Жизнь в пандемию: говорит Екатерина Колесникова из Среднерусского гуманитарно-технологического института

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает Екатерина Колесникова, ректор Среднерусского гуманитарно-технологического института.

«В пандемию мы столкнулись с тем, что пришлось быстро перестраиваться с учетом новых реалий. Мы впервые перешли в режим удаленной работы, внедрили систему контроля рабочего времени и решения задач. Мы также освоили целый ряд программных продуктов, таких как видеоконференцсвязь на разных платформах, вебинарная платформа, а также стали более широко применять электронно-цифровую подпись», — рассказывает Екатерина Колесникова, ректор Среднерусского гуманитарно-технологического института

Оказалось, что не всем поставщикам цифровых продуктов можно доверять, а еще были санкции на использование программы видеоконференцсвязи в отдельных регионах России, вспоминает представитель института.  

Конечно, пришлось привыкать и к соблюдению противоэпидемических норм. Это не только ношение масок и использование санитайзеров, но и измерение температуры каждого сотрудника дважды в день, ведение специальных журналов уборки библиотеки и читального зала, обработка поверхностей специальным раствором после каждой лекции. Регулярное проветривание тоже стало нормой. Но благодаря федеральной субсидии на приобретение дезинфицирующих средств нам удалось сделать годовой запас масок, перчаток, моющих средств, оснастить рециркуляторами все аудитории, делится Колесникова. По ее словам, это очень облегчило их работу. 

«Сейчас убеждаю коллектив своим примером и своей позицией прививаться. Первый компонент вакцины я поставила 1 февраля 2021 года, а второй 21 февраля. Я сделала прививку:

  • не потому, что хотела получить «пропуск» заграницу или заселиться в отель в Краснодарском крае;
  • не потому, что хотела иметь привилегии и не носить маску, я знала, что ее все равно придется носить;
  • не потому, что работодатель пригрозил мне увольнением;
  • не потому, что хотела беспрепятственно посещать мероприятия;
  • не потому, что была уверена, что вакцина защитит меня от ковида на 100%. Я знаю, что риск заразиться существует».

«Я хотела стать еще одним абсолютно рядовым звеном в цепи коллективного иммунитета, который в конце концов остановит распространение болезни. Я шла на прививку, осознавая все риски и возможные последствия. Поэтому подготовилась: выбрала момент, когда организм был полностью здоров, берегла себя за неделю до того и в период между вакцинами, чтобы какая-то случайная инфекция не усугубила процесс».

Ведь здесь очень простая арифметика: в нашей стране непривитые от полиомиелита не болеют им потому, что 90% остального населения привиты, а привитые от ковид болеют потому, что подавляющее большинство вокруг не привиты, поясняет Колесникова.

Те, кто идет вакцинироваться, берут на себя риски, но при этом они берут на себя ответственность за тех, кто не может сделать прививку по медицинским показаниям, рассуждает ректор: наши дети, наши друзья и коллеги с тяжелыми хроническими заболеваниями, наши сотрудники, которые готовятся стать мамами. А они не заразятся, только если все остальные будут привиты.

Жизнь в пандемию: говорит Любовь Мосеева-Элье из движения «За права человека»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает Любовь Мосеева-Элье, юрисконсульт Калужского движения «За права человека».

«Как и большинство общественных объединений, мы столкнулись с проблемой грамотного выстраивания тактики своей работы в приемной во время эпидемии коронавируса», — рассказывает Любовь Мосеева-Элье, юрисконсульт Калужского движения «За права человека»

Ежегодно мы консультируем и правопросвещаем порядка 500 жителей Калужской области, попавших в трудную жизненную ситуацию, отмечает она. В основном это калужские мигранты, в том числе соотечественники, апатриды или лица, ищущие убежища, выбравшие для проживания Калужскую область.

«В первые два-три месяца эпидемии волонтеры-юристы нашей Организации гражданского общества (ОГО) не рисковали продолжать свою деятельность и не появлялись в офисе. Лично мне по состоянию здоровья пришлось перейти на дистанционную работу. В офис на прием приходила только руководитель нашей ОГО в медицинской маске и перчатках».

Коллеги из «Форума переселенческих организаций» помогли им закупить дезинфицирующие средства. В первые несколько месяцев эпидемии клиентов стало в три раза меньше, чем обычно.

Первой прививку сделала наш руководитель, говорит Мосеева-Элье. На ее примере привились волонтеры. Публичная общественная работа в офисе начала налаживаться. «Но лично я осталась на дистанционных правовых консультациях. Для этого потребовалось создать сайт организации и наладить его работу. Потребовалось создать еще одну телефонную линию, куда клиенты могли бы обращаться с вопросами по WhatsApp», — подчеркивает юрисконсульт.

В пропаганде вакцинации специально их движение не участвует, но руководитель на своем примере постоянно агитирует волонтеров и клиентов.

Жизнь в пандемию: говорит София Ильина из движения «Волонтеры-медики»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает региональный координатор Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики» по Калужской области София Ильина.

«Во время пандемии проблем было много. Не хватало элементарных вещей: средств индивидуальной защиты, термометров. Сложно было найти волонтеров. Люди просто были не готовы пойти навстречу неизвестному вирусу», — рассказывает региональный координатор Всероссийского общественного движения «Волонтеры-медики» по Калужской области София Ильина

Она отмечает, что потом работу удалось наладить, разработав механизмы приема заявок от нуждающихся, покупки продуктов, лекарств и доставки. Стало намного проще. Но все равно оставался вопрос оснащения средствами индивидуальной защиты. На данный момент все эти проблемы решены, делится Ильина. 

«С оснащением помогала администрация Обнинска, Обнинский молодежный центр и московский офис «Волонтеров-медиков». Как только в их распоряжении появлялись партии масок и перчаток, они снабжали нас. На данный момент четко проработана схема покупки и доставки продуктов нашим благополучателям, среди которых в основном одинокие пенсионеры и люди, болеющие COVID».

Теперь многие наши волонтеры не только занимаются адресной помощью, но и работают в пунктах вакцинации от COVID-19, отмечает координатор общественного движения. Они помогают донести до населения, почему вакцинация необходима, и рассказывают, какие симптомы бывают после введения вакцины и как облегчить их в случае реакции организма, объясняет Ильина.