«Распри вокруг темы вакцинации могут убить нас быстрее, чем коронавирус»: итоги спецпроекта #жизньвпандемию, часть 2

Как НКО адаптировались к новым реалиям в эпоху пандемии, с какими сложностями столкнулись и какие нашли решения — об этом и многом другом в течение месяца авторы Мяч!Медиа говорили с представителями благотворительных фондов, ресурсных центров, общественных движений.

Читайте также первый итоговый текст «О чем мечтают НКО, которые знают все про #жизньвпандемию», полные тексты материалов по теме можно найти по ссылке.

Сокращение пожертвований

«В марте 2020-го мы заметили резкий отток пожертвований. Платежи у наших благотворителей часто не проходили из-за отсутствия денег на их банковских картах. Речь идет даже про совсем небольшие донаты в 30 рублей», — рассказывает Софья Жукова, исполнительный директор фонда «Нужна помощь»

Закрылись в локдаун и те места, где можно было устраивать благотворительные акции: музеи, рестораны и концертные залы. Это тоже затруднило привлечение финансирования, говорит Александра Славянская, руководитель проекта «Рядом с тобой», помогающего пациентам и их семьям с любыми психиатрическими диагнозами.

«Даже те, кто много лет нас поддерживали, стали отменять ежемесячные подписки. Люди теряли работу, доход и возможность помогать малышам», — вспоминает март 2020 года директор фонда «Плюс Помощь Детям» Мария Климашкина.

Анна Белавина, координатор проектов православной службы помощи «Милосердие», говорит, что в какой-то момент они оказались на пороге финансового кризиса.

«Пандемия принесла некоторым нашим проектам в три-четыре раза больше нуждающихся, чем раньше. Если бездомных обычно приходило по 100 человек каждый день, то в период пандемии — до 400, и сейчас не меньше».

Главный удар в пандемию в «Милосердии» приняли на себя проекты помощи самым незащищенным слоям населения: многодетным семьям, тяжелобольным, пожилым, бездомным. И если раньше подопечные нуждались, например, в медикаментах или вещах, то с наступлением пандемии стали обращаться и за продуктами. Службе «Милосердие» нужно больше помощи от бизнеса, и речь не только о деньгах. «Многие подопечные по состоянию здоровья не могут ездить на метро, их надо возить на машине в больницы и соцслужбы, но автоволонтеров не хватает, поэтому нам приходится тратить на оплату услуг такси до 100 000 рублей в месяц». Белавина говорит, что им пригодилась бы помощь новых автоволонтеров или компании, которая занимается автоперевозками, например таксопарка.

Новые решения

Чтобы сохранить прежний объем финансирования фондов-партнеров «Нужна помощь» запустили несколько фандрайзинговых акций: «Спасаем тех, кто спасает нас», направленную на помощь НКО, у которых сократились пожертвования в начале пандемии; и «#Менякасается» в пользу фондов, оказывающих гуманитарную помощь пострадавшим от коронавируса. В результате собрали более 31 млн рублей. Несмотря на все трудности, «Нужна помощь» в 2020 году собрали для своих фондов-партнеров больше средств, чем в 2019-м.

Пандемия заставила всех быстро перестроиться и решать совершенно новые задачи, говорит президент Благотворительного фонда «ГАЛЧОНОК» Елизавета Муравкина. «В мае 2020 года мы запустили акцию «Врачи.SOS», чтобы поддержать врачей и сохранить уникальную команду специалистов, потому что профессиональные врачи-реабилитологи не могли оказывать услуги в условиях вынужденной самоизоляции». В 2020–2021 годах фонд продолжил выполнять свои обязательства перед семьями и партнерами. В 2021 году открылся Центр социальной реабилитации «Под крылом», где дети и молодые взрослые с церебральным параличом и другими двигательными нарушениями могут получать амбулаторную реабилитацию рядом с домом. Также фонд запустил единственную в России федеральную горячую линию поддержки для людей с церебральным параличом и их близких, а из партнерства с АНО «Физическая реабилитация» появился информационно-просветительский портал «Доктор Кит», рассказывает Муравкина.

