О чем мечтают НКО, которые знают все про #жизньвпандемию

Второй год пандемия коронавируса меняет и во многом определяет жизнь людей, формат работы и задачи компаний, приоритеты и цели НКО и социальных предпринимателей. В рамках спецпроекта «Жизнь в пандемию» авторы Мяч!Медиа спрашивают у представителей НКО, как изменилась их работа и их потребности в этот период, почему важна вакцинация и чему они научились.

Все интервью о том, как НКО переживают пандемию, можно найти по ссылке.

Новые задачи НКО

Несмотря на то, что о стремительно прогрессирующей пандемии в Китае, а затем в Италии говорили все мировые СМИ, в остальных странах до последнего надеялись, что вспышки коронавируса будут локальными и коснутся не всех. К тому же, со времен «испанки» в мире не случалось эпидемий, требующих госпитализировать такое огромное количество человек одновременно. Системы здравоохранения во многих странах и в том числе в России оказались перегружены, не все вопросы удавалось решать оперативно и гибко. На помощь пришли НКО.

 В первые месяцы самым острым вопросом стало обеспечение врачей средствами индивидуальной защиты (СИЗ).

«В начале пандемии сложно было не только найти деньги (тут мы благодарны всем, кто нас поддержал), но и найти сами средства индивидуальной защиты для врачей».

Юлия Паскевич из БФ AdVita, помогающего детям и взрослым с онкологическими, гематологическими и иммунологическими заболеваниями, которые лечатся в больницах Санкт-Петербурга вспоминает, что поиском СИЗов трудности не заканчивались: нужно было выстроить логистику доставки СИЗ в медицинские организации, а если отделение экстренно закрывалось из-за карантина, то там оказывались заперты врачи, а родственники больных не могли навестить своих близких. Необходимо было экстренно снабдить такое отделение одноразовой посудой, едой и питьевой водой, средствами личной гигиены, а также выстроить систему передач между пациентами и их родственниками, говорит Паскевич.

Одна из 20 квартир для маленьких подопечных фонда AdVita, где они живут с родителями и проходят лечение в расположенной поблизости «Горбачевке» – НИИ детской онкологии, гематологии и трансплантологии им. Р. М. Горбачевой. Фото: facebook.com/AdVitafund

Главный редактор «Русфонда» Валерий Панюшкин прошлой весной также столкнулся с дефицитом средств индивидуальной защиты у врачей-партнеров. Фонду пришлось начать отдельную кампанию по сбору средств на маски, противовирусные костюмы и прочее оборудование, необходимое врачам, работающим с COVID-19. В помощь врачам фонд собрал около 170 млн руб.

 Новые форматы работы в пандемию

Другой проблемой НКО стало ограничение посещений подопечных волонтерами и родственниками. Несмотря на трудности, Маргарита Бахаревич из «Фонда борьбы с лейкемией» рассматривает период пандемии как источник нового опыта. 

«Дистанционный формат открыл массу новых возможностей. Мы научились проводить благотворительные онлайн-мероприятия». 

 Фото: facebook.com/leikozunet 

«Концерты, мини-фестивали, стримы с актерами, встречи с писателями и русскоязычными блогерами из разных стран, выпуски медицинских подкастов – трансляции смотрели и жертвователи, и пациенты, оказавшиеся оторванными от родственников и близких. Наши волонтеры смогли перестроиться на онлайн-формат, продолжая оказывать людям моральную поддержку». Представитель НКО говорит, что самым важным для них стала возможность масштабировать свои просветительские проекты в пандемию: «За счет онлайн-формата мы существенно расширили географию участников пациентских школ, которые стали проходить на регулярной основе».

Фонд AdVita запустил онлайн-волонтерство для детей и подростков: на таких виртуальных встречах проходят обсуждения фильмов и мастер-классы. В ближайшее время заработает похожий проект для взрослых.

По пути экспериментов в онлайне пошли в большинстве НКО. Нина Михалюк из фонда «Альма Матер», который развивает и поддерживает инклюзивные культурные проекты, призналась, что вначале не понимала, как работать в пандемию, поскольку «творчество, которое мы поддерживаем, построено на встрече людей, взглядов и ощущений через взаимное действие». Но затем в фонде решили не бороться с обстоятельствами, а учиться с ними работать: «Проекты существуют в режиме лабораторий – ищем новые релевантные времени формы выражения наших идей. Задача – остаться интересными для самих себя и для нашей аудитории». В «Альма Матер» придумали театр по телефону, когда один актер играет для одного зрителя. Сценарий пишут заранее, режиссер в зуме дает установку, репетиции проходят в мессенджерах, а зритель становится полноправным участником спектакля. А на днях прошла премьера инклюзивного автобиографического аудиоспектакля «Ну, купи».

