Только в 1 из 10 российских регионов в 2020 году использовали налоговую льготу для доноров НКО

Об этом рассказали юристы «Правовой команды».

В связи с пандемией с января 2020 года российским компаниям разрешили считать благотворительные пожертвования внереализационными расходами, тем самым уменьшая базу при расчете налога на прибыль. Льготу для доноров НКО предусматривает дополнение, внесенное в Налоговый кодекс. Этот налоговый вычет работает, если юрлицо безвозмездно передает деньги или другое имущество определенным НКО.

Каким НКО нужно жертвовать, чтобы получить вычет?

Льгота работает, если жертвовать НКО, которые включены в один из двух специальных реестров: реестр СО НКО, получающих государственную поддержку,  и реестр НКО, в наибольшей степени пострадавших от коронавируса. Льгота распространяется на пожертвования религиозным организациям.

На сколько компания может уменьшить налоговую базу благодаря льготе?

Льгота работает для пожертвованного имущества, размер которого не превышает 1% выручки организации. Уменьшить налоговую базу по налогу на прибыль можно в момент передачи имущества. У компании должны быть документы, подтверждающие, что она сделала пожертвование, но прикреплять их к декларации не нужно — они понадобятся, если налоговая будет проводить проверку.

Насколько популярен новый вычет среди компаний? 

В 2020 году в подавляющем большинстве российских регионов льготой не воспользовалась ни одна компания. Только примерно в каждом десятом российском регионе компании, пожертвовавшие что-то НКО, уменьшили свою налоговую базу по налогу на прибыль. Например, в Северо-Кавказском федеральном округе таких компаний не оказалось вовсе, а в Центральном округе норма применялась только в Москве и Белгородской области.

Как уменьшили налоговую базу компании, пожертвовавшие СО НКО?

В 2020 году СО НКО, получающие господдержку, получили от 21 организации имущество на 4,43 млрд рублей. При этом возможностью уменьшить налоговую базу за счет пожертвований воспользовались компании лишь из 10 российских регионов. Больше половины всей суммы пожертвований — 2,35 млрд рублей — передали семь московских компаний. В Якутии, Башкортостане, Татарстане, Оренбургской и Белгородской областях, Санкт-Петербурге, Красноярском крае и Ханты-Мансийском автономном округе вычетом за весь год воспользовались по 1–2 компании.

Как уменьшили налоговую базу компании, пожертвовавшие пострадавшим от пандемии НКО?

НКО, наиболее сильно пострадавшие от пандемии, в 2020 году в сумме безвозмездно получили имущества на 6 млрд рублей от 15 компаний из 8 российских регионов. Из них около 5 млрд пожертвовали московские компании. Возможностью вычесть сумму пожертвования из налоговой базы воспользовались компании из Татарстана (на 22 млн рублей), Башкортостана (на 300 тысяч рублей), ХМАО (на 13 млн рублей), Оренбургской (на 5,7 млн рублей) и Белгородской областей (2 компании на 317 млн рублей), Санкт-Петербурга (6,6 млн рублей) и Пермского края (на 612 млн рублей). 

Как уменьшили налоговую базу компании, пожертвовавшие религиозным организациям?

Среди тех, кто жертвовал религиозным организациям, льготу получили 15 компаний из 10 регионов, передавших имущества на 1 млрд рублей. Почти вся сумма приходится на пять московских компаний, которые уменьшили таким образом налоговую базу при расчете налога на прибыль. Также льготу применили компании из Красноярского края, ХМАО, Белгородской, Ростовской, Архангельской и Оренбургской областей, Башкортостана и Краснодарского края.

Почему новой льготой так мало пользуются?

Дело в отсутствии должного информирования: НКО стоит активнее привлекать компании к благотворительности и рассказывать о налоговых льготах, которые можно получить. С января 2022 года НКО, за пожертвование которым будут полагаться льготы, объединят в единый реестр. Туда войдут НКО из двух вышеупомянутых реестров.

«Правовая команда» рассказала, как НКО оформлять отношения с контрагентами

Некоммерческие организации в своей работе руководствуются в первую очередь принципами доверия и человечности, чтобы помогать людям. При этом юридические вопросы часто отходят на второй план. Поэтому, вступая в партнерские отношения с другими компаниями, НКО могут оказаться незащищенными с правовой точки зрения. Эксперты объясняют, как таким объединениям обезопасить себя.

Доверяй, но проверяй

Собираясь договориться с организацией о сотрудничестве, в первую очередь нужно проверить ее. Для этого существует Единый государственный реестр юридических лиц (ЕГРЮЛ), откуда любой желающий может заказать выписку. Также есть публичные сервисы проверки потенциальных контрагентов, например «Прозрачный бизнес».

