Жизнь в пандемию: говорит Варвара Пензова из БФ «Дети наши»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает директор фонда «Дети наши» Варвара Пензова.

Нам в срочном порядке пришлось переводить многие направления в онлайн-формат, рассказывает директор фонда «Дети наши» Варвара Пензова: «Детские дома оказались закрыты как для сотрудников фонда, так и для волонтеров».

Перед их организацией встали две основные задачи в пандемию: продолжить бесперебойную работу проектов, обеспечив их подопечным доступ к компьютерам и интернету, а также оказывать ребятам психологическую поддержку. Такая помощь в тот период требовалась и  волонтерам-участникам нашего наставнического проекта «Будем вместе», вспоминает Пензова.

В помощи общественников нуждались и кризисные семьи. Прекратить или ограничить визиты социальных педагогов и психологов к ним мы не могли, объясняет представитель НКО: «Наши подопечные семьи живут в основном деревнях, где часто нет ни интернета, ни сотовой связи, а в карантин им элементарно не хватало продуктов».

«Мы развозили ноутбуки детям, которых перевели на дистанционное обучение. Без них школьники просто не смогли бы заниматься. Чтобы просто узнать домашнее задание многим нашим подопечным приходилось бегать к соседям или учителю в соседнюю деревню, уходя за несколько километров от дома», – рассказывает Пензова.

Для полноценной работы с детьми в учреждениях необходимо пересмотреть коронавирусные ограничения, уверена глава фонда «Дети наши». Уже год воспитанники находятся в изоляции. Доходит до абсурда, возмущается она: «В обычную школу дети из детдома ходят, а наставникам к ним в учреждение приехать нельзя». По ее мнению, надо искать компромисс между безопасностью здоровья и ограничениями: «Дети в детдомах оказываются далеки от реальности, которая ждет их за порогом, что усложнит их адаптацию к взрослой жизни в будущем».

Сотрудники фонда, которые контактируют с подопечными, соблюдают «масочный режим», сдают тесты, многие уже сделали прививку, делится Пензова. Она считает, что сегодня вакцинация  выглядит как единственная, пусть и не до конца проверенная мера, которая может приблизить человечество к окончанию пандемии. При этом ей хочется акцента на просвещении, а не принуждении в ее применении, а также честного мониторинга осложнений и эффективности вакцины.

Жизнь в пандемию: говорит Валерий Евстигнеев из БФ «Радуга»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает Валерий Евстигнеев, председатель правления благотворительного фонда «Радуга».

Фонд «Радуга» помогает детям с тяжелыми и неизлечимыми заболеваниями – собирает средства и организует работу хосписа. За период пандемии пожертвования очень сильно сократились, сообщал фонд в июне 2021 года. «Но унывать нам не позволяют тяжелобольные дети, ради которых мы и работаем».

Есть и другие проблемы, связанные с пандемией, говорит глава организации Евстигнеев. В фонде «Радуга» на попечении много неполных семей, когда мама одна заботится о тяжелобольном ребенке. Если она заболеет коронавирусом и будет нуждаться в госпитализации – это сложная ситуация – ребенка непросто пристроить. Ведь по общему правилу, члены семьи заболевшего тоже должны изолироваться.

Евстигнеев рассказывает историю с подопечной семьей. Одну женщину с диагнозом «коронавирус» и поражением легких 35% не смогли госпитализировать в стационар вместе с подростком 15 лет. «Мы тоже не могли рисковать и забрать ребенка в хоспис с другими тяжелобольными детьми,  говорит Евстигнеев. Больше родных нет, а соседка, хоть и хотела помочь, тоже была в группе риска – 85 лет. Евстигнееву, по его словам, пришлось ночью обзванивать коллег, знакомых врачей и просто влиятельных людей. С трудом удалось договориться пристроить ребенка в социальный приют, но встал вопрос транспортировки: скорая помощь отказывалась его везти. «В результате матери с температурой 39-40 три дня пришлось ждать дома и лечиться сильными антибиотиками, – рассказывает Евстигнеев. – Потом ребенка смогли госпитализировать в детский стационар в изолятор, а маму отправили во взрослый, где она провела почти месяц.»

В фонде «Радуга» никого не заставляют прививаться. Евстигнеев за спокойную сознательность: «Я как руководитель организации привился сразу. Этим я подаю пример коллегам». По его словам, те сотрудники фонда, которые непосредственно контактируют с подопечными, уже привились. Это  18 человек из 43. 

«Мы работаем с больными детьми и их родителями и не имеем права ошибаться», – заключает он.

Жизнь в пандемию: говорит Елизавета Олескина из БФ «Старость в радость»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает Елизавета Олескина из БФ «Старость в радость».