 Поддержка от бизнеса

Валерий Черников из центра поддержки воронежских НКО говорит, что у самоизоляции есть определенные преимущества. Например, она сняла с некоторых организаций обременение в виде офисных площадей и активизировала партнерство с бизнесом: «Компании выделили около 9000 продуктовых наборов для многодетных семей, инвалидов, людей, попавших в трудную жизненную ситуацию. Мы их распределили через НКО, у которых уже был пул подопечных, а в пандемию их стало еще больше».

О другом позитивном примере сотрудничества НКО и бизнеса рассказал Руслан Шекуров из DonorSearch.org.  

Фото: facebook.com/DonorSearch 

«Для нас главным вызовом стало в прошлом году то, как, находясь на самоизоляции, продолжать сдавать кровь».

 «Яндекс.Такси и Ситимобил в 100 городах России совершили 25 000 бесплатных и безопасных поездок, доставляя доноров до центров сдачи крови. Сейчас проблем с логистикой уже нет, мы продолжаем вести наши процессы по популяризации донорства».

 Свои антикризисные меры для поддержки социальных предпринимателей предложил фонд «Навстречу переменам»: учредитель Татьяна Бурмистрова с коллегами придумала и провела грантовый конкурс. Вместе с компанией «Tele2» фонд раздал гранты на сумму 650 000 рублей восьми проектам, среди которых инклюзивный театральный проект, центр для проведения спортивных и развивающих занятий для особенных детей и их семей, сеть детских центров для детей с тяжелыми нарушениями развития.

Вакцинация

«Приверженность вакцинации мы считаем проявлением элементарной цивилизованности, а отрицание вакцинации – варварством. Лучшие врачи не раз приводили много медицинских аргументов в пользу вакцинации. А я приведу культурный аргумент: прививаться следует хотя бы из уважения к памяти великих ученых – Дженнера, Пастера и Здродовского», – говорит представитель «Русфонда» Валерий Панюшкин.

На вопрос Мяч!Медиа о вакцинации представители НКО ответили, что их сфера требует особой сознательности и ответственности, ведь они контактируют с людьми из группы риска.

«Мы работаем с больными детьми и их родителями и не имеем права ошибаться». 

Так о своей личной ответственности говорит Валерий Евстигнеев из БФ «Радуга». Фонд помогает детям с тяжелыми и неизлечимыми заболеваниями – собирает средства и организует работу хосписа. Сотрудники фонда, которые непосредственно контактируют с подопечными, уже привились, говорит Евстигнеев. «Я как руководитель организации привился сразу. Этим я подаю пример коллегам».

«Главный метод работы, к чему я призываю все НКО – начать с себя, со своих сотрудников, – подчеркивает Павел Савчук из «Российский красного креста. – Мы также активно привлекаем всех людей, которые задействованы в рамках гуманитарных программ: социальные парикмахерские, столовые, стоматологии, пункты проката медтехники».

Общественные организации, работающие с НКО и социальными предпринимателями, не только уверены в необходимости вакцинации и пропагандируют ее, но и помогают проводить ее организованно. «В планах – создание временного прививочного центра в нашем ресурсном центре для общественников, активные переговоры уже ведутся», – рассказывает Валерий Черников из Ресурсного центра поддержки воронежских НКО. В Омске сотрудники 15 социальных предприятий тоже собираются привиться все вместе: «Для них организуют вакцинацию в одном пункте, будут привиты все до единого сотрудники», – говорит Анастасия Карнаухова из Центра инноваций социальной сферы в Омске.

Обезопасить себя в период пандемии – это первостепенная задача. Но затем нужно помочь подопечным, потому что для них этот вопрос может быть не таким однозначным. Например, для людей с онкологическими заболеваниями фонд AdVita проводил прямой эфир с врачом-инфекционистом ПСПбГМУ им. академика И.П. Павлова Оксаной Станевич. В посте-анонсе на страницах фонда в соцсетях собрали вопросы, которые озвучили на встрече с врачом, их было действительно много.

Дарья Байбакова из «Ночлежки» столкнулась с проблемой, которую еще предстоит решить: «Все наши сотрудники уже привились в общем порядке, не считая тех, у кого есть медотвод. Однако прививку можно делать только при наличии паспорта, который есть не у всех наших подопечных».

