Как фонды и НКО поддержат пожилых

На конференции «Ближний круг» обсудили, как некоммерческие организации могут помочь пожилым. Государство обеспечивает их медицинской помощью, но этого недостаточно. Старикам часто не хватает заботы, общения и интересных занятий в жизни.

За последние пять лет в России стало на два с лишним миллиона больше людей старше 55 лет. По данным на 2020 год, в стране проживают 43,3 миллиона человек пожилого возраста. Многим из них нужна помощь и поддержка. Как ее оказать, обсудили участники двухдневной конференции «Ближний круг», которая прошла в Санкт-Петербурге 27–28 мая. На ней собрались представители некоммерческого сектора и научного сообщества из России, Финляндии и Дании. Организовал конференцию благотворительный фонд «Добрый город Петербург» при поддержке Фонда Тимченко и альянса «Серебряный возраст».

В частности, среди участников — созданная в прошлом году коалиция «Забота рядом», которая объединяет некоммерческие организации, которые выявляют одиноких пожилых людей и помогают им в период самоизоляции. За время работы добровольцев помощь получили почти 5000 человек, не состоявших на учете в социальных службах.

Включать пожилых в социальную жизнь: иностранный опыт

Помощь и поддержка нужна большинству пожилых людей, ведь многие из них одиноки, страдают от серьезных, а порой неизлечимых заболеваний. Как отметила директор по внешним связям Центра развития некоммерческих организаций Анна Скворцова, людям старшего поколения важно внимание, важно, чтобы учитывались их потребности. 

Принято считать, что организация системы долговременного ухода за пожилыми людьми — это дело государства. Но, как считает доктор медицинских наук Ваппу Тайпале из Хельсинки, социальной поддержки со стороны государства недостаточно — важно, чтобы старшие чувствовали себя полностью включенными в жизнь общества. Для этого в Финляндии организуют мероприятия для людей старшего возраста даже в самых отдаленных от столицы поселках и деревнях.

Как отметили финские специалисты, одна из форм работы — регулярные стажировки для молодого поколения. Работает геронтологический общественный центр, где, в частности, пожилых обучают обращению с современными гаджетами. Создан мобильный ресурсный центр, который время от времени появляется в общественных местах города и информирует старшее поколение о муниципальных, культурных и спортивных услугах. 

Поделились опытом и представители организации Global Seniors из Дании. В одном из сельских регионов Дании — Бругсене — возникло кооперативное движение: участники сообщества создали магазин, который очень популярен у туристов. В Дании считают, что пожилые должны жить дома до тех пор, пока сами могут за собой ухаживать. Один из примеров — городская коммуна пожилых в Копенгагене. Они живут у себя, но постоянно общаются, проводят совместные мероприятия.

Примеры из России

Участники конференции из России  представили результаты работы конкурса «Ближний круг», в котором приняли участие некоммерческие организации, инициативные группы, местные сообщества, ближайшее окружение людей старшего возраста. Эксперты отобрали 52 проекта, инициативные группы которых получили финансовую поддержку.

Например, в одном из них волонтеры и работники библиотеки организовали творческие и терапевтические мастер-классы по рисованию и песочной терапии. В занятиях приняло участие более 120 человек. Для людей с инвалидностью создали виртуальные фотоальбомы. Благодаря конкурсу у добровольцев появилось еще и «Доброе велотакси», на котором теперь доставляют продукты. Центр дневной заботы 65+, созданный Еврейским благотворительным фондом «Хесед Шолом Бер», проводит для старшего поколения мастер-классы, волонтеры доставляют им продукты, отправляют письма поддержки, поддерживают связь по телефону.

Словом, волонтеры дополняют государство в деле помощи пожилым, чтобы пенсионеры чувствовали себя нужными, могли общаться, заниматься творчеством и радоваться жизни.

