Как помочь НКО: советы для региональных и муниципальных властей

Как развивать НКО в субъектах и что для этого нужно – рассказали на онлайн-совещании региональных общественных палат. Там шла речь о региональном рейтинге развития НКО. Докладчики поделились, что надо делать чиновникам на местах, чтобы повысить свое место в рейтинге. Также они анонсировали дорожную карту для регионов – пособие о том, как помогать НКО. Поскольку надо стремиться не только к высокому месту в рейтинге, но и к реальным улучшениям в некоммерческом секторе региона, подчеркнул один из выступающих.

В 2020 году Рейтинговое агентство «РАЭКС» совместно с Общественной палатой выпустили пилотное исследование «Региональный рейтинг третьего сектора «Регион-НКО». В этом обширном документе были проанализированы все 85 субъектов по уровню и качеству развития некоммерческого сектора. На следующий год рейтинг планируется уточнить и улучшить.

Настоящее и будущее проекта обсудили 16 марта на онлайн-совещании с региональными общественными палатами «Подготовка рейтинга субъектов РФ по уровню и качеству развития некоммерческого сектора «Регион-НКО 2022». О рейтинге рассказал гендиректор агентства «РАЭКС» Дмитрий Гришанков. По его словам, рейтинг составлялся на основании восьми объективных факторов, определенных на основе статистических показателей:

  • 20% — активность деятельности некоммерческого сектора в регионе — учитывает в том числе участие и результативность участия в конкурсах Фонда президентских грантов.
  • 15% — экономическая значимость некоммерческого сектора в регионе — «рассчитывается на основе данных Минюста и статистической службы: суммарная выручка, число СО НКО», — пояснил Гришанков.
  • 15% — уровень поддержки НКО регионом — в расчет берется объем поддержки в отношении к ВРП региона.
  • 10% — социальная значимость некоммерческого сектора в регионе.
  • 10% — значимость региональных общественных палат как институциональных площадок развития третьего сектора в регионе.
  • 5% — устойчивость существования некоммерческого сектора в регионе — здесь, по словам Гришанкова, учитывается число НКО, которые были зарегистрированы и не ликвидированы, доля действующих, которые сдают ненулевую отчетность, и так далее.
  • 5% — онлайн-доступность информации о поддержке СО НКО в регионах РФ.
  • 5% — медиаактивность региональных НКО — «вес этого фактора, возможно, увеличится», — отметил Гришанков.

Рекомендациями по улучшению рейтинга поделился директор Института социально-экономического проектирования НИУ ВШЭ Артем Шадрин. По его мнению, общую сумму полученных грантов надо соотносить не с размером ВРП (валового регионального продукта), а с числом жителей. «Ведь есть «нефтяные» субъекты, а есть дотационные», – объяснил он. Также с ВРП сравнивают объем поддержки из региональных бюджетов. Но корректнее сопоставлять с доходами региональных бюджетов, считает Шадрин. Кроме того, он раскритиковал такой показатель, как «наличие своего помещения». Поскольку зачастую меры поддержки подразумевают льготный или безвозмездный доступ к помещениям.

Дорожная карта для регионов: как продвинуться в рейтинге и помочь НКО

«Есть идея сделать еще один документ по мотивам рейтинга – дорожную карту для регионов», – заявила Елена Тополева-Солдунова, директор АНО «Агентство социальной информации», член Общественной палаты, член Совета при Президенте по развитию гражданского общества и правам человека. В рейтинге уже есть матрица рекомендаций, но в дорожной карте будут максимально конкретные советы, которые удобно применять. Что именно там может оказаться, поделился Шадрин. Например, те же помещения, в чем можно брать пример с Москвы. В прошлом году она отдала 50 организациям 11 000 кв м. бесплатно на три года. Столько площадей высвободилось после того, как услуги службы занятости перевели в МФЦ, пояснил Шадрин. На основе конкурса их получили «сильнейшие» НКО, которые организовали там в том числе мастерские для инвалидов. Этот опыт докладчик назвал прорывным и порекомендовал другим регионам брать пример. Важно при этом проводить конкурсы, чтобы помещения получали самые успешные организации. Правда, в других субъектах могут быть сложности, связанные с тем, что помещения обычно в собственности муниципалитета, а не субъекта, но Шадрин считает возможным «скоординировать их работу» ради такой цели.

Полезной Шадрин считает и практику передачи отдельных кабинетов и залов в помещениях, где располагаются органы власти, например, различные муниципальные учреждения. Актовые залы, которые часто пустуют, могут передаваться НКО для конференций и прочих разовых мероприятий, предлагает эксперт ВШЭ.

Он остановился на популяризации социально значимых услуг и подчеркнул, что должны быть показатели доверия. Отдельной строкой здесь идет социальная реклама.

В финансировании важна стабильность, поэтому Шадрин рекомендует обратить внимание на долгосрочные и среднесрочные гранты – они помогают лучше планировать работу. Эксперт считает полезной практику конкурсного софинансирования муниципальных программ. Ведь далеко не все они достаточно финансируются. Но важно, чтобы система была именно конкурсной: надо проверять, как они работают, и поддерживать самые действенные, подчеркнул Шадрин. Что касается конкурсов на гранты, их надо оценивать на прозрачность и эффективность процедур. Здесь важно получить обратную связь от НКО, и такой показатель можно включить в рейтинг, считает ученый.

Административные барьеры способны загубить хорошие инициативы, поэтому их надо знать и анализировать. Одним сложно включиться в реестр поставщиков, другим – составить отчетность, излагал докладчик. В разных регионах требования разные: в одних достаточно заполнить простые электронные формы, в других требуется много бумаг.

Шадрин рекомендует проверить:

  • тарифы на социальное обслуживание (они различные в разных регионах);
  • есть ли соглашения между добровольческими организациями и организациями социального обслуживания, здравоохранения – они предусмотрены законом, но есть ли такие на практике, вопрос;
  • есть ли общественный контроль, в том числе в закрытых организациях интернатного типа;
  • практикуется ли инициативное бюджетирование (когда население предлагает, на что потратить местный бюджет – нормы об этом появились в прошлом году);
  • есть ли соседские сообщества.

Чтобы воплощать в жизнь проекты развития некоммерческой сферы, нужны знания. Получить их помогут совместные образовательные программы для чиновников и сотрудников НКО. Шадрин считает эту сферу «очень перспективной». Полезно проектное обучение, когда «студенты» после лекций делают совместный проект, имеющий прикладное значение. «ВШЭ и РАНХиС уже организовывали совместное обучение, можно продолжить», – уверен Шадрин.

По его мнению, можно посмотреть на «весь спектр инструментов» и понять, что региону нужно сделать, чтобы не только формально продвинуться в рейтинге, но и на практике развивать некоммерческий сектор.

Такие рекомендации и должны появиться в дорожной карте, которая сейчас готовится.