В благотворительном фонде «Дорога к дому», который оказывает психологическую, юридическую, социальную поддержку семьям с детьми и помогает развивать социальное партнерство в регионах, перестроили свою работу в нескольких направлениях, чтобы помочь подопечным. «В партнерстве с компанией-донором «Северсталь» и ТС «Лента» в Череповце и «Пятерочкой» в других городах присутствия они организовали проект и выдали тем, кто потерял работу, продуктовые карты для покупки еды и других товаров. Наши добровольцы-репетиторы работали с детьми удаленно. В дополнение к детскому телефону доверия мы открыли горячую линию психологической поддержки для всех жителей Вологодской области, которые боялись за себя и близких или пережили потерю родного человека. Мы помогали и некоммерческим организациям города: давали наш бесплатный наш доступ к платформам для проведения онлайн-мероприятий», — говорит представитель фонда Екатерина Фрыгина.

Президент фонда помощи бездомным животным «Ника» Вера Митина рассказала Мяч!Медиа, что к ним стали поступать многочисленные запросы от более маленьких организаций и приютов, которые оказались фактически на грани голода. Вместе с партнерами они оперативно запустили акцию #ОставайтесьСытыми, благодаря которой удалось собрать для нуждающихся более 50 тонн корма.

Дарья Алексеева, директор фонда «Второе дыхание», говорит, что главным вызовом для них стало то, что люди потеряли возможность сдавать одежду в специальные контейнеры. Рабочая инфраструктура сбора ненужной одежды — это стартовая точка фонда: отсюда начинаются и благотворительные выдачи, и трудоустройство людей из социально незащищенных групп, и возможность возвращать вещи в экономику в благотворительных магазинах Charity Shop. Однако пандемия дала толчок к развитию двух важных направлений: сервиса по бесконтактному вывозу ненужной одежды из дома и программы обучения и поддержки социальных предпринимателей. 

Помощь врачам

«Нашу инициативу пандемия и породила, — сразу подчеркивает руководитель проекта по волонтерству в больницах MeMedic.ru Татьяна Аржемирская. — Основная особенность этого времени заключается в постоянно меняющихся условиях, когда нужно быстро реагировать на различные нужды медиков. Мы не сталкиваемся с какими-то ощутимыми ограничениями, но хочется получить от государства какую-то четкую программу по обследованию волонтеров, которых мы отправляем работать в больницы. Пока добровольцам приходится самостоятельно сдавать все анализы по месту жительства, что удлиняет этот процесс». Татьяна с пониманием относится и к сторонникам принудительно вакцинации, и к тем, кто пока опасается прививаться: «Стараюсь услышать аргументы обеих сторон и примирить их. Распри вокруг этой темы могут убить нас быстрее, чем коронавирус». 

Координатор Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики» по Калужской области София Ильина говорит, что вначале приходилось решать задачи по обеспечению подопечных, среди которых в основном одинокие пенсионеры и люди, болеющие COVID, средствами индивидуальной защиты и термометрами и разработать механизмы приема заявок от нуждающихся, покупки продуктов, лекарств и доставки. «Теперь многие наши волонтеры не только занимаются адресной помощью, но и работают в пунктах вакцинации от COVID-19», — отмечает координатор общественного движения. Они помогают донести до населения, почему вакцинация необходима, и рассказывают, какие симптомы бывают после введения вакцины и как облегчить их в случае реакции организма.

Руководитель проекта «Иммунитет+» движения «Волонтеры» Раина Латфуллина говорит, что замедленные темпы вакцинации дали время вирусу мутировать, а большая нагрузка на систему здравоохранения может плохо сказаться и на экономике, и на гражданах. Главная причина отказа от прививок — это недостаточная информированность: «Многие пренебрегают объективными данными, а в сети активно действуют «антипрививочники».

Чтобы исправить ситуацию, организация занимается мониторингом отказов от прививок в Татарстане в 2020–2021 годах, организует дискуссионные площадки, проводит акции среди молодежи и молодых родителей, проводит опросы населения, информирует об иммунопрофилактике в онлайн-режиме, организует школу волонтеров. В команде более 100 волонтеров, среди которых есть студенты-медики. Они повышают медицинскую грамотность населения и консультируют перед вакцинацией.

