Помощь пенсионерам: как организовать

Сколько пенсионеров нуждается в помощи, неизвестно, но ясно, что ее получают далеко не все. И здесь могут помочь НКО. Осталось только организовать работу с помощью специальных удобных баз данных, которые пригодятся и волонтерам, и координаторам, и операторам горячих линий. Как наладить работу, рассказали эксперты на семинаре Школы социального волонтерства, который из-за пандемии прошел онлайн.

По словам Владимира Хромова, директора ассоциации «Свод», практически нет исследований о том, как ситуация обстоит в Москве: сколько помогающих, какой охват, достаточно ли их. Но ясно: хотя в помощи нуждаются многие пожилые, системно ее получают далеко не все. Хромов рассказал, как волонтеры могут помочь пожилым на дому.

Виды волонтерской помощи на дому

Часто пожилым требуется общение — это самостоятельная ценность, которая иногда не требует никаких дополнений, поделился Хромов. Он вспомнил одного старичка в возрасте 91 год, у которого была платная сиделка, но ему было не с кем поиграть в шахматы. «Волонтеры, которые хорошо умеют общаться, — это очень ценные кадры», — подчеркнул Хромов.

Он также рассказал, как организована изнутри помощь пожилым. В организации есть анкета по типизации их потребностей, существуют три группы:

  • Почти не нуждается в поддержке — волонтеры оказывают редкую разовую помощь.
  • Нуждается в частичной компенсации дефицита самообслуживания — самая большая категория благополучателей, для помощи им формируется постоянная команда из 2–3 волонтеров. Таким образом, люди не только привыкают друг к другу, но становится легче отслеживать состояние подопечных: нет ли ухудшения, не нужна ли дополнительная помощь, отметил Хромов.
  • Нуждается в существенной компенсации дефицита самообслуживания — здесь ответственность волонтеров ограничена, ведь они не вправе оказывать медицинскую помощь. Но они могут помочь ее организовать, отметил Хромов.

А чтобы понять, какая именно нужна помощь, к пожилому человеку выезжает команда из 2–3 человек, включая психолога-волонтера. Они общаются с человеком, смотрят на его состояние, чисто ли в квартире, какие отношения с семьей и так далее, перечислял Хромов. Он подчеркнул, что пенсионеру, конечно, о цели визита не говорят: ему сообщают, что «едут познакомиться».

Пожилые люди, которым помогают или могут помогать волонтеры, — это далеко не всегда «милые бабушки в платочках». Это люди, которые попали в беду, они уязвимы, у них зачастую одиночество и депрессия, могут быть болезни тела и ментальные расстройства, слабое зрение и слух. Встречаются манипуляторы, а иногда даже самые добрые и невинные действия могут быть поняты превратно. Все это волонтеры должны учитывать, им необходимо быть терпеливыми, внимательными, вести себя уважительно, предупредил Хромов. 

CRM: все данные в одной системе

Все данные пенсионера заводят в электронную систему — CRM. Как она работает и облегчает жизнь некоммерческой организации, поделилась координатор волонтеров «СВОДа» Татьяна Кострова. Там используют AmoCRM, которая позволяет хранить все данные в одной системе. Ею пользуются и операторы горячей линии «СВОДа», и волонтеры, и те, кто ими управляет, — администраторы и районные кураторы, поделилась Кострова. 

Возможности CRM для оператора горячей линии:

  • сразу понять по номеру, звонил уже человек или нет;
  • завести заявку, выбрать координатора;
  • ставим задачу (например, «Отвезти продуктовый набор»);
  • человек, которому поставлена задача, по звуковому уведомлению это узнает и может распределить ее на волонтера.

Кострова рассказала о случае, который имел место, когда операторы работали еще с простыми таблицами: в течение некоторого времени с пяти разных номеров разные люди попросили о помощи и рассказали разные истории. Операторы заполнили таблицу, волонтеры отвезли пять продуктовых наборов. Но через некоторое время оказалось, что все доставки были на один адрес. CRM помогает легче выявить такие дубли. 

