Испанская вечеринка и неуловимый еж: зачем волонтеры идут в хосписы и что там делают

Что делают волонтеры в хосписах и как их набрать, рассказал Валерий Першуков, старший координатор проекта «Помощь волонтеров» фонда «Вера». Там уверены, что «мы не можем добавить дней к жизни. Мы можем добавить жизни дням». Этим и занимаются волонтеры: общаются с подопечными, выводят на прогулки, устраивают вечеринки и праздники. Но и сами они приходят в хосписы не просто так: у них свои цели. Какие – поделился Першуков.

Этот фонд – самый известный из тех, что помогают хосписам, его глава Нюта Федермессер – очень активная и медийная персона. Благодаря этому фонд имеет редкое преимущество: ему не надо искать волонтеров, поток желающих временами даже слишком большой, поделился Першуков. 

Волонтеры в хосписах оказывают немедицинскую помощь неизлечимо больным, которые имеют право прожить последний отрезок жизни:

  • без боли;
  • без унижений;
  • не в одиночестве. 

Если есть возможность оставить человека дома, он остается там, в привычной обстановке и в окружении близких, а волонтеры могут к нему приходить. Но если нужна медпомощь, то с ней часто приходят унижения, зачастую неосознанные, со стороны персонала, рассказал Першуков. Уставшие от тяжелой работы медсестры могут воспринимать больных не как личностей, а как живые вещи, с которыми надо совершать манипуляции: давать лекарства, ставить капельницы, переворачивать и так далее. «Разговаривать? Зачем с ними разговаривать?» – недоумевают медсестры. 

«Разговаривать? Зачем с ними разговаривать?» – недоумевают медсестры. 

По словам Першукова, такое отношение особенно болезненно переживают больные, которые теряют возможность жить физически полноценно, например, не могут самостоятельно передвигаться.

Что делают волонтеры, или как «вдохнуть жизнь» в хоспис

Волонтеры как раз и нужны, чтобы «вдохнуть жизнь» в казенное больничное пребывание. Они обеспечивают немедицинскую помощь («достоинство, комфорт, общение и впечатления»). Волонтеры могут помогать медицинскому персоналу в уходе за больными, но тут есть юридическая грань, предупредил Першуков: медицинский персонал официально несет ответственность за больных, и волонтеры не могут его заменять, а могут только помогать под присмотром. Они самостоятельно даже не вправе пересадить пациента из кровати в кресло. Ведь у того могут быть опухоли, перевязки, трубки, которые нельзя задевать, – все это есть в истории болезни, которую знают медсестры.

Общение с пациентами – это необходимая помощь. Она может быть нужна даже тем, у кого есть заботливые родственники, у которых своя жизнь и много своих обязанностей. 

Еще волонтеры в фонде «Вера» помогают в проведении мероприятий. «Мы не можем добавить дней к жизни, но мы можем добавить жизни в дни», – уверены в фонде. Добровольцы могут организовать день рождения, концерт, праздник, просмотр кино или турнир в настольных играх, поделился Першуков. Причем на фильмы планируют раздавать билеты, «чтобы совсем как в кино».

Першуков рассказал о дегустации вин в одном из хосписов: волонтеры приносят несколько разных сортов, рассказывают, чем они отличаются и где растет виноград. В целом в фонде «Вера» считают, что немного алкоголя не повредит, если врач не против. Например, летом на прогулке могут налить пива. 

Бывают национальные или этнические вечера с едой, музыкой и угощениями. Например, когда был испанский вечер, волонтеры принесли национальные блюда, оделись в национальную одежду и включили местную музыку, вспоминал Першуков. А на якутском вечере даже удивили публику исполнением произведений в технике горлового пения и сыграли на варганах.

На испанском вечере волонтеры в национальной одежде угощали блюдами местной кухни. На якутском вечере волонтеры исполнили произведения в технике горлового пения и сыграли на варганах.

