«Законы о призыве хорошие, только их не соблюдают»

Сопредседатель правозащитной организации «Солдатские матери Санкт-Петербурга» Оксана Парамонова рассказала, какой она видит идеальную армию в России, с какими вопросами чаще всего обращаются военнослужащие и как развивается институт альтернативной гражданской службы.

Правозащитная организация «Солдатские матери Санкт-Петербурга» с 1991 года занимается защитой прав призывников, военнослужащих и альтернативнослужащих. Мы проверяем нарушения прав, даем юридические консультации, ведем судебные дела. Ежегодно готовим аналитические материалы для общества, госорганов и международных правозащитных структур. Занимаемся просвещением в разных форматах: офлайн, онлайн-занятия, видеоконсультации, видеокурсы, методические пособия, лендинги, комиксы, мультфильмы и прочее.

Больше 10 лет по всей России работает наша горячая линия, больше 5 лет — программа консультирования и помощи иногородним через скайп. Так что к нам обращаются люди со всей страны и даже из соседних государств, например, Беларуси и Украины.

Запросы связаны с процедурой призыва и отсрочками, определением годности к военной службе, реализацией права на альтернативную гражданскую службу, медицинской помощью в армии, вопросами насилия в воинских частях, порядком перевода. Контрактники хотят узнать про досрочное увольнение с военной службы. 

О здоровье и лечении призывников и военнослужащих

Призывники обращаются к нам из-за нарушения процедуры призыва. В частности, на службу могут забирать тех, кто к ней не годен. К примеру, в Рязани в декабре 2020 года призывная комиссия вынесла решение о призыве молодого человека, который жаловался на боли в шейном и поясничном отделах позвоночника, онемение руки, слабость конечностей, утомляемость и невозможность стоять больше часа, повышенное артериальное давление и другие заболевания. Все симптомы подтверждались медицинскими документами, но парня все же доставили в сборный пункт Рязанской области. На следующий день призывник через представителей подал заявление в суд и сообщил об этом начальнику сборного пункта. Но отпустили его только после обращения его матери и нашей организации к уполномоченному по правам человека Рязанской области.

Молодой человек жаловался, но что не может стоять больше часа, медицинские документы у него были, но его все равно призвали в армию. 

Запросы военнослужащих в основном связаны с насилием и неоказанием медицинской помощи. Например, в 2020 году мы помогли военнослужащему, который получил от сослуживца удар в ухо и стал резко хуже слышать. В части медицинскую помощь ему фактически не оказывали. Только после нашего вмешательства его направили в Военно-медицинскую академию. Ему сделали две операции, слух стал возвращаться. Сейчас человеку оформили документы на страховую выплату, а следствие возбудило на его командира уголовное дело.

О законодательстве и альтернативной службе

За последние три года наша организация сделала около 10 заключений и разъяснений на различные законопроекты и законодательные инициативы. В основном они касаются нюансов процедуры призыва на военную службу. Законодательство в сфере призыва в целом неплохое. Ключевая проблема, на наш взгляд, в том, что должностные лица его тотально игнорируют и контроля за этим нет. 

Законодательство в сфере призыва в целом неплохое. Но должностные лица его тотально игнорируют, и контроля за этим нет. 

Серьезные вопросы вызывает содержание «Расписания болезней», которое после изменений 2013–2014 годов существенно ухудшило оценку годности по ряду очень серьезных заболеваний (неврологических, сердечно-сосудистых, заболеваний позвоночника). Этот фактор дополнительно влияет на состояние здоровья военнослужащих. 

Также нам бы хотелось отмены экстерриториального принципа направления на альтернативную гражданскую службу и движения в сторону заявительного (а не разрешительного) характера перевода на альтернативную службу для действующих военнослужащих.

Вообще, за 10 лет, что мы активно занимаемся этим направлением, про институт альтернативной гражданской службы узнало множество людей, его понимают и даже ценят работодатели. Дела об альтернативной гражданской службе рассматривают международные правозащитные организации. Так, ЕСПЧ в прошлом году уже вынес первое решение. Конечно, возникают новые вызовы: уголовное преследование «альтернативщиков», вопросы выбора места службы. Есть идеи и векторы к изменению действующего законодательства в сфере альтернативной гражданской службы. Самая смелая из этих идей, пожалуй, о праве перехода с военной службы на гражданскую. К слову, запрос на это от военнослужащих хоть и робкий, но имеется.

О новом человеке и новой армии

В качестве фундамента работы «Солдатских матерей Санкт-Петербурга» положены идеи эмпауэрмента [В социальной работе это помощь клиенту в приобретении личной, межличностной или политической силы, необходимой, чтобы приобрести контроль над своей жизнью, придание уверенности в своей правоте и воодушевление бороться с тем, что не устраивает. — Прим. Мяч!Медиа]. Это самый эффективный метод для небыстрых, но очень устойчивых изменений. В нем обычный человек, благодаря осознанию своего достоинства и ценности своей жизни (а значит, и жизни другого), обретает силу действовать и берет на себя ответственность решать вопрос, который перед ним стоит. Организация давно поняла, что с людьми особенно никто не разговаривает о них самих, об их достоинстве, правах и ценности. Мы это стараемся делать еженедельно на наших школах прав человека. Там каждый может высказать проблему, с которой он столкнулся, и услышать других людей, увидеть общность и ценность собственного опыта, поделиться им. Через помощь другому можно стать сильнее.

На вопрос, какой я вижу идеальную армию России, я отвечаю: «Контрактной». Это легкий ответ. Сложный ответ — ту, в которой права и свободы человека являются высшей ценностью. Но, может, в таком случае и армия не особо нужна.

Идеальная армия в России — контрактная. Это легкий ответ. Сложный ответ — та, где права и свободы человека являются высшей ценностью. 

Что же касается нашей организации, то нам нужны и люди, и деньги. В прошлом году мы начали собирать вокруг организации общество «Сопричастных». Это люди, разделяющие наши ценности. Волонтеры создали группу поддержки призывников для обмена опытом защиты своих прав. Мы будем рады, если среди читателей найдутся те, кто хотел бы поддерживать призывников в сложных ситуациях. И, конечно, для продолжения деятельности нам нужны средства. Мы будем благодарны за любую посильную сумму ежемесячного пожертвования.