Если окажется, что компания на этапе ликвидации, дел с ней иметь не стоит. Также должно насторожить, если юрлицо зарегистрировано по некому «резиновому» адресу, где еще числятся десятки других организаций. Нелишним будет проверить бухгалтерскую отчетность организации: финансовые проблемы говорят о том, что свои обязательства юрлицо выполнить не сможет.

Еще один важный аспект — коды ОКВЭД (Общероссийский классификатор видов экономической деятельности). В них зашифровано, чем именно по закону может заниматься компания. Если вам, например, нужно договориться о поставках питания в детский лагерь, а организация официально может только добывать полезные ископаемые, вы можете заключить договор и даже получить готовые обеды, но рано или поздно правовые проблемы все равно возникнут.

Известен случай, когда НКО в одном из российских регионов пришлось вернуть деньги, полученные в виде региональной субсидии, после того, как проверка контрольно-счетного управления обнаружила, что у поставщика услуг нет нужного кода ОКВЭД. Этого достаточно, чтобы обвинить организацию в нецелевом расходовании средств и потребовать их вернуть, хотя к моменту проверки проект, как правило, уже давно успешно завершен. Ошибку НКО пришлось компенсировать из своего бюджета.

Подготовка к заключению договора

Если с репутацией юрлица и кодами ОКВЭД все в порядке, можно переходить к заключению договора. На этом этапе у многих некоммерческих организаций возникают проблемы. Юриста у НКО, как правило, нет, а даже если есть, он может консультировать благополучателей, а в оформлении договоров никак не участвовать.

Максимально серьезно к документообороту организации подходят, если речь идет о государственной поддержке, например от Фонда президентских грантов. Из-за строгой отчетности бумаги по таким проектам должны быть оформлены безупречно. А в остальных случаях сотрудники без юридической подготовки просто ищут подходящий шаблон договора в интернете или опираются на опыт отношений с другими контрагентами, который может быть совсем другим: не все играют по одним и тем же правилам.

Поэтому в России все чаще случаются скандалы, связанные с оформлением отношений между НКО и другим юрлицом: кто-то забыл про конфликт интересов, кто-то для простоты платил наличными без договора, а бухгалтер пожаловался в прокуратуру, кто-то не включил в договор существенные условия.

Разумеется, некоммерческие организации странно в чем-то винить: руководителям без юридического образования сложно понять, где есть правовые аспекты. В отличие от бизнесменов, мышление которых заточено на юридические тонкости, потому что любое упущение в итоге ведет к убыткам.

Юристы часто встречаются с договорами, по которым сразу понятно, что одна из сторон больше защищена. Поэтому, если в проекте договора что-то непонятно, нельзя это игнорировать, считая формальностью. Лучше посоветоваться с юристом, который объяснит, почему тот или иной пункт оказался в договоре и как может повлиять на работу НКО.

Договор

Важно правильно квалифицировать отношения с контрагентом и выбрать нужный тип договора. Чаще всего НКО заключают договоры об оказании услуг, причем выступая как исполнителем, так и заказчиком, а также договоры пожертвования и договоры о предоставлении грантов.

Предмет договора должен быть очень четко сформулирован, без размытых формулировок.

Самое важное: у обеих сторон на руках должен быть договор с двумя подписями, обычными или электронными. Этим простым и банальным условием организации, как ни странно, часто пренебрегают.

В случае споров именно подписанный документ будет главным аргументом. И самое правильное, конечно, прописать в нем все существенные условия. Даже если какая-то договоренность кажется мелочью и формальностью, ее нужно обязательно закрепить в тексте.

Формулировок вроде «в разумные сроки» лучше избегать, потому что для заказчика разумным сроком может быть час, а для исполнителя — день. Кстати, важно также разделять рабочие и календарные дни и оговаривать, в какое время стороны могут связываться друг с другом и даже какие использовать электронные адреса для связи, чтобы потом не было недопониманий про соблюдение договоренностей.

Еще важно прописывать в договоре суммы, принципы расчета этих сумм и порядок расчетов между сторонами.

Абсолютно нормально, когда в процессе работы договоренности меняются, все предусмотреть невозможно. Главное, с юридической точки зрения, — вовремя зафиксировать новые условия, заключив дополнительное соглашение к договору.

Интеллектуальная собственность

Иногда НКО создают объекты интеллектуальной собственности, и далеко не всегда это зафиксировано в договоре. Авторские права неотчуждаемы и принадлежат человеку, который что-то создал и придумал, а вот исключительное право на использование этого объекта можно передавать. Поэтому, если партнерство подразумевает создание продуктов интеллектуальной собственности, нужно сразу определить, кому будут принадлежать исключительные права.