 Возможности CRM для волонтера:

  • доступ к базе в удобном мобильном приложении;
  • пуш-уведомления «поставлена новая задача»;
  • легкий способ писать отчеты, загружать фотографии, отмечать выполненные заявки.

Когда заявка выполнена, она уходит из поля зрения волонтера, но остается на виду координаторов, обратила внимание Кострова. По ее словам, на этом этапе можно поставить новую задачу, на этот раз оператору — позвонить бабушке и узнать, как у нее дела и как все прошло.

В целом, по словам Костровой, CRM очень облегчает жизнь:

  • различная аналитика в два клика;
  • различные данные хранятся в одной системе;
  • удобно вести заявку и налаживать взаимодействие волонтеров, ставить задачи;
  • можно интегрировать телефонию, соцсети, мессенджеры, сохранять записи телефонных разговоров;
  • удобная постановка задач волонтеру;
  • безопасность личных данных, например, волонтер получает личные данные только тех подопечных, с которыми он взаимодействует.

Систему можно равным образом настроить для работы с жертвователями и не только, она простая и не требует длительного обучения, следовало из доклада Костровой. По ее словам, организация получила программное обеспечение бесплатно. 

Будущее помощи пожилым

Будущее заботы о пожилых — это взаимодополнение помощи органов здравоохранения, опеки, благотворительных фондов и так далее, считает Хромов. Пока же госорганы на местном уровне очень пассивны, если им не приходят указания сверху, посетовал Хромов. Также, по его словам, де-факто нет взаимодействия между поликлиниками и соцзащитой. 

Хромов убежден: они должны наладить тесные контакты друг с другом, ведь они объединены одной задачей — помочь нуждающимся пенсионерам.

Как волонтеры помогают пожилым и чего им не хватает

Как организовать систематическую помощь пожилым людям, обсудили на конференции «Сотрудничество НКО для продуктивной помощи пожилым и инвалидам. Тенденции. Технологии. Опыт. Поддержка», которая прошла 31 марта в онлайн-формате. Важна не только помощь, но и выявление нуждающихся, поскольку не все могут попросить о поддержке сами, даже если находятся в смертельной опасности. Добровольческой системе не хватает волонтеров и доверия от государственных больниц, следует из докладов участников.

О системе долговременного ухода (СДУ) рассказала Елизавета Олескина, директор БФ «Старость в радость». По ее словам, в далеком 2008 году в фонде начинали с «полевой» помощи, но обнаружили, что пожилые могут жить не только в домах престарелых, но и дома, где им тоже нужна помощь. «Родственники, если и были, были или обузой, или во всем виноватыми», – делилась Олескина. 

Системная поддержка пожилых и не только 

Пожилых становится все больше, особенно в развитых странах, и им нужна поддержка довольно долгое время. «Опыт говорит, что можно выстроить одну систему поддержки, что сэкономит силы и средства», – подытожила Олескина. Это Long Term Care, или система долговременного ухода.

Везде по земному шару похожие проблемы и пути их решения. И в большой Австралии, и в маленьком Израиле правила работы системы одинаковые, поделилась Олескина. Целевая аудитория, по ее словам, – люди любого возраста с ограничениями жизнедеятельности (включая пожилых и инвалидов), а также те, кто осуществляет за ними уход. Последним тоже нужна поддержка, «иначе будет хуже». «Как показывает практика, почти каждый из нас это делал, делает или будет делать», – заметила Олескина.

В России все началось в 2017 году, когда Олескина на встрече с президентом Владимиром Путиным предложила внедрить эту систему в России. Президент согласился и издал распоряжение. С тех пор программа развивается и охватывает все больше субъектов. «Москву не берем, у нее свой бюджет, и это отдельная история», – уточнила Олескина. В 2019 году участвовало 18 регионов, в 2019-м проект стал частью нацпроекта «Демография», а в 2022 году СДУ должна появиться во всех субъектах РФ. 