Волонтеры помогают ухаживать за садом. На улице подопечные гуляют (или их вывозят подышать свежим воздухом). Правила работы хосписов исходят из того, что все имеют право на прогулку. Даже если человек не двигается, не говорит, не видит и не слышит, он может ощущать дуновение ветра, объяснил Першуков. Гулять больным тоже помогают волонтеры: персоналу сложно выкатить и потом завезти обратно столько кроватей-каталок и инвалидных кресел.

Еще в хосписах обязательно содержатся животные. Пациенты слушают пение птиц, любуются рыбками, мышками, шиншиллами, кроликами – это важно как напоминание о жизни, считает Першуков. Он вспомнил случай, когда ежик сбежал и бегал по палатам, а волонтеры заглядывали, спрашивали и искали его – это воспринималось как нечто веселое, как событие.

Глядя на это все, и медперсонал, по словам Першукова, оттаивает и начинает проявлять теплоту и человечность по отношению к неизлечимо больным.

А еще им помогают и другие волонтеры – профессиональные. Это автоволонтеры, парикмахеры, мастера маникюра и педикюра, визажисты, фотографы, дизайнеры и так далее. 

Зачем люди хотят быть волонтерами

Зачем люди хотят стать волонтерами в хосписах? Чтобы ответить на этот вопрос, Першуков процитировал английские исследования волонтерства. Их них следует, что мотивация за последние пару десятилетий очень поменялась. В 20 веке мотивация была связана с социальным окружением волонтера, например, в его семье было принято делать добрые дела или таковы были взгляды христианской общины. Сейчас более важны индивидуальность и креативность, мотивация стала внутренняя, излагал Першуков. Раньше считалось: сделал хорошее дело – и уже хорошо. Сейчас волонтеры хотят получить что-то взамен, например, новый опыт, больше общения, новых друзей. «Если это не противоречит целям фонда – почему бы не объединиться», – рассуждал Першуков.

Он рассказал, что важно волонтерам:

  • Гибкость. «Сегодня пришел на несколько часов, в следующий раз – на полчаса». Жесткий регламент волонтерам не подходит. Как поделился Першуков, одна девушка-волонтер имела свободное время только в понедельник вечером после семи. Долго ломали голову, что бы ей поручить. В итоге она играет с подопечными в настольные игры, да так зажигательно и азартно, что они предвкушают вечера понедельника. 
  • Нормальность. Это должно быть не героизмом, а нормой жизни – раз в пару недель после работы пойти не домой, а в хоспис. 
  • Опыт. Идут не только отдавать, но и получать опыт, знания, новый круг общения.
  • Поощрение. Эмоциональное и статусное. В фонде «Вера», например, организуют ежегодный концерт для волонтеров.
  • Разнообразие в жизни.
  • Удовольствие. Работать должно быть не скучно, не мучительно. 
  • Доступность. Это не всегда возможно, потому что, например, волонтерам приходится заполнять журнал посещений.
  • Управление. Чтобы все уже было организовано. 

Першуков рассказал, как в «Вере» набирают волонтеров. Есть несколько этапов, после каждого из которых отсеивается какое-то число претендентов.

«Нам хватает тех, кто приходит через соцсети, иногда на ознакомительных встречах бывает по сто человек», – рассказал Першуков. На ознакомительной встрече рассказывают, какие есть направления помощи, что делают волонтеры. Кто остался, заполняет анкету хосписного или профессионального волонтера. 

В ответ они получают письмо с приглашением на собеседование. Там происходит отсев. Отказывают миссионерам и тем, кто обещает спасти всех от рака по собственной методике, тем, кто слишком чувствительный или, наоборот, грубый и прямолинейный.  

Кто прошел этот этап, получает предложение прийти в хоспис, но он должен сам ответить и написать. Тогда ему высылают письмо с контактами координатора – и тут, опять же, с ним надо связаться самостоятельно.

Не так давно в «Вере» придумали оценивать личные качества волонтеров и предлагают специальную анкету. Удобно, если координатор знает, кто перед ним – лидер, исполнитель, перфекционист, любитель делать работу в команде или одиночка. Так проще подобрать человеку работу, которая ему понравится, заключил Першуков.