Почему НКО нужно регистрировать товарные знаки и как это сделать

Рассказывают юристы «Правовой команды».

НКО в России в первую очередь думают о помощи людям, поэтому защита интеллектуальных прав отходит на второй план. Юристы «Правовой команды» объясняют, почему НКО можно и нужно регистрировать товарные знаки и защищать таким образом свои права.

Что такое товарный знак и зачем он нужен НКО?

Товарный знак — это обозначение, выделяющее товары, работы или услуги из массы себе подобных. Это могут быть слова и предложения, изображения, трехмерные объекты, звуковые, световые, голографические и даже обонятельные обозначения, их комбинации. По закону владельцем товарного знака в России может быть юридическое лицо или индивидуальный предприниматель. 

Если с работой НКО ассоциируется созданное им словесное или графическое изображение, лучший способ его правовой защиты — регистрация товарного знака. Тогда организация получает исключительное право на использование символа, а другие смогут использовать товарный знак только с согласия правообладателя. Иначе же воспользоваться узнаваемым символом в своих целях сможет кто угодно.

Виды товаров и услуг, на которые регистрируется товарный знак, перечислены в Международной классификации товаров и услуг для регистрации знаков (МКТУ). Собираясь регистрировать товарный знак, НКО должна выбрать нужный класс для своих товаров и услуг.

Товарный знак — это нематериальный актив, который имеет свою цену и который можно в любой момент кому-то передать, заключив лицензионный договор или договор об отчуждении исключительного права на товарный знак. Исключительное право на товарный знак действует 10 лет с даты подачи заявки, после чего каждые 10 лет надо его продлевать.

При этом если знак зарегистрирован и не используется, кто-то заинтересованный в нем может потребовать прекращения его правовой охраны.

Как НКО зарегистрировать товарный знак?

Чтобы зарегистрировать товарный знак, нужно подать заявку в Роспатент: вот пошаговая инструкция. Регистрация, если заниматься ей самостоятельно, будет стоить минимум 33 000 рублей, из которых 15 000 рублей — это патентные пошлины за подачу заявки и экспертизу обозначения с принятием решения по ее результатам. 

Через несколько месяцев Роспатент озвучит решение по заявке, и, если ее одобрят, нужно оплатить еще 18 000 рублей за регистрацию товарного знака и получение бумажного свидетельства. Если классов МКТУ несколько, услуга будет стоить дороже. Для расчета на сайте Роспатента есть специальный калькулятор. Вся процедура занимает полтора года.

Чтобы узнать, не занят ли уже товарный знак, можно самостоятельно поискать его в базе или прибегнуть к услугам патентного поверенного, который даст советы по регистрации и оценит перспективы.

Бесплатная юридическая помощь для НКО: когда нужна и как получить

Для многих социально значимых НКО является сюрпризом, что они могут получить юридическую помощь бесплатно.

Государство по закону гарантирует ее только гражданам, но параллельно с государственной субсидируемой поддержкой развивается движение Pro bono («для общего блага»). Многие юрфирмы рады помочь подопечным фондов и самим организациям. Первым надо защитить права на льготное жилье, лекарства и так далее. А фонды могут неправильно вести документооборот, поскольку законы не всегда написаны понятно. Какие ошибки встречаются часто, как понять, что вам нужен юрист, и где получить помощь бесплатно – рассказываем ниже.

Дом для «бабочки»

Благотворительный фонд «Личное участие» помогал медучреждениям и занимался разными социальными проектами. А в 2017 году он начал работать с «детьми-бабочками» – больными буллезным эпидермолизом. Их кожа чрезмерно тонкая и чувствительная, они страдают от ран и язв.

«Оказалось, что у семей, которым мы помогаем, проблемы не только с получением дорогостоящих медикаментов, перевязочных материалов и специального питания, но и юридического толка, — делится председатель правления фонда «Личное участие» Эмиль Сафиулин. — Вообще детям с инвалидностью по заболеваниям кожи по закону положена отдельная комната в квартире. Но формально буллезный эпидермолиз не входил в перечень заболеваний, при которых жилье выдается. Это при том, что его получали люди с более легкими болезнями кожи». 