По словам Олескиной, одна из главных трудностей, с которыми столкнулись регионы, – некому ухаживать. «Никто не задумывался в огромной стране, что эти люди должны получить помощь, – говорила директор фонда. – Пилотные регионы бьют в набат». Не все готовы помогать, например, людям с деменцией, признала докладчик. Но, по ее мнению, улучшить положение может уравнение тарифов НКО и госорганизаций [по уходу]. Людей не хватает и на других фронтах работ: кто будет доставлять маломобильных? Кто станет консультировать в школах ухода? «Одним словом, НКО, отзывайтесь», – призвала Олескина. 

Починить крышу и поговорить: как волонтеры помогают пожилым

Примеры помощи пожилым привела Татьяна Акимова, исполнительный директор РБФ «Хорошие истории», представитель коалиции НКО «Забота рядом». Она была организована в прошлом марте на фоне пандемии, объединяет около 300 НКО, которые делятся опытом и поддерживают друг друга.

Как показывает опыт разных НКО, волонтеры способны помочь пожилым людям в разных и сложных ситуациях.

  •  Анатолий Николаевич, 71 год, жил в полуразрушенном неотапливаемом доме и наотрез отказывался переезжать в социальные учреждения. Дом он отапливал с помощью кирпича на плите, рассказала Акимова. Волонтеры, по ее словам, провели электропроводку, утеплили дом, заново сделали крышу. Над Анатолием Николаевичем они взяли постоянное шефство и подружились с ним.
  • Нередко у одиноких пожилых встречается «цифровая беспомощность». В благотворительном фонде «Мосты» города Ульяновска «бесконтактно» помогли Ирине Николаевне 74 лет, которая заболела коронавирусом, настроить приложение для отслеживания местонахождения, разобраться, как по интернету оплачивать «коммуналку» и заказывать продукты.
  • Еще одна частая ситуация – старые родители и их дети, которые уже тоже пенсионеры, поделилась Акимова. Когда у детей ухудшается здоровье, им может стать сложно ухаживать за престарелыми родителями. Так случилось с Еленой Александровной 64 лет и ее мамой 91 года. Волонтеры из АНО «Союз волонтерских организаций и движений» Москвы покупают им продукты и лекарства, помогают с домашней работой и получением льгот для лежачей матери, общаются и гуляют с дочерью.

Есть и другие виды деятельности, например, по тому же выявлению забытых стариков. Этим занимается фонд «Забытые живые» в Саратовской области, рассказала Акимова. В Энгельсе они обнаружили целый «невидимый городок» – несколько домов с такими жильцами. А «Тульская городская организация женщин» запустила горячую линию для одиноких пожилых людей, обзванивает их, выявляет случаи домашнего насилия, поделилась Акимова. 

НКО и больницы: от недоверия к сотрудничеству

О том, как наладить взаимодействие НКО и больниц, порассуждал Вадим Самородов, начальник отдела международной деятельности и общественных проектов Российского геронтологического научно-клинического центра Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова. «Передавать» выписывающихся больных из медучреждений под заботу НКО – хорошая идея, и мы в ней заинтересованы, но не все так просто», – отметил Самородов. Он обратил внимание, что больница несет реальную юридическую ответственность при передаче добровольцам пациента. «Если с ним что-то случится, а медицинская организация была инициатором такой передачи, большая вероятность, что именно ответственные работники больницы понесут уголовную или иную ответственность за это», – объяснил Самородов. По его словам, нужно подумать и о других аспектах: например, как станут передаваться личные данные пациентов и какие будут инструкции по работе с ними. 

– Раньше медорганизации не очень доверяли добровольцам, а как дела обстоят сейчас? – поинтересовался модератор конференции Владимир Хромов из ассоциации «СВОД».

– Система не любит разговаривать, она любит цифры, – отвечал Самородов. – Надо уметь предъявить их: что можете сделать, сколько это это стоит, как добьетесь результата. «Мы человеку помогли, накормили» – разовая история, а надо понимать, в чем польза системы.