Если мы только предполагаем, что что-то должно быть создано, это тоже можно и нужно включить в договор. Например, если в процессе переговоров рождается идея придумать слоган, важно сразу же осознать, что в этом есть юридическая составляющая и зафиксировать это.

Поскольку идея — это часто что-то абстрактное, закон никак ее не защищает. Защитить можно, например, текст, содержащий описание этой идеи. Если до заключения договора и документального закрепления дело еще не дошло, можно для подстраховки отправить описание по почте самому себе, чтобы зафиксировать дату создания (и не вскрывать конверт), или использовать банковскую ячейку.

Итак, правильное заключение договора — самый важный аспект для НКО в отношениях с контрагентами. Даже если вы привыкли работать по одним и тем же правилам и доверять партнерам, это не гарантирует, что какое-то новое юрлицо окажется порядочным и не воспользуется лазейкой в договоре.

Кроме того, если Минюст России при проверке (которую могут назначить, например, по жалобе благополучателя, которому отказали в помощи) найдет в документах НКО много нарушений, ведомство может инициировать ликвидацию юрлица.

Советы подготовили юристы «Правовой команды»

Жизнь в пандемию: говорит Любовь Мосеева-Элье из движения «За права человека»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает Любовь Мосеева-Элье, юрисконсульт Калужского движения «За права человека».

«Как и большинство общественных объединений, мы столкнулись с проблемой грамотного выстраивания тактики своей работы в приемной во время эпидемии коронавируса», — рассказывает Любовь Мосеева-Элье, юрисконсульт Калужского движения «За права человека»

Ежегодно мы консультируем и правопросвещаем порядка 500 жителей Калужской области, попавших в трудную жизненную ситуацию, отмечает она. В основном это калужские мигранты, в том числе соотечественники, апатриды или лица, ищущие убежища, выбравшие для проживания Калужскую область.

«В первые два-три месяца эпидемии волонтеры-юристы нашей Организации гражданского общества (ОГО) не рисковали продолжать свою деятельность и не появлялись в офисе. Лично мне по состоянию здоровья пришлось перейти на дистанционную работу. В офис на прием приходила только руководитель нашей ОГО в медицинской маске и перчатках».

Коллеги из «Форума переселенческих организаций» помогли им закупить дезинфицирующие средства. В первые несколько месяцев эпидемии клиентов стало в три раза меньше, чем обычно.

Первой прививку сделала наш руководитель, говорит Мосеева-Элье. На ее примере привились волонтеры. Публичная общественная работа в офисе начала налаживаться. «Но лично я осталась на дистанционных правовых консультациях. Для этого потребовалось создать сайт организации и наладить его работу. Потребовалось создать еще одну телефонную линию, куда клиенты могли бы обращаться с вопросами по WhatsApp», — подчеркивает юрисконсульт.

В пропаганде вакцинации специально их движение не участвует, но руководитель на своем примере постоянно агитирует волонтеров и клиентов.

Российский суд по правам человека: за и против

Владимир Путин на ежегодной встрече с членами Совета по правам человека поддержал идею правозащитника Евгения Мысловского по созданию российского суда по правам человека. Предполагается, что новый орган будет способствовать дополнительной защите гражданских прав и свобод в нашей стране.

Система судов

Создание российского суда по правам человека потребует внесения существенных изменений в Конституцию РФ и все процессуальные кодексы (ГПК РФ, УПК РФ, КАС РФ и АПК РФ).

«Полагаю, этот суд должен рассматривать дела о нарушении прав человека, установленных во второй главе Конституции РФ. Например, права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, на объединение, на участие в управлении делами государства», — считает Алексей Головань, исполнительный директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе». 

По его мнению, новый орган не должен входить в структуру судов общей юрисдикции и в структуру Верховного суда РФ – ему следует стать отдельным федеральным судом со своими присутствиями в регионах. Только это обеспечит независимость и реальный доступ граждан к правосудию.

По мнению члена Общественной палаты РФ, к.ю.н., председателя коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры» Артема Кирьянова, уровень нового суда должен быть соотносим с Верховным судом РФ.

«Полагаю, новая независимая структура могла бы заниматься защитой прав на любом этапе, начиная от процедурных вопросов следствия и содержания в СИЗО», — говорит Кирьянов. 

Он предлагает набирать в новый суд юристов, которые не имеют отношения к правоохранительной системе. «Упор нужно сделать на юристов-адвокатов и юристов-правозащитников. Список рекомендованных кандидатур должен широко обсуждаться, например, в Общественной палате РФ и Совете по правам человека. Эти две структуры, отвечающие за развитие гражданского общества, могли бы взять на себя функции общественной дискуссии», – сообщил Кирьянов.