С этой проблемой столкнулась одна из подшефных семей фонда. Многодетной малоимущей семье приходилось снимать угол. Администрация Тольятти отказалась выделять им собственное жилье, хотя заявители приложили все документы, что один из детей страдает тяжелым заболеванием, не может проживать со всеми вместе и нуждается в специальном уходе.

Помогли юристы. С ними уже были налажены связи: фонду помогал Дмитрий Самигуллин, управляющий партнер адвокатского бюро RBL, который возглавляет Центр Pro Bono Самарского регионального отделения Ассоциации юристов России. С этим центром фонд подписал соглашение о сотрудничестве. Узнав о проблеме семьи, Самигуллин помог найти юристов, которые согласились помочь, – это было юридическое бюро «Фортис» в Тольятти.

Юристы одержали победу в суде и добились того, чтобы семье предоставили квартиру, в 2020 году. «Несколько заседаний, апелляция, исполнительное производство – все это обошлось бы минимум в 150 000 руб., если бы не бесплатная помощь юристов», – делится председатель фонда Сафиулин. Правда, по его словам, квартира оказалась под судом, и пока приходится ждать другие варианты. Но главное уже сделано – доказано право семьи получить собственное жилье. 

Photo on Unsplash by Robert Bye  

Законы не для людей

Запросы НКО могут быть связаны не только с решением проблем подопечных, но и с внутренним документооборотом. Социально значимые НКО создают те, кто чувствует потребность помогать людям, но любым энтузиастам приходится заниматься бумажной работой. Особенно сложно окажется тем, у кого нет опыта работы с документами организаций. Как признают несколько опрошенных юристов, правовое регулирование бывает сложным для непрофессионала. И даже если он прочитает закон, может понять неправильно или не учесть противоречивое применение норм на практике. Решением проблемы, конечно, мог быть штатный или привлеченный юрист, только у многих НКО нет на это денег.

Проще будет тем, у кого за плечами есть опыт бумажной работы, например, в каком-нибудь ООО «Ромашка». Но у некоммерческих организаций есть своя специфика. Если ООО или АО может заниматься любой деятельностью, не запрещенной законом, то НКО, наоборот, могут делать только то, что указано в уставе. Список должен быть конкретным и закрытым, без фраз типа «и другие виды деятельности».

Вообще зарегистрировать НКО сложнее, чем коммерческую организацию, признает Дарья Милославская. «Процесс регистрации занимает от трех месяцев до полугода. Зачастую регистрируют только спустя несколько заявок», – продолжает Дмитрий Лесняк, руководитель GR-практики BMS Law Firm, учредитель благотворительного фонда «Единое сердце». Такой подход он считает правильным, ведь СО НКО могут получать гранты и бюджетные средства, пользоваться льготами.

Если ошибки были, хоть регистрация и состоялась, они могут аукнуться в дальнейшем. Если Минюст пропустил не совсем грамотно написанный устав, в дальнейшем может оказаться, что люди хотят делать совсем другое и действовать шире и разнообразнее, чем изначально указывали. Содержание устава важно и для участия в конкурсе. «Главный вопрос – может ли организация по уставу делать то, что написано в заявке на конкурс, – делится Милославская. – Организаторы конкурсов не всегда обращают на это внимание, но если Минюст проведет проверку, для организации это может закончиться печально».

Словом, если в уставе оказались ошибки или несоответствия, его надо менять. И здесь тоже пригодится помощь юриста, который оградит от повторной ошибки. «НКО довольно часто обращаются с подобными проблемами: регистрация, внесение изменений в уставы или другие документы НКО. Сами они не справляются», – комментирует руководитель Центра Pro Bono Самарского регионального отделения АЮР Дмитрий Самигуллин.

Photo on Unsplash by Scott Graham 


Договоры и бюджеты

Организация зарегистрирована и начала работать. Это значит, что документов будет еще больше. В их числе – документы о привлечении людей к деятельности организации, которых можно оформить по гражданско-правовому или трудовому договорам. И здесь многие НКО поджидает вторая частая юридическая ошибка – неправильное заключение договоров с физлицами, делится Милославская. «Организация, где не понимают разницу, может оказаться в неловком положении, – говорит юрист. – Например, привлекли человека на три месяца, но оформили договор с условиями, которые характерны для трудового договора. Этот человек, по сути уже работник, может пойти в суд, чтобы признать возникшие отношения трудовыми, и уволить его будет почти невозможно. Неграмотно оформленный трудовой договор может также принести проблемы с трудовой инспекцией и штрафы».

