними не боролись. Поэтому мы хотим облегчить их жизнь. Доброе отношение к ним должно быть нормой. Жестокое обращение, то есть лишение пищи и воды, чтобы уменьшить численность бездомных животных, неприемлемо ни с точки зрения законодательства, ни с точки зрения гуманности.

Бездомные животные — это нормально

В 2019 году Правительство приняло постановление о необходимости держать один подвальный продух в многоквартирных домах открытым. Это, безусловно, улучшение: дворовые кошки смогут спасаться от холода зимой. Но, как ни странно, с каждым годом на нашу горячую линию поступает все больше заявок на открытие подвальных продухов по Москве. Это говорит, на мой взгляд, о том, что растет нетерпимость к кошкам на улицах. Даже некоторые фонды и многие зоозащитники считают, что на улице не должно быть бездомных животных. Мне кажется, такая установка в корне неверна для нашей страны. Вероятно, где-то на Западе, в странах с совершенными законами, это возможно. 

В России избавиться от бездомных животных не получится, по крайней мере, в обозримом будущем. Это наши соседи, которые с нами жили, живут и будут жить, это нормально. Но с каждым годом нетерпимость растет: «Не положено, не должно быть». Просто люди почему-то считают, что их интересы должны стоять выше всего. 

Нетерпимость к уличным животным растет: «Не положено, не должно быть». Люди почему-то ставят свои интересы выше всего.

90% НКО, которые занимаются помощью животным, ориентированы на приюты. Мы считаем, что это несправедливо. Мы единственный фонд, который занимается животными на улицах Москвы. Ведь на улицах их больше, чем в приютах, и им больше нужна помощь: корм, стерилизация, лечение, скорая помощь и очень много всего. К сожалению, на это поле фонды больше почему-то не приходят, им это неинтересно.

Об ответственности и контроле хозяев и заводчиков

Пока у нас нет законодательной ответственности для людей, выбрасывающих животных, но я надеюсь, что обязательно будет. Первый шаг — это регистрация и учет владельческих животных. Только затем можно говорить об ответственности. Если все они буду зарегистрированы, занесены в единую базу, чипированы, будет сложнее выкинуть их на улицу, ведь это можно будет проверить и наказать хозяина.

Мы пока к этому не очень близки, но хотя бы есть движение в эту сторону. Есть закон о ветеринарной безопасности, который предполагает регистрацию животных. Осенью его собираются вносить в Госдуму, и, может быть, в следующем году он будет принят. У нас есть КоАП, куда осенью или в следующем году, возможно, будут внесены изменения об ответственности за выбрасывание животных. То есть, в принципе, пара лет — и мы к этому приблизимся. 

Еще у нас никак не регулируется деятельность заводчиков. Но они, зарабатывая на размножении животных, вносят свою лепту в «кризис перепроизводства» и популяцию бездомных животных. Так что люди должны платить за то, что усугубляют проблему, создавать животным приемлемые условия. Эта деятельность должна быть лицензируемой и проверяемой. Но в этом направлении пока нет никаких шагов. 

Странно, что государство, которое многое стремится зарегулировать, не хочет брать под контроль такую огромную сферу, как животные, хотя здесь как раз его помощь необходима.

О горячей линии «Кошки в городе»

«Кошки в городе» — это информационная горячая линия помощи городским кошкам. Это очень большая работа, очень трудная. Те, кто звонит, всегда ждут помощи в стиле «прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете». Но такой службы помощи в Москве нет, ведь она требует колоссальных финансовых затрат. Люди должны понимать: наши возможности ограничены. 

Те, кто звонит, всегда ждут помощи в стиле «прилетел вдруг волшебник в голубом вертолете». Но люди должны понимать: наши возможности ограничены. 

Расскажу, что мы делаем. Мы подскажем, в какую клинику лучше обратиться, где разместить объявление, а в срочных ситуациях сами разместим объявления в соцсетях, чтобы волонтеры смогли прийти на помощь. Мы точно знаем, как избежать каких-то ошибок, как ускорить получение помощи, а иногда даже организуем сбор средств для звонящего, которого мы не знаем, на решение проблемы какого-то животного. Недавно был случай с персидским котом: у него гнил хвост, над ним летали мухи, и девушка повезла его в клинику. Мы ей сказали: если вы будете заниматься животным, мы вам поможем. И обеспечили ей финансовую помощь, сейчас кот находится в клинике.

