Барнаульский фонд «Облака» поможет детям собраться в школу

Каждый желающий может пожертвовать школьные принадлежности, которые фонд передаст детям из малоимущих и многодетных семей Алтайского края.

Благотворительный фонд «Облака» из Барнаула проводит акцию «Школьная пора», чтобы помочь детям собраться в школу. Желающие поучаствовать в акции могут пожертвовать школьные принадлежности нуждающимся семьям. 

Проект «Школьная пора» — традиционная инициатива фонда, в 2021 году ее проводят в седьмой раз.  

«Школьная пора — это не только праздник первого звонка, но и большие расходы для семей, где есть школьники. Именно в годы учебы дети активно растут и каждый год нужно покупать новую одежду и обувь, спортивную форму на физкультуру. Не обойтись и без тетрадок, ручек и прочей канцелярии. Затраты немаленькие даже для семей с нормальным достатком. Малоимущим и многодетным семьям приходится совсем несладко», — рассказывают благотворители. 

Пожертвовать семьям в трудной жизненной ситуации можно:

  • школьную одежду и обувь;
  • спортивную форму, футболки, кроссовки;
  • портфели, ранцы, сумки для сменной обуви;
  • канцелярию: ручки, тетрадки, линейки;
  • учебники и чистые рабочие тетради к ним.

Все это можно приносить в фонд «Облака» (ул. Анатолия, 97) или в благотворительные магазины Charity Market (ул. Лазурная, 19 или ул. Пролетарская, 56). Вещи передадут детям из малоимущих и многодетных семей Алтайского края.

В школах и детсадах России появится 900 000 новых мест

До конца 2024 года в школах планируется создать 650 000 дополнительных учебных мест, а в детских садах — 256 000.

Премьер-министр России Михаил Мишустин подписал распоряжение, согласно которому правительство направит 144,6 млрд рублей на создание новых мест в школах. Деньги распределят на три года, сообщает пресс-служба кабмина. 

На выделенные средства планируют создать около 650 000 дополнительных учебных мест. Речь идет о строительстве новых школ и о переоснащении уже работающих учреждений. К работе будут привлекать инвесторов и социально ориентированный бизнес. По регионам деньги будет распределять Минпросвещения. 

К 2024 году увеличится количество мест и в детских садах. Об этом пишут РИА Новости со ссылкой на министра просвещения РФ Сергея Кравцова. 

«За прошедший год было построено 448 детских садов. В этом году появится еще 473 новых детсада. В планах к 2024 году создать свыше 256 тысяч новых мест для дошкольников», — заявил он в ходе пресс-конференции, посвященной итогам учебного года 2020–2021 в школах России.

 

Законом и пиаром: как взрослые помогают детям

1 июня, в день защиты детей, юридическая фирма BGP Litigation провела конференцию, посвященную проблемам защиты их прав. Они обсудили, почему юристам сложно помогать детям и нужны ли им официальные адвокаты. Благотворители поделились, какие препятствия стоят на пути у «детской» благотворительности, и посоветовали, как рассказывать тяжелые истории так, чтобы не отпугнуть жертвователей.

Думать о защите детей не только 1 июня призвала Александра Бабкина, директор по социальным проектам Mail.ru Group, руководитель проекта Добро.Mail.ru. Она рассказала, как в проекте предлагают людям подписываться на регулярные пожертвования в пользу системных фондов, которые занимаются разными задачами, включая защиту детей от насилия и обеспечение прав на лекарства. Ведь до сих пор некоторые больные дети не могут получить медикаменты, положенные им по закону, подчеркнула Бабкина. Часто о правах — и своих, и детей — не знают родители.

Стереотипы 

Перейдя к теме родителей, докладчик подчеркнула: часто можно помочь детям, помогая взрослым. «Например, если мы поможем вылечить маму, ребенок не останется один в этом жестоком мире», — проиллюстрировала свою мысль Бабкина. Еще один пример — профилактика социального сиротства, поддержка семей, оказавшихся в трудной ситуации. «Когда помогаем женщине, она за собой «тянет» всю семью», — согласилась партнер международной аудиторской компании EY София Азизян. По ее словам, к такому выводу в фирме пришли, когда занимались благотворительной помощью в Африке.

Собравшиеся обсудили и препятствия на пути «детской» благотворительности в России. Одно из них — стереотипы и консервативность общества. Вроде бы в 21 веке прогрессивная общественность даже не ставит под вопрос, что бить детей плохо, но это все еще нередко встречается, особенно в бедных семьях. 

«Всегда найдется, в чем обвинить государство. И мы хотим, чтобы менялась политика. Но государство не будет принимать решения, не поддержанные большинством», — посетовала Елена Альшанская, президент БФ «Помощь детям-сиротам». 

По ее словам, в обществе должно быть ощущение, что воспитание через насилие — это плохо. Альшанская призвала юристов присоединяться к работе фонда в подготовке законодательных изменений.

Стереотипы — это больная тема основателей фондов и проектов в помощь детям. Как жаловались несколько выступающих, они получали и получают много гневных комментариев от родительского сообщества, мол, они будут передавать детей в Европу и США, продавать на органы, пропагандировать однополые отношения. «Нам сложнее всего донести, что мы не ставим целью отобрать детей из семьи, мы защищаем ребенка и заодно взрослых, которым не помогло государство», — подчеркнула адвокат, президент БФ «Юристы помогают детям» Виктория Дергунова.