Эпидемия ударила даже не столько по самой НКО, сколько по подопечным организации, говорит директор БФ «Старость в радость» Елизавета Олескина: «У пожилых людей обострились хронические болезни, начались депрессии, которые порой заканчивались суицидами».

Благотворительный фонд «Старость в радость» помогает пожилым людям и инвалидам, нуждающимся в поддержке. Сотрудникам этой организации в пандемию пришлось стремительно приспосабливаться к онлайн-формату. Мы и раньше пользовались современными средствами связи, у нас сотрудники в разных регионах, но с наступлением локдауна нам пришлось вести и документооборот дистанционно, отмечает Олескина.

Ощутимой поддержкой для организации стали внеочередные президентские гранты. Без этих денег мы бы не потянули тот уровень зарплат, который необходим для срочного поиска подменного персонала в красную зону, признается директор БФ. Особенно это существенно, когда мы срочно ищем людей в интернаты, которые находятся на удаленных территориях, в сельской местности, рассказала эксперт.

«Ведь вспышка случается сегодня, а завтра в интернате почти не остается ухаживающих: они заражаются в первую очередь из-за близкого контакта со всеми подопечными, значит, завтра уже наши нянечки должны выехать хоть в нижегородские леса, хоть в архангельские снега», – подчеркнула Олескина.

По вопросам вакцинации мы ориентируемся на мнения специалистов – медиков, отметила глава «Старость в радость». 

Жизнь в пандемию: говорит Светлана Будашкаева из фонда «Здоровье Бурятии»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает Светлана Будашкаева из фонда «Здоровье Бурятии»

В пандемию стало невозможно работать онлайн в постоянном режиме с особыми детьми, из-за такого формата разрывается налаженный график, а это вредно для ребят, говорит руководитель БФ «Здоровье Бурятии» Светлана Будашкаева: «Падает и энтузиазм родителей, чувствуется, что они сложно переносят паузу без занятий, а особенно грустно мне наблюдать отсутствие прогресса у подопечных» . 

Главная задача их фонда – объединить всех заинтересованных лиц (включая добровольцев) и местные организации в коалиционную работу против заболеваний, роста травматизма и инвалидизации общества. Вместе они помогают нуждающимся и заботятся о здоровье граждан.

Другая проблема – значительно сократился поток благотворительных поступлений и число системных жертвователей среди предпринимателей. Тем временем благотворительным организациям, имеющим инфраструктуру, требуется помощь в оплате коммунальных услуг. За время локдауна, пока мы не работали, я заплатила более 100 000 руб. за отопление, свет и воду, рассказывает Будашкаева. 

Чтобы продолжать нашу деятельность, необходимо больше заниматься индивидуальной работой с особенными детьми на дому, создавать центры реабилитации и развития в шаговой доступности – в микрорайонах, полагает она. Для этого нужно подготовить штат сотрудников или волонтеров из числа родителей и платить им за работу, предлагает глава БФ. 

К вакцинации директор «Здоровье Бурятии» относится положительно: «Считаю необходимо всем ее пройти по возможности» .

Жизнь в пандемию: говорит Максим Грищенков из АНО «Трезвый Воронеж»

В России больше 5 000 000 человек заболели коронавирусом, и это число продолжает расти. Каждый день Мяч!Медиа узнает, как выживают НКО. Отвечает Максим Грищенков из АНО «Трезвый Воронеж»

Мы занимаемся пропагандой здорового и трезвого образа жизни, поэтому одна из основных проблем для НКО — запрет на массовые мероприятия. Из-за коронавирусных ограничений нам не удалось провести часть из них, – рассказывает руководитель молодежного направления и волонтерского движения, координатор массовых мероприятий АНО «Трезвый Воронеж» Максим Грищенков.

«У нас есть определенная отчетность по грантам, которую необходимо предоставлять в Москву. По некоторым проектам мы сделать этого не можем, так как они предполагают число участников от 1000 человек. К сожалению, сейчас проводить их невозможно, они откладываются и тянутся за нами хвостом», — рассказал Грищенков.

Еще эксперт отметил, что сотрудникам НКО тяжело пробиться с уроками в школы. В гранты организации были заложены образовательные активности, которые сейчас проводить очень сложно. Часто общественники прибегают к волонтерской помощи учителей.

Несмотря на то, что пандемия и карантин создали неудобства для НКО, организация не участвует в вакцинации. Это связано с тем, что проблема стоит остро и в обществе нет единого мнения. «В нашем сообществе есть люди с разными точками зрения по вопросу. Мы стараемся обходить его стороной, чтобы не вызывать потрясения в сознании людей», — отметил эксперт.

Грищенков также добавил, что АНО «Трезвый Воронеж», как и вся Россия, ждет отмены пандемийных ограничений. 

«Ждем полной отмены коронавирусных ограничений. Очевидно, что для возвращения к нормальной жизни населению необходимо пройти вакцинацию», — сказал Грищенков.