Зачем (и как) считать кошек

У нас сейчас в активной фазе технически очень сложный проект — «Зоомониторинг». Мы выиграли на него грант мэра. Мы хотим узнать, сколько всего городских кошек, по методам подсчета диких животных: посчитаем 5% территории города вручную с помощью опекунов животных и волонтеров, а затем экстраполируем эти данные на всю Москву. Мы сможем узнать, где именно проживает наибольшее число кошек, и некоторые аспекты их здоровья: травмы, поражения шерсти, общее здоровье. Мы это делаем, чтобы взаимодействовать с органами власти Москвы, представить им данные и изменить городскую политику в области кошек. 

Пока Москва очень сильно отстает от других городов мира и даже от других регионов России, потому что у нас принят безвозвратный отлов кошек в приюты по жалобам горожан. Но отлов по жалобам разжигает ненависть к животным. Человек знает: «Если я пожалуюсь, кошек уберут». 

К тому же во всех приютах Москвы всего 1000 мест, и мы не видим смысла запихивать туда бродячих животных. 

Во всех приютах Москвы всего 1000 мест, и мы не видим смысла запихивать туда бродячих животных. 

Вместо этого нужно менять приоритеты помещения кошек в приюты (основанием может быть, например, смерть владельца). Туда надо отправлять, прежде всего, владельческих кошек, которым легко найти новый дом. Уличных кошек там быть не должно, за исключением случаев сноса и программы реновации. Но они туда как раз не попадают, а город тратит время и деньги по обращениям тех, кто зачем-то жалуется на кошек. 

Наш подсчет кошек — дополнительный аргумент для отмены безвозвратного отлова и изменения системы приема кошек в приюты. 

О проблемах на местном уровне власти

Насколько я знаю, сейчас с управлением этой сферой все очень печально. По регламенту у нас в префектурах должны быть специалисты по фауне округа и по фауне в районе. Эти специалисты должны вести мониторинг количества животных, разбирать случаи жестокого обращения и выполнять другие задачи. Но этих людей никто не контролирует, никто ими не руководит. Они занимаются просто статистикой животных в приютах и разбором заявок на отлов. То есть у них очень ограниченные функции, хотя предусмотрены довольно широкие полномочия. Департамент ЖКХ считает, что это не их специалисты, так как они находятся в префектурах. Более того, они есть не во всех префектурах и не во всех управах. И вообще их не слышно и не видно, хотя они могли бы помогать решать проблемы животных округа, района. А так все стекается к нам, потому что мы единственные, кто занимается городскими уличными животными. 

К сожалению, власти Москвы не очень прислушиваются к НКО, и нет какого-то механизма взаимодействия с органами власти, чтобы НКО могли бы по своим тематикам собираться и взаимодействовать с чиновниками. Была рабочая группа по животным в Общественной палате города Москвы, куда мы входим, но так как настали коронавирусные времена, то все ее собрания, к сожалению, уже второй год как приостановлены. Вообще, власть, конечно, максимально пользуется ситуацией с коронавирусом, чтобы не работать.

Пока на месте те же руководители, что были раньше, их все устраивает. Но чтобы что-то поменять, нужны кадровые перестановки. Сейчас животными занимается Департамент ЖКХ, а нужна профильная структура и адекватные люди, тогда в Москве все изменится. Я считаю, что менеджмент, верные управленческие решения способны поменять ситуацию в считанные месяцы. Также нужны программы пропаганды того, что животные — это часть экосистемы города, наши соседи, часть экосреды. 

О фонде, о себе в фонде и о том, какая нужна помощь

Фонда защиты городских животных создала Екатерина Дмитриева в 2017 году, она им и руководит. В 2018 году он начал активную деятельность и уже выигрывал гранты мэра Москвы, занимался кошками реновации, вел проекты. У нас около двухсот волонтеров и всего пять сотрудников. Фонд относительно молодой: нам 4 года, но я считаю, что мы очень много сделали за это время и нам есть, куда расти и развиваться.

Я руководитель и создатель почти всех проектов, которые есть в фонде. Сейчас я занимаюсь проектами «Накорми», «Кошки в городе» (это горячая линия), «Кошки реновации», «Котоспас», «Зоомониторинг», проектом выездной стерилизации и стерилизации вообще. Больше всего на свете я люблю именно проекты в области животных: это не просто помощь животным, а нечто более системное, способное решить глобальные задачи. А дома у меня живут свои кошка и собака и спасенные животные на передержке.

Прежде всего, фонду нужна финансовая и волонтерская помощь, в частности, старшие волонтеры по округам. Люди, которые сидят в соцсетях, человек для ведения странички нашего фонда «ВКонтакте», да и для других соцсетей тоже. Так что если человек готов приложить свои силы, мы обязательно найдем ему применение. На сайте Фонда защиты городских животных можно пожертвовать средства и написать сообщение, также есть сайт «Кошек в городе», там есть телефоны нашей горячей линии.

Автор: Мария Эстрова.