Как волонтеры помогают пожилым и чего им не хватает

Как организовать систематическую помощь пожилым людям, обсудили на конференции «Сотрудничество НКО для продуктивной помощи пожилым и инвалидам. Тенденции. Технологии. Опыт. Поддержка», которая прошла 31 марта в онлайн-формате. Важна не только помощь, но и выявление нуждающихся, поскольку не все могут попросить о поддержке сами, даже если находятся в смертельной опасности. Добровольческой системе не хватает волонтеров и доверия от государственных больниц, следует из докладов участников.

О системе долговременного ухода (СДУ) рассказала Елизавета Олескина, директор БФ «Старость в радость». По ее словам, в далеком 2008 году в фонде начинали с «полевой» помощи, но обнаружили, что пожилые могут жить не только в домах престарелых, но и дома, где им тоже нужна помощь. «Родственники, если и были, были или обузой, или во всем виноватыми», – делилась Олескина. 

Системная поддержка пожилых и не только 

Пожилых становится все больше, особенно в развитых странах, и им нужна поддержка довольно долгое время. «Опыт говорит, что можно выстроить одну систему поддержки, что сэкономит силы и средства», – подытожила Олескина. Это Long Term Care, или система долговременного ухода.

Везде по земному шару похожие проблемы и пути их решения. И в большой Австралии, и в маленьком Израиле правила работы системы одинаковые, поделилась Олескина. Целевая аудитория, по ее словам, – люди любого возраста с ограничениями жизнедеятельности (включая пожилых и инвалидов), а также те, кто осуществляет за ними уход. Последним тоже нужна поддержка, «иначе будет хуже». «Как показывает практика, почти каждый из нас это делал, делает или будет делать», – заметила Олескина.

В России все началось в 2017 году, когда Олескина на встрече с президентом Владимиром Путиным предложила внедрить эту систему в России. Президент согласился и издал распоряжение. С тех пор программа развивается и охватывает все больше субъектов. «Москву не берем, у нее свой бюджет, и это отдельная история», – уточнила Олескина. В 2019 году участвовало 18 регионов, в 2019-м проект стал частью нацпроекта «Демография», а в 2022 году СДУ должна появиться во всех субъектах РФ. 

По словам Олескиной, одна из главных трудностей, с которыми столкнулись регионы, – некому ухаживать. «Никто не задумывался в огромной стране, что эти люди должны получить помощь, – говорила директор фонда. – Пилотные регионы бьют в набат». Не все готовы помогать, например, людям с деменцией, признала докладчик. Но, по ее мнению, улучшить положение может уравнение тарифов НКО и госорганизаций [по уходу]. Людей не хватает и на других фронтах работ: кто будет доставлять маломобильных? Кто станет консультировать в школах ухода? «Одним словом, НКО, отзывайтесь», – призвала Олескина. 

Починить крышу и поговорить: как волонтеры помогают пожилым

Примеры помощи пожилым привела Татьяна Акимова, исполнительный директор РБФ «Хорошие истории», представитель коалиции НКО «Забота рядом». Она была организована в прошлом марте на фоне пандемии, объединяет около 300 НКО, которые делятся опытом и поддерживают друг друга.

Как показывает опыт разных НКО, волонтеры способны помочь пожилым людям в разных и сложных ситуациях.

  •  Анатолий Николаевич, 71 год, жил в полуразрушенном неотапливаемом доме и наотрез отказывался переезжать в социальные учреждения. Дом он отапливал с помощью кирпича на плите, рассказала Акимова. Волонтеры, по ее словам, провели электропроводку, утеплили дом, заново сделали крышу. Над Анатолием Николаевичем они взяли постоянное шефство и подружились с ним.
  • Нередко у одиноких пожилых встречается «цифровая беспомощность». В благотворительном фонде «Мосты» города Ульяновска «бесконтактно» помогли Ирине Николаевне 74 лет, которая заболела коронавирусом, настроить приложение для отслеживания местонахождения, разобраться, как по интернету оплачивать «коммуналку» и заказывать продукты.
  • Еще одна частая ситуация – старые родители и их дети, которые уже тоже пенсионеры, поделилась Акимова. Когда у детей ухудшается здоровье, им может стать сложно ухаживать за престарелыми родителями. Так случилось с Еленой Александровной 64 лет и ее мамой 91 года. Волонтеры из АНО «Союз волонтерских организаций и движений» Москвы покупают им продукты и лекарства, помогают с домашней работой и получением льгот для лежачей матери, общаются и гуляют с дочерью.