Многие некоммерческие организации, которые работают по медицинскому профилю, помогают властям в кампании по вакцинации. В их числе Всероссийское общественное движение «Волонтеры-медики» — одна из крупнейших добровольческих организаций в сфере здравоохранения в Европе.

«10 000 добровольцев в 80 регионах в рамках акции взаимопомощи «Мы вместе» помогают в вакцинации населения. Они работают в колл-центрах, пунктах вакцинации, информируют население, помогают с порталом «Госуслуги», оказывают помощь медикам и людям непосредственно в самих пунктах вакцинации, — рассказывает Ольга Кобелева, начальник отдела регионального развития движения. — Они помогают ускорить сам процесс вакцинации и разгрузить медицинский персонал: проводят термометрию, заполняют документы, осуществляют маршрутизацию пациентов. Добровольцы занимаются раздачей листовок в регионах, отвечают на вопросы граждан и помогают на «горячих линиях».

Коллективный иммунитет

«Я хотела стать еще одним абсолютно рядовым звеном в цепи коллективного иммунитета, который в конце концов остановит распространение болезни, — объясняет Екатерина Колесникова из Среднерусского гуманитарно-технологического института. — Я шла на прививку, осознавая все риски и возможные последствия. Поэтому подготовилась: выбрала момент, когда организм был полностью здоров, берегла себя за неделю до того и в период между вакцинами, чтобы какая-то случайная инфекция не усугубила процесс.

Ведь здесь очень простая арифметика: в нашей стране непривитые от полиомиелита не болеют им потому, что 90% остального населения привиты, а привитые от ковид болеют потому, что подавляющее большинство вокруг не привиты. Те, кто идет вакцинироваться сейчас, берут на себя риски, но при этом они берут на себя ответственность за тех, кто не может сделать прививку по медицинским показаниям: наши дети, наши друзья и коллеги с тяжелыми хроническими заболеваниями, наши сотрудники, которые готовятся стать мамами. А они не заразятся, только если все остальные будут привиты».

Сергей Чурин из «Обнинского молодежного центра» считает, что необходимо донести до людей мысль: COVID-19 — часть нашей жизни, современная реальность. Ее нельзя отрицать или ждать, пока пандемия пройдет: «С точки зрения общей борьбы с коронавирусом хочется привить людям мысль о том, что вакцинация — это не «заговоры масонов». Это важная и неотъемлемая вещь, благодаря которой, если посмотреть на опыт других государств, можно прийти к положительной динамике. Недавно премьер-министр Сингапура объявил об уравнении COVID-19 с обычным гриппом. Стало очевидно, что данная болезнь уже не уйдет из жизни людей. И на данный момент одним из первых шагов к снижению заболеваемости стала вакцинация».

О чем мечтают НКО, которые знают все про #жизньвпандемию

Второй год пандемия коронавируса меняет и во многом определяет жизнь людей, формат работы и задачи компаний, приоритеты и цели НКО и социальных предпринимателей. В рамках спецпроекта «Жизнь в пандемию» авторы Мяч!Медиа спрашивают у представителей НКО, как изменилась их работа и их потребности в этот период, почему важна вакцинация и чему они научились.

Все интервью о том, как НКО переживают пандемию, можно найти по ссылке.

Новые задачи НКО

Несмотря на то, что о стремительно прогрессирующей пандемии в Китае, а затем в Италии говорили все мировые СМИ, в остальных странах до последнего надеялись, что вспышки коронавируса будут локальными и коснутся не всех. К тому же, со времен «испанки» в мире не случалось эпидемий, требующих госпитализировать такое огромное количество человек одновременно. Системы здравоохранения во многих странах и в том числе в России оказались перегружены, не все вопросы удавалось решать оперативно и гибко. На помощь пришли НКО.

 В первые месяцы самым острым вопросом стало обеспечение врачей средствами индивидуальной защиты (СИЗ).