Среди частых юридических огрехов – небрежности и с другими документами. Все, что связано с персональными данными, должно быть защищено, но многие организации не знают этого или пренебрегают правилами, утверждает Милославская. Между тем человек, чья копия паспорта оказалась у третьих лиц, вполне может подать в суд, предупреждает юрист. Она встречала ошибки и в финансовой документации. «Бухгалтеры, работающие с НКО, разбираются в тонкостях и знают отличия гранта от субсидии, – говорит Милославская. – Но часто организации обращаются за помощью к тем, кто работает в обычных компаниях, где все иначе. Отсюда проблемы, например, с оформлением целевого и нецелевого использования средств. А это штраф и репутационный ущерб».

Важно знать, как формируется бюджет, фонд заработной платы, как платить налоги и страховые взносы. «Многие почему-то думают, что НКО налоги не платят, – отмечает Милославская. – Отсутствие в бюджете строки «страховые взносы» не освобождает от уплаты этих взносов, просто придется эти суммы откуда-то брать».

А по наблюдениям Лесняка, основные ошибки НКО – это неграмотное составление отчетной документации при работе с грантами и неправильное использование возможностей в своем регионе (например, не знают о них или не умеют ими пользоваться).

Когда нужна помощь юриста и как получить ее бесплатно

Для многих СО НКО является сюрпризом, что они могут получить безвозмездную помощь на условиях Pro bono. Юридическая помощь Pro bono становится все более популярной в дополнение к субсидируемой государством системе бесплатной юридической помощи (по закону о БЮП, право на нее имеют только граждане).

Когда же нужна помощь юриста? Имеет смысл искать ее тогда, когда есть сложные юридические вопросы. Это вопросы, связанные с правами (например, подопечный не может получить лекарства, или само НКО хочет воспользоваться льготами) или обязанностями (к примеру, поменять устав, составить отчетность и т.п.).

Когда можно обойтись без юриста? «Если руководитель хотя бы немного представляет законодательную систему, изучал законодательство об НКО и знает, что для каждой ситуации есть свои грамотные образцы, – отвечает Милославская. – Если в этих образцах ничего не менять и правильно их заполнять, наверное, можно на юристе сэкономить».

People photo created by prostooleh  www.freepik.com  

Где можно бесплатно получить помощь юриста?

  • Прийти в общественную приемную, где бесплатно оказывают юрпомощь. При ВУЗах подобные консультации называются юридическими клиниками, там в рамках практики студенты консультируют граждан и НКО (например, при МГУ и МГЮА). Можно обратиться в приемную Ассоциации юристов России в вашем регионе. На базе АЮР во многих субъектах создаются общественные приемные и центры бесплатной юридической помощи, консультационные центры, где могут принимать и практикующие юристы.
  • Обратиться в центры, которые находят для НКО юристов и готовы помочь. Это подойдет и в том случае, если консультацией не обойтись, а, например, нужна помощь в суде или решение особо сложного или узкоспециализированного вопроса. Можно обратиться в организацию PilNet «Право общественных интересов». Она свернула представительство в России, но продолжает помогать дистанционно. «Правовая команда» проводит для НКО бесплатные консультации. По этому же принципу работают некоторые другие организации. Например, сводит НКО с юристами Центр Pro Bono Самарского регионального отделения АЮР.
  • Если организация состоит в разных организациях и союзах, там могут быть свои юристы в штате, к которым можно обратиться.
  • Можно запросить помощь непосредственно в юридических консалтинговых фирмах. Те, которые оказывают бесплатные услуги, обычно имеют на сайте раздел, который называется Pro Bono, например, urtegro.ru skv.ru Там может быть указан и опыт работы с другими некоммерческими организациями. Если юристы и откажут в помощи по каким-то причинам, то, вероятно, они смогут посоветовать, к кому из коллег можно обратиться.