Есть и другие виды деятельности, например, по тому же выявлению забытых стариков. Этим занимается фонд «Забытые живые» в Саратовской области, рассказала Акимова. В Энгельсе они обнаружили целый «невидимый городок» – несколько домов с такими жильцами. А «Тульская городская организация женщин» запустила горячую линию для одиноких пожилых людей, обзванивает их, выявляет случаи домашнего насилия, поделилась Акимова. 

НКО и больницы: от недоверия к сотрудничеству

О том, как наладить взаимодействие НКО и больниц, порассуждал Вадим Самородов, начальник отдела международной деятельности и общественных проектов Российского геронтологического научно-клинического центра Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова. «Передавать» выписывающихся больных из медучреждений под заботу НКО – хорошая идея, и мы в ней заинтересованы, но не все так просто», – отметил Самородов. Он обратил внимание, что больница несет реальную юридическую ответственность при передаче добровольцам пациента. «Если с ним что-то случится, а медицинская организация была инициатором такой передачи, большая вероятность, что именно ответственные работники больницы понесут уголовную или иную ответственность за это», – объяснил Самородов. По его словам, нужно подумать и о других аспектах: например, как станут передаваться личные данные пациентов и какие будут инструкции по работе с ними. 

– Раньше медорганизации не очень доверяли добровольцам, а как дела обстоят сейчас? – поинтересовался модератор конференции Владимир Хромов из ассоциации «СВОД».

– Система не любит разговаривать, она любит цифры, – отвечал Самородов. – Надо уметь предъявить их: что можете сделать, сколько это это стоит, как добьетесь результата. «Мы человеку помогли, накормили» – разовая история, а надо понимать, в чем польза системы.

В то же время стремление сводить все к цифрам является и пороком системы, признал докладчик: «Система понимает: купите столько-то МРТ, не нужны ей добровольны, которые туда-сюда бегают, только мешаются». Поэтому говорить все-таки надо. Хорошая идея – вовлекать конкретных врачей, отметил Самородов. «Медицина здесь стоит особняком, но работать все-таки можно», – подытожил он.

12% пенсионеров в России регулярно занимаются волонтерской деятельностью

Активно вовлеченных в добровольчество людей старшего возраста называют «серебряными волонтерами».

ВЦИОМ провел исследование стиля жизни россиян старшего возраста. Его результаты показали, что 12% пенсионеров регулярно занимаются волонтерской деятельностью. Еще 8% пожилых участвуют в работе профсоюзных организаций, политических партий, общественных комитетов.

Среди самых распространенных занятий россиян 60 лет и старше — уход за детьми и внуками (62%), внедомашний досуг (например, рыбалка, цветоводство, кружки, 58%), физкультура и спорт (36%), домашний досуг (рисование, моделирование, 27%), посещение культурных учреждений и мероприятий (театры, музеи, выставки, 24%). 

Домашними делами вроде похода по магазинам, уборки и приготовления пищи сами занимаются 40% россиян 60 лет и старше. Представители старшего поколения ведут активную социальную жизнь: несколько раз в неделю встречаются с родственниками, друзьями или знакомыми 87%. Большинству россиян 60 лет и старше (85%) есть с кем обсудить вопросы личного характера, обратиться за помощью в критический момент (88%). 

Среди людей в возрасте 60 лет и старше работает на пенсии каждый пятый (19%).