«В начале пандемии сложно было не только найти деньги (тут мы благодарны всем, кто нас поддержал), но и найти сами средства индивидуальной защиты для врачей».

Юлия Паскевич из БФ AdVita, помогающего детям и взрослым с онкологическими, гематологическими и иммунологическими заболеваниями, которые лечатся в больницах Санкт-Петербурга вспоминает, что поиском СИЗов трудности не заканчивались: нужно было выстроить логистику доставки СИЗ в медицинские организации, а если отделение экстренно закрывалось из-за карантина, то там оказывались заперты врачи, а родственники больных не могли навестить своих близких. Необходимо было экстренно снабдить такое отделение одноразовой посудой, едой и питьевой водой, средствами личной гигиены, а также выстроить систему передач между пациентами и их родственниками, говорит Паскевич.

Одна из 20 квартир для маленьких подопечных фонда AdVita, где они живут с родителями и проходят лечение в расположенной поблизости «Горбачевке» – НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой. Фото: facebook.com/AdVitafund

Главный редактор «Русфонда» Валерий Панюшкин прошлой весной также столкнулся с дефицитом средств индивидуальной защиты у врачей-партнеров. Фонду пришлось начать отдельную кампанию по сбору средств на маски, противовирусные костюмы и прочее оборудование, необходимое врачам, работающим с COVID-19. В помощь врачам фонд собрал около 170 млн руб.

 Новые форматы работы в пандемию

Другой проблемой НКО стало ограничение посещений подопечных волонтерами и родственниками. Несмотря на трудности, Маргарита Бахаревич из «Фонда борьбы с лейкемией» рассматривает период пандемии как источник нового опыта. 

«Дистанционный формат открыл массу новых возможностей. Мы научились проводить благотворительные онлайн-мероприятия». 

 Фото: facebook.com/leikozunet 

«Концерты, мини-фестивали, стримы с актерами, встречи с писателями и русскоязычными блогерами из разных стран, выпуски медицинских подкастов – трансляции смотрели и жертвователи, и пациенты, оказавшиеся оторванными от родственников и близких. Наши волонтеры смогли перестроиться на онлайн-формат, продолжая оказывать людям моральную поддержку». Представитель НКО говорит, что самым важным для них стала возможность масштабировать свои просветительские проекты в пандемию: «За счет онлайн-формата мы существенно расширили географию участников пациентских школ, которые стали проходить на регулярной основе».

Фонд AdVita запустил онлайн-волонтерство для детей и подростков: на таких виртуальных встречах проходят обсуждения фильмов и мастер-классы. В ближайшее время заработает похожий проект для взрослых.

По пути экспериментов в онлайне пошли в большинстве НКО. Нина Михалюк из фонда «Альма Матер», который развивает и поддерживает инклюзивные культурные проекты, призналась, что вначале не понимала, как работать в пандемию, поскольку «творчество, которое мы поддерживаем, построено на встрече людей, взглядов и ощущений через взаимное действие». Но затем в фонде решили не бороться с обстоятельствами, а учиться с ними работать: «Проекты существуют в режиме лабораторий – ищем новые релевантные времени формы выражения наших идей. Задача – остаться интересными для самих себя и для нашей аудитории». В «Альма Матер» придумали театр по телефону, когда один актер играет для одного зрителя. Сценарий пишут заранее, режиссер в зуме дает установку, репетиции проходят в мессенджерах, а зритель становится полноправным участником спектакля. А на днях прошла премьера инклюзивного автобиографического аудиоспектакля «Ну, купи».

 Поддержка от бизнеса

Валерий Черников из центра поддержки воронежских НКО говорит, что у самоизоляции есть определенные преимущества. Например, она сняла с некоторых организаций обременение в виде офисных площадей и активизировала партнерство с бизнесом: «Компании выделили около 9000 продуктовых наборов для многодетных семей, инвалидов, людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Мы их распределили через НКО, у которых уже был пул подопечных, а в пандемию их стало еще больше».

О другом позитивном примере сотрудничества НКО и бизнеса рассказал Руслан Шекуров из DonorSearch.org.  

