Чего хотят НКО: серьезное отношение и секспросвет

В России более 130 000 некоммерческих организаций, которые ежедневно помогают тем, кто в этом нуждается. Этим объединениям тоже нужна поддержка. Мяч!Медиа узнает, какие три решения помогут НКО развиваться стремительнее. Отвечает Екатерина Бахренькова, координаторка программ развития центра «Сестры».

Центр «Сестры»  27 лет оказывает помощь и поддержку пережившим изнасилование, сексуальное принуждение, домогательства и другие формы сексуализированного насилия. 

Признавать вред сексуализированного насилия 

Часто насилие, особенно сексуализированное, не воспринимается всерьез, хотя многие его виды включены в Уголовный кодекс. Некоторые даже считают, что это просто неудавшийся секс (но насилие и секс — принципиально разные вещи!).  Бывает, что «настоящими»  пострадавшими считают семью, общину, мужа, а единственным ущербом — ущерб чести. А пережившие насилие, и прежде всего женщины, считаются не пострадавшими, а виноватыми, нередко даже в большей степени, чем сам насильник.

В результате жертвы испытывают гнет вины, отчужденности, не понимают, как действовать и справляться со случившимся. Они не верят, что их воспримут всерьез, не рассчитывают на поддержку окружающих. И, к сожалению, часто оказываются правы. Но по опыту нашей работы и работы коллег поддержка и принятие близких и друзей имеет огромное значение.

Жертвы не верят, что их воспримут всерьез, не рассчитывают на поддержку окружающих. И, к сожалению, часто оказываются правы.

Поэтому необходимо признавать, что сексуализированное насилие наносит существенный ущерб. Это действительно так. Жертвы страдают от физических последствий (раны и повреждения, нежелательная беременность и так далее) и психологических — вплоть до развития посттравматического стрессового расстройства и других серьезных психических состояний. 

Больше мер защиты пострадавших

Это вторая проблема, которая напрямую связана с первой. Если мы не видим, что пострадавшим нанесен ущерб, мы не понимаем, что им нужна помощь.

А помощь нужна. И непонимание этого доводит до удивительных вещей. Например, те, кто совершил преступления, могут рассчитывать на государственную поддержку, на бесплатного адвоката, но пострадавшим от преступлений бесплатный адвокат не положен. Жертвам часто приходится взаимодействовать со следствием и судом напрямую, самостоятельно действовать там, где важна квалифицированная юридическая помощь. Системы государственной реабилитации пострадавших от насилия также нет. Они могут получить разрозненную помощь в нескольких организациях, но этой помощи и помогающих организаций очень мало и, конечно, недостаточно. 

Те, кто совершил преступления, могут рассчитывать на бесплатного адвоката, но пострадавшим он не положен.

Мы все платим за перевоспитание людей, совершивших насилие, содержание в тюрьмах, надзор, профилактические меры. Это общественный интерес, и это правильно. Но общественным интересом также должна быть забота о переживших насилие. Ведь многие из них теряют работоспособность и нуждаются в медицинской и психологической помощи, некоторые буквально выпадают из общества, теряют близких и друзей. Им нужна социальная поддержка. Помощь часто важно получать в комплексе.

Поэтому надо инициировать и поддерживать проекты развития системы социальной помощи пострадавшим от насилия. Предлагать по возможности помощь и поддержку знакомым и близким, которые рассказали вам о насилии. 

Больше сексуального просвещения

Часто считается, что сексуальное просвещение — это разговор исключительно о техниках секса, поэтому чуть ли не безнравственная затея. Но это не так. Здесь, помимо прочего, учат осознавать и защищать свои границы, видеть и уважать чужие. Это также правила общения, ведь сексуальные отношения — один из видов коммуникации между людьми, которому точно так же надо учиться и учить детей.

Многие подростки не понимают, что происходит, когда сталкиваются с сексуальными отношениями, ведь с ними про это не говорили. Они начинают повторять то, что смотрели на видео, но могут не учесть желания другого человека. А это путь к насилию. Если такая привычка переходит во взрослую жизнь, она начинает восприниматься как норма. Одни привыкают, зачастую неосознанно, причинять боль и вред, а другие — это терпеть.

Одни привыкают, зачастую неосознанно, причинять боль и вред, а другие — это терпеть.

Пока в школах, к сожалению, нет программ сексуального образования, сексуальным просвещением детей важно заниматься родителям, опекунам, попечителям. Несмотря на нападки на идею сексуального просвещения детей, издаются книги, выходят фильмы, пишутся или снимаются блоги.  Посмотрите, что есть, и решите, что и в какой форме лучше подойдет вашему ребёнку, а что — лично вам. Важный момент: если в материалах ничего не говорится о согласии и границах, взаимности и необходимости узнавать и принимать потребности другого человека, то такие материалы могут оказаться вредны.