«За создание новой инстанции может выступить значительная часть судейского сообщества, потому что это дополнительные финансы. К сожалению, любой бюрократический аппарат склонен к расширению, в том числе и бессмысленному», — отметил президент Центра социальных и политических исследований «Аспект» Георгий Федоров. 

Россия с 1996 года является членом Совета Европы, а с 1998 года наша страна ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Это значит, что граждане России при исчерпании всех средств обжалования в национальном суде вправе обратиться за судебной защитой в Европейский суд по правам человека. Руководитель юридического отдела в МООП «Общество защиты прав автомобилистов» Равиль Ахметжанов считает: если после создания российского суда по правам человека РФ останется в Совете Европы, новая инстанция не может стать препятствием для обращения в ЕСПЧ. Кирьянов тоже полагает, что национальный суд не должен заменить ЕСПЧ: «Это может быть параллельное движение».

Однако не стоит забывать: Россия является единственной страной в Совете Европы, где законодательно предусмотрена возможность неисполнения решения ЕСПЧ. «Поэтому создание нашего суда по правам человека может стать еще одним аргументом, чтобы не исполнять «неудобные» решения ЕСПЧ», – заявил Головань. А по мнению Федорова, единственная цель создания нового суда – заявить о том, что Россия может в будущем отказаться от сотрудничества с ЕСПЧ, имея собственную структуру подобного формата.

Плюсы

По мнению Кирьянова, все не настолько хорошо в сложившейся судебной системе, чтобы отказаться от дополнительной возможности непредвзято рассмотреть тот или иной спор. «Поэтому российский суд по правам человека точно не будет лишним», – говорит Кирьянов. Эксперты также отмечают следующие положительные аспекты появления нового суда:

  • придание судопроизводству по делам о правах человека особой значимости и публичности;
  • специализация суда на проблемах прав человека;
  • возможность установления особой процедуры рассмотрения дел, включая расширение круга лиц, которые могут обращаться с заявлениями в суд (например, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам ребенка в РФ и субъектах РФ, а также НКО, специализирующиеся на вопросах содействия в защите прав граждан).

Минусы

В Конституции РФ сказано: признание прав и свобод человека является обязанностью государства и обеспечивается правосудием, а правосудие осуществляется судом.

«Идея создания национального суда по правам человека, может, и хорошая, но что мешает признавать права и свободы в каждом судебном заседании уже сейчас?» — задается вопросом Ахметжанов. 

Он считает, что такой суд фактически будет дублировать работу судов общей юрисдикции, выражая свою позицию о том, нарушены ими права и свободы человека или нет. «Возникнет непонятная надстройка, фактически параллельная прокурорскому надзору. Я думаю, что это неправильно и излишне», – говорит Ахметжанов. «Необходимо избавляться от существующих правовых пробелов, решать правовые коллизии и соответствующим образом оптимизировать правоприменительную практику. Этого будет достаточно», – уверен Матвей Гончаров, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений.

Общественники не смогли прийти к единому мнению относительно создания российского суда по правам человека. Пока непонятно, какое место новый орган займет в системе российских судов, что за споры он будет рассматривать и станет ли он препятствием для обращения в ЕСПЧ. Ответы на эти вопросы будут даны 1 июня, когда председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев и глава Минюста Константин Чуйченко подготовят конкретные предложения.

В России наградят СМИ, которые пишут о правах человека

Церемония награждения пройдет 10 декабря 2021 года.

Уполномоченный по правам человека в РФ Татьяна Москалькова и Союз журналистов России запустили конкурс для СМИ «В фокусе — права человека». Об этом пишет пресс-служба омбудсмена. 

Конкурс направлен на привлечение СМИ к более широкому и объективному освещению проблем правозащитной деятельности, содействие соблюдению и уважению прав и свобод человека и гражданина органами государственной власти и местного самоуправления, популяризацию лучших практик правозащитной деятельности.

В конкурсе можно участвовать в трех номинациях:

  • «Право восстановлено» — освещение правозащитной деятельности в СМИ;
  • «Лучшие правозащитные практики» — освещение деятельности по соблюдению и защите конституционных, социальных и иных прав;
  • «Правовой всеобуч» — повышение уровня правовой культуры и знаний о правах человека, способах и формах их защиты.

«Поскольку наша работа — помогать людям, нам бы хотелось с новых ракурсов взглянуть на то, как отражаются в зеркале российских СМИ права человека», — пишет Москалькова в своем инстаграме. 

Работы на конкурс «В фокусе — права человека» можно отправлять на почту konkursprava@mail.ru