Фото: facebook.com/DonorSearch 

«Для нас главным вызовом стало в прошлом году то, как, находясь на самоизоляции, продолжать сдавать кровь».

 «Яндекс.Такси и Ситимобил в 100 городах России совершили 25 000 бесплатных и безопасных поездок, доставляя доноров до центров сдачи крови. Сейчас проблем с логистикой уже нет, мы продолжаем вести наши процессы по популяризации донорства».

 Свои антикризисные меры для поддержки социальных предпринимателей предложил фонд «Навстречу переменам»: учредитель Татьяна Бурмистрова с коллегами придумала и провела грантовый конкурс. Вместе с компанией «Tele2» фонд раздал гранты на сумму 650 000 рублей восьми проектам, среди которых инклюзивный театральный проект, центр для проведения спортивных и развивающих занятий для особенных детей и их семей, сеть детских центров для детей с тяжелыми нарушениями развития.

Вакцинация

«Приверженность вакцинации мы считаем проявлением элементарной цивилизованности, а отрицание вакцинации – варварством. Лучшие врачи не раз приводили много медицинских аргументов в пользу вакцинации. А я приведу культурный аргумент: прививаться следует хотя бы из уважения к памяти великих ученых – Дженнера, Пастера и Здродовского», – говорит представитель «Русфонда» Валерий Панюшкин.

На вопрос Мяч!Медиа о вакцинации представители НКО ответили, что их сфера требует особой сознательности и ответственности, ведь они контактируют с людьми из группы риска.

«Мы работаем с больными детьми и их родителями и не имеем права ошибаться». 

Так о своей личной ответственности говорит Валерий Евстигнеев из БФ «Радуга». Фонд помогает детям с тяжелыми и неизлечимыми заболеваниями – собирает средства и организует работу хосписа. Сотрудники фонда, которые непосредственно контактируют с подопечными, уже привились, говорит Евстигнеев. «Я как руководитель организации привился сразу. Этим я подаю пример коллегам».

«Главный метод работы, к чему я призываю все НКО – начать с себя, со своих сотрудников, – подчеркивает Павел Савчук из «Российский красного креста. – Мы также активно привлекаем всех людей, которые задействованы в рамках гуманитарных программ: социальные парикмахерские, столовые, стоматологии, пункты проката медтехники».

Общественные организации, работающие с НКО и социальными предпринимателями, не только уверены в необходимости вакцинации и пропагандируют ее, но и помогают проводить ее организованно. «В планах – создание временного прививочного центра в нашем ресурсном центре для общественников, активные переговоры уже ведутся», – рассказывает Валерий Черников из Ресурсного центра поддержки воронежских НКО. В Омске сотрудники 15 социальных предприятий тоже собираются привиться все вместе: «Для них организуют вакцинацию в одном пункте, будут привиты все до единого сотрудники», – говорит Анастасия Карнаухова из Центра инноваций социальной сферы в Омске.

Обезопасить себя в период пандемии – это первостепенная задача. Но затем нужно помочь подопечным, потому что для них этот вопрос может быть не таким однозначным. Например, для людей с онкологическими заболеваниями фонд AdVita проводил прямой эфир с врачом-инфекционистом ПСПбГМУ им. академика И.П. Павлова Оксаной Станевич. В посте-анонсе на страницах фонда в соцсетях собрали вопросы, которые озвучили на встрече с врачом, их было действительно много.

Дарья Байбакова из «Ночлежки» столкнулась с проблемой, которую еще предстоит решить: «Все наши сотрудники уже привились в общем порядке, не считая тех, у кого есть медотвод. Однако прививку можно делать только при наличии паспорта, который есть не у всех наших подопечных».

«Было бы значительно проще, если бы власти позволили вакцинироваться с предъявлением других документов для подтверждения личности». 

Гранты и дополнительная поддержка

Во время пандемии пожертвования в благотворительные фонды существенно сократились, а массовые мероприятия, которые обычно помогали собирать деньги, оказались под запретом. Чтобы поддержать НКО, Фонд президентских грантов выделил внеочередные гранты на сумму 3,25 млрд рублей для поддержки 900 проектов НКО. Для многих это стало спасательным кругом.