«Было бы значительно проще, если бы власти позволили вакцинироваться с предъявлением других документов для подтверждения личности». 

Гранты и дополнительная поддержка

Во время пандемии пожертвования в благотворительные фонды существенно сократились, а массовые мероприятия, которые обычно помогали собирать деньги, оказались под запретом. Чтобы поддержать НКО, Фонд президентских грантов выделил внеочередные гранты на сумму 3,25 млрд рублей для поддержки 900 проектов НКО. Для многих это стало спасательным кругом.

Елизавета Олескина из БФ «Старость в радость»: «Без этих денег [президентский грант – прим.] мы бы не потянули тот уровень зарплат, который необходим для срочного поиска подменного персонала в «красную» зону. Особенно это существенно, когда мы срочно ищем людей в интернаты, которые находятся на удаленных территориях, в сельской местности».

«Ведь вспышка случается сегодня, а завтра в интернате почти не остается ухаживающих: они заражаются в первую очередь из-за близкого контакта со всеми подопечными. Значит, завтра уже наши нянечки должны выехать хоть в нижегородские леса, хоть в архангельские снега».

Фото: БФ «СТАРОСТЬ В РАДОСТЬ»/ facebook.com/starikam 

Татьяна Сачко из «Искорка Фонда», помогающего онкобольным детям, говорит, что еще в начале пандемии в фонде обнаружили, что существует мало инструментов онлайн-фандрайзинговых акций и сборов. А основные программы поддержки на этапе лечения их подопечных очень затратны: «Адаптироваться к новым условиям помогли партнеры и жертвователи, которые продолжили помогать, а также гранты от Фонда Потанина и Фонда президентских грантов – они обеспечили поддержку в административной части, помогли разработать фандрайзинговую стратегию (привлечение средств) и создать новые цифровые продукты».

Как изменились потребности НКО в пандемию

 Тесты, тесты, тесты… Для ежедневной работы фондов их приходится делать постоянно.

«Было бы здорово, если бы больницы пошли навстречу и бесплатно тестировали волонтеров, у фонда точно нет на это столько денег да и у волонтеров тоже». 

 Общее мнение многих НКО выражает Надежда Голубкова из «Личного участия». Ее фонд оказывает адресную помощь детям с онкологическими заболеваниями и тем детям, кто нуждается в срочной оперативной помощи, а также курирует «Больничных клоунов» в Самаре, Тольятти и Саратове.

Фото: АНО «Больничные Клоуны»/ facebook.com/rumedclown

Тесты постоянно нужны и для того, чтобы организовать логистику на квартирах, которые фонды арендуют для проживания иногородних пациентов, проходящих лечение в дневном стационаре. Нужно постоянно тестировать подопечных и их родственников на COVID-19, чтобы вовремя отселять заболевших в другое жилье.

Многие НКО из-за ограничений, возникших в связи с пандемией, потеряли возможность проводить мероприятия и реализовывать офлайн-проекты, на которые были получены гранты. «У нас есть определенная отчетность по грантам, которую необходимо предоставлять в Москву. По некоторым проектам мы сделать этого не можем, так как они предполагают число участников от 1000 человек. Они откладываются и тянутся за нами хвостом», – говорит Максим Грищенков из АНО «Трезвый Воронеж». Поэтому все мечтают о скорейшем возникновении коллективного иммунитета и снятия локдауна. 

Светлана Будашкаева из фонда «Здоровье Бурятии», которая занимается особыми детьми, говорит, что для них  невозможно постоянно работать в онлайн-режиме: «Из-за такого формата разрывается налаженный график, а это вредно для ребят. Падает и энтузиазм родителей, чувствуется, что они сложно переносят паузу без занятий, а особенно грустно мне наблюдать отсутствие прогресса у подопечных».

В пандемию нужно больше заниматься с особенными детьми индивидуально на дому. Для этого нужно подготовить к этой работе самих родителей и платить им за работу.  

Диане Лукачевой из НКО «Дети-ангелы» три года назад удалось добиться постройки в Шарье (Костромская область) ре­аби­лита­ци­он­но­го цен­тра для де­тей с раз­личны­ми ге­нети­чес­ки­ми за­боле­вани­ями. Благодаря грантам специалистам из малого города стали доступны очные семинары самых известных специалистов из ведущих центров страны.  Но в пандемию ощутимой стала и другая проблема – низкий уровень медпомощи. В малом городе всё еще плохо с медициной, нам нужна реформа системы здравоохранения, отмечает Лукачева.