На забеге Legal Run 2021 юристы собрали 3 000 000 рублей на благотворительность

Деньги передадут в фонды «Подари жизнь» и «Дети России».

С 22 мая по 1 июня прошел благотворительный забег Legal Run 2021. В спортивном мероприятии поучаствовало более 2 000 юристов из 80 городов и 20 стран мира.

В этом году поддержку Legal Run оказали 100 российских и иностранных юридических фирм. Всего удалось собрать порядка 3 000 000 рублей, 2 800 000 из которых было направлено в фонд «Подари жизнь» на лечение 10 детей с онкологическими заболеваниями. Юристы из Екатеринбурга поддержали четырех подопечных благотворительного фонда «Дети России», собрав почти 200 000 рублей.

О Legal Run

Legal Run — первый международный благотворительный забег, с 2014 года объединяющий юридическое сообщество со всего мира в поддержку подопечных благотворительного фонда «Подари жизнь» и нескольких региональных фондов. Ежегодно в забеге участвуют сотрудники российских и иностранных юридических фирм, внутренних юридических служб компаний, студенты и преподаватели юридических факультетов — всего больше 17 000 юристов из 120 городов и 25 стран мира пробежали свой Legal Run. 

За все время существования проекта удалось собрать 21 000 000 рублей, на эти деньги 80 тяжело больных детей из разных регионов России и зарубежных стран получили необходимое лечение. 

Legal Run проходит при поддержке Федеральной палаты адвокатов РФ и Петербургского международного юридического форума. Мероприятие традиционно приурочено к трем праздникам: 1 июня — День защиты детей, 31 мая — День российской адвокатуры и Всемирный день отказа от курения.

Конференция МГЮА: зарубежные законы об иноагентах жестче российских

Например, работающий в США иноагент обязан не только подавать дополнительные заявления каждые шесть месяцев, но и в срок до 48 часов предоставлять сведения о распространенных информационных материалах (в том числе сообщения в социальных сетях), а также показывать детальную финансовую отчетность.

В Московском государственном юридическом университете имени О.Е. Кутафина (МГЮА) проанализировали мировое законодательство об иноагентах. Эксперты изучили правовые акты РФ, США, Австралии, Венгрии и Израиля. Результаты работы представили 8 апреля на круглом столе «Государственное регулирование деятельности некоммерческого сектора: в поисках баланса. Российский и международный опыт». Об этом сообщает пресс-служба Минюста. 

Как оказалось, открытость и прозрачность деятельности иноагентов – универсальное требование во всех странах. 

«Обеспечение безусловной прозрачности деятельности любых лиц, осуществляющих иностранное влияние, а также защита суверенитета от иностранного вмешательства являются общей тенденцией в развитии правового регулирования во всех ведущих мировых правопорядках», — сказано в сообщении. 

Эксперты отметили, что в США, Австралии, Венгрии и Израиле требования к отчетности иноагентов гораздо жестче, чем в России.

«Нормы законодательства данных государств, регулирующие вопросы осуществления деятельности и отчетности лиц, выполняющих функции иностранных агентов, являются гораздо более жесткими в сравнении с российскими, а их нарушение влечет за собой значительно более тяжелые правовые последствия, вплоть до уголовной ответственности», — сообщает Минюст. 

Член Общественной палаты Мария Бутина рассказала, что деятельность иноагентов в США регулируют как минимум шесть законодательных актов. Среди них – закон о регистрации иностранных агентов (FARA, 22 US Code § 611-621), закон о раскрытии информации о лоббировании (2 U.S.C. § 1601), закон о «конфликте интересов», запрете деятельности должностного лица в качестве иностранного агента (18 U.S.C. § 219). Иностранный агент в США обязан не только подавать дополнительные заявления каждые шесть месяцев, но в срок до 48 часов предоставлять сведения о распространенных информационных материалах (в том числе сообщения в социальных сетях), а также предоставлять детальную финансовую отчетность.

Заместитель министра юстиции Российской Федерации Олег Свириденко выразил уверенность, что прозрачность и доступность объективной информации являются лучшим ответом на любые недобросовестные попытки искажения смысла и содержания российских норм.

Итоги доклада экспертов из МГЮА будут размещены на официальном сайте Минюста России.