Елизавета Олескина из БФ «Старость в радость»: «Без этих денег [президентский грант – прим.] мы бы не потянули тот уровень зарплат, который необходим для срочного поиска подменного персонала в «красную» зону. Особенно это существенно, когда мы срочно ищем людей в интернаты, которые находятся на удаленных территориях, в сельской местности».

«Ведь вспышка случается сегодня, а завтра в интернате почти не остается ухаживающих: они заражаются в первую очередь из-за близкого контакта со всеми подопечными. Значит, завтра уже наши нянечки должны выехать хоть в нижегородские леса, хоть в архангельские снега».

Фото: БФ «СТАРОСТЬ В РАДОСТЬ»/ facebook.com/starikam 

Татьяна Сачко из «Искорка Фонда», помогающего онкобольным детям, говорит, что еще в начале пандемии в фонде обнаружили, что существует мало инструментов онлайн-фандрайзинговых акций и сборов. А основные программы поддержки на этапе лечения их подопечных очень затратны: «Адаптироваться к новым условиям помогли партнеры и жертвователи, которые продолжили помогать, а также гранты от Фонда Потанина и Фонда президентских грантов – они обеспечили поддержку в административной части, помогли разработать фандрайзинговую стратегию (привлечение средств) и создать новые цифровые продукты».

Как изменились потребности НКО в пандемию

 Тесты, тесты, тесты… Для ежедневной работы фондов их приходится делать постоянно.

«Было бы здорово, если бы больницы пошли навстречу и бесплатно тестировали волонтеров, у фонда точно нет на это столько денег да и у волонтеров тоже». 

 Общее мнение многих НКО выражает Надежда Голубкова из «Личного участия». Ее фонд оказывает адресную помощь детям с онкологическими заболеваниями и тем детям, кто нуждается в срочной оперативной помощи, а также курирует «Больничных клоунов» в Самаре, Тольятти и Саратове.

Фото: АНО «Больничные Клоуны»/ facebook.com/rumedclown

Тесты постоянно нужны и для того, чтобы организовать логистику на квартирах, которые фонды арендуют для проживания иногородних пациентов, проходящих лечение в дневном стационаре. Нужно постоянно тестировать подопечных и их родственников на COVID-19, чтобы вовремя отселять заболевших в другое жилье.

Многие НКО из-за ограничений, возникших в связи с пандемией, потеряли возможность проводить мероприятия и реализовывать офлайн-проекты, на которые были получены гранты. «У нас есть определенная отчетность по грантам, которую необходимо предоставлять в Москву. По некоторым проектам мы сделать этого не можем, так как они предполагают число участников от 1000 человек. Они откладываются и тянутся за нами хвостом», – говорит Максим Грищенков из АНО «Трезвый Воронеж». Поэтому все мечтают о скорейшем возникновении коллективного иммунитета и снятия локдауна. 

Светлана Будашкаева из фонда «Здоровье Бурятии», которая занимается особыми детьми, говорит, что для них  невозможно постоянно работать в онлайн-режиме: «Из-за такого формата разрывается налаженный график, а это вредно для ребят. Падает и энтузиазм родителей, чувствуется, что они сложно переносят паузу без занятий, а особенно грустно мне наблюдать отсутствие прогресса у подопечных».

В пандемию нужно больше заниматься с особенными детьми индивидуально на дому. Для этого нужно подготовить к этой работе самих родителей и платить им за работу.  

Диане Лукачевой из НКО «Дети-ангелы» три года назад удалось добиться постройки в Шарье (Костромская область) ре­аби­лита­ци­он­но­го цен­тра для де­тей с раз­личны­ми ге­нети­чес­ки­ми за­боле­вани­ями. Благодаря грантам специалистам из малого города стали доступны очные семинары самых известных специалистов из ведущих центров страны.  Но в пандемию ощутимой стала и другая проблема – низкий уровень медпомощи. В малом городе всё еще плохо с медициной, нам нужна реформа системы здравоохранения, отмечает Лукачева.