Адвокаты — детям

Взрослые пользуются услугами юристов и адвокатов, но иногда отдельный адвокат нужен и детям, которые остались один на один со сложной жизненной ситуацией, считает Дергунова. Пока единственный вариант помочь — через фонды, но этого недостаточно. «Мы, конечно, составляем им юридическую «дорожную карту», но если тебе дали инструкцию от посудомоечной машины, это еще не значит, что ты сможешь ее починить», — убеждала Дергунова.

Если адвокат отправляется в суд, чтобы защитить ребенка бесплатно (pro bono), в суде его спрашивают: «Вы чьи интересы представляете?» В органах опеки тоже скептически настроены и уточняют: «Вы что, самые умные?» При этом, рассказывала Дергунова, чиновники не делают то, что должны бы делать в интересах детей.

Выход Дергунова видит в институте назначаемого детям адвоката. Такая практика уже есть в некоторых странах. Там несовершеннолетнему полагается защитник, если родители, к примеру, бездействуют или вредят ребенку, лишены прав или их интересы противоречат интересам ребенка, что установлено судом, перечислила докладчик. И он мог бы помочь в тех ситуациях, когда, например, у родителей отбирают детей, хотя нет на это оснований. Так случилось в Оренбурге в 2020 году, когда пара пожаловалась, что живет в аварийном доме. В ответ у них без решения суда изъяли четырех из пяти детей. Сейчас в отношении сотрудников органов опеки заведено уголовное дело о превышении полномочий, дети вернулись в семью, но уже получили психологические травмы, отметила Дергунова. «Если бы был адвокат, он бы спросил, на основании чего изымаются дети, и защитил бы их права», — считает она.

Теоретически в России органы опеки могут назначать детям представителя, если их интересы расходятся с интересами родителей, рассказала Дергунова. Но, по ее словам, этой возможностью они совсем не пользуются: не знают, как установить противоречие, где найти представителя, каким актом его назначить.

Поэтому фонд предлагает изменения в процессуальное законодательство — они позволят судье назначить адвоката несовершеннолетнему, чьи права некому защитить. Дергунова приглашает профессиональное сообщество обсуждать проект, который размещен на официальном сайте фонда.

С историями, но без жести: PR в «детской» благотворительности

«Помогите, у Дашеньки тяжелое заболевание, собрать деньги нужно за три дня, иначе…» — такие баннеры часто можно увидеть в интернете. Фотографии больных детей в подробностях, диагнозы крупными красными буквами, кричащие баннеры. Эти приемы могут работать, но гости конференции их не одобрили и считают не очень эффективными. «Конечно, весь пиар в этой сфере построен на эмоциях, но важно не переборщить, — предупредила Татьяна Апатова, исполнительный директор БФ «Правмир». — Высокий эмоциональный накал вызывает отторжение у людей, и они отказываются делать пожертвования».

«Чтобы люди не говорили «снова чернуха, опять кто-то умирает», мы делимся воодушевляющими историями», — заявила Светлана Строганова, руководитель клуба приемных семей БФ «Арифметика добра». 

Там сравнивают, что было с ребенком и что стало, например, истории о реабилитации. «Мы рассказываем об успехе, а потом пишем: помогите нам сделать то же самое с другими детьми», — объяснила Строганова. Она посоветовала всем рассказывать истории. Сторителлинг — это тренд в интернете, и сфера благотворительности не исключение. «Это продавцу сантехники сложно рассказывать истории о своей работе, а нам повезло, — считает докладчик. — Можем поделиться, как оплатили сироте обучающие курсы, а он потом нашел работу. Вообще фондам, которые пишут про то, как собирают деньги, часто не хватает «отчетных историй»: как помогли, чем все закончилось».

Но не все истории можно рассказать радостно, есть среди них и страшные, например, о сексуальном насилии. Люди могут жертвовать героям любых историй — и радостных, и грустных, сказала Светлана Буракова, журналист «Таких дел». Она заверила, что корреляции с собранными суммами не видит. Буракова посоветовала, как рассказывать «страшные» истории: делать это надо объективно и спокойно, без истерик. Хорошо внушить мысль, что таких историй много (в том смысле, что если с вами случилось такое же, вы не одни). Предложить помощь, выход, например, написать, куда можно обратиться.

Пиар может не только рассказывать истории, но продвигать главные идеи фонда. Например, «нет трудных детей, есть дети, которым трудно». Ими занимается БФ «Шалаш», как рассказала его директор, социальный психолог Лиля Брайнис. Там не делятся историями конкретных личностей, так как работают с группами детей и профилактикой проблемного поведения, которое зачастую — продукт влияния окружения. «В фонде также обучают родителей и преподавателей, для которых тоже есть свой слоган: «Нет трудных преподавателей, есть преподаватели с трудностями», — с иронией отметила Брайнис. По ее словам, в фонде считают, что необходимо нормализовать отношение к проблеме и давать инструкции, как действовать в непростых ситуациях.

А некоторые до сих пор считают, что добрые дела надо делать тихо. С этим не согласна руководитель направления внешних связей «Таких Дел», пиар-директор благотворительного фонда «Нужна помощь» Надежда Янкелевич. По ее мнению, надо рассказывать о себе обязательно: таким образом может появиться больше не только жертвователей, но и подопечных. Ведь случается, что нуждающиеся едут за помощью в другой регион, потому что не знают, что есть фонд поближе, пояснила Янкелевич. Но пиариться благотворительному сектору не всегда просто, признала она: ведь если вы живете на грантах, продвижение туда не заложишь.

Просвещение и борьба со стигмой дают свои плоды, спасая попавших в беду от чувства одиночества, считает Янкелевич. Для этого, уверена она, надо рассказывать о проблемах на максимально широкую аудиторию. Это поможет получить помощь, а кто-то из узнавших, вероятно, вдохновится создать свой фонд, заметила докладчик.