В то же время стремление сводить все к цифрам является и пороком системы, признал докладчик: «Система понимает: купите столько-то МРТ, не нужны ей добровольны, которые туда-сюда бегают, только мешаются». Поэтому говорить все-таки надо. Хорошая идея – вовлекать конкретных врачей, отметил Самородов. «Медицина здесь стоит особняком, но работать все-таки можно», – подытожил он.

«Ближний круг»: как помогать пожилым людям

В конце мая благотворительный фонд (БФ) Елены и Геннадия Тимченко проводит конференцию «Ближний круг», на которой рассказывают про лучшие практики заботы о старшем поколении. Основная цель — объединить специалистов, которые трудятся в этой сфере. В первый день мероприятия, 27 мая, аналитик фонда выступила с докладом об их работе. Она рассказала о том, какие конкурсы БФ проводит для распределения грантов, направленных на поддержку организаций и волонтеров, работающих с пожилыми людьми.

Новый конкурс

Летом прошлого года благотворительный фонд Елены и Геннадия Тимченко устроил I Всероссийский конкурс «Ближний круг». Общий размер всех грантов составил 15 млн рублей. При этом максимальная сумма на один проект не превышала 150 000 руб. Организаторы объясняли, что «Ближний круг» проводится для организаций, которые работают с пожилыми людьми, находящимися в зависимом состоянии. Это могут быть волонтерские объединения, НКО, бюджетные учреждения, социальные предприниматели. Мы хотим найти и поддержать практики регулярной заботы о старших членах местных сообществ, писали на сайте фонда.

Забота в ближайшем окружении — это подход, позволяющий помочь пожилому человеку как можно дольше продолжать жить у себя дома в максимально комфортных условиях для него и его семьи. Для этого ему и семье может понадобиться самая разная помощь — от домашней уборки и покупки продуктов до психологической поддержки и занятий, направленных на профилактику когнитивных нарушений. В фокусе конкурса — те, кто эту помощь регулярно оказывает: родственники, соседи, волонтеры. 

Дарья Рудь, аналитик БФ Елены и Геннадия Тимченко, рассказала, что они получили более 400 заявок, 54 из которых поддержали. Активнее других подавались бюджетные учреждения, правда, среди победителей оказалось больше НКО. 

Эксперт отметила, что конкурсантов оценивали по пяти основным критериям: уникальность для региона, эффект на качество жизни нуждающегося, работа с местным сообществом, наличие партнеров и устойчивость с потенциалом к дальнейшему развитию. 

По словам Рудь, им удалось определить и то, что останавливало некоторых волонтеров в этой сфере от подачи своих заявок на такой конкурс: не только отсутствие информации, но и страх осуждения близких за получение денег на подобную деятельность.     

Проекты, которые помогают старшему поколению

При этом для долгосрочного существования таких проектов и их устойчивого развития нужно обзаводиться партнерами. Ими могут выступать не только общественные организации, но и бизнес, учреждения культуры, СМИ, а еще политические партии. Исходя из такого подхода, можно находить разные источники финансирования под такие практики — от грантов и частных пожертвований до бизнес-услуг.

Рудь подчеркнула, что среди рассмотренных заявок оказались уникальные инициативы. Так, в одной из новокузнецких школ дети и пожилые люди вместе работают в теплице, а в Тюменской области пенсионеров стали привлекать к волонтерству, раскрывая у них лидерские качества.

Аналитики БФ Елены и Геннадия Тимченко еще и смогли обобщить подобные практики в отдельном сборнике. Такое пособие может стать практическим руководством для различных организаций, которые трудятся в данной сфере.

А уже в феврале этого года в рамках программы «Ближний круг» организаторы дополнительно провели конкурс мероприятий: из 83 заявок они выбрали 37, которым выдали гранты на проведение форумов, семинаров, вебинаров и круглых столов. Все перечисленные активности прошли весной текущего года. По словам Рудь, их аналитики фиксировали, чему способствовали мероприятия, проведенные на средства от грантов. Чаще всего основной целью было налаживание связей с дружескими проектами и учреждениями культуры, обмен опытом, а также активизация работы волонтеров.