Levi’s проводит социальную акцию для борьбы с гендерными стереотипами

Проект проходит под лозунгом «С какими стереотипами сталкиваешься ты?».

Компания по производству одежды Levi’s проводит социальную акцию #мояизнанка, в которой женщины борются с гендерными стереотипами. Участвовать в проекте приглашают всех желающих.

Чтобы присоединиться к акции, надо рассказать о стереотипах, с которыми девушки сталкиваются каждый день. Опубликовать свою историю можно двумя способами:

  • сгенерировать диджитал-футболку со стереотипом на сайте;
  • сделать пост/сториз в одежде, вывернутой наизнанку, и рассказать свою историю .

На публикации нужно отметить @levis и поставить хештег #мояизнанка. Каждую неделю компания отбирает 70 публикаций, авторам которых дарят фирменные футболки Levi’s со стереотипами.

Среди опубликованных в рамках акции стереотипов — «Девушка должна хранить семейный очаг, а я хочу быть хорошим руководителем», «Девушка должна быть скромной, а я люблю привлекать внимание», «Девушка должна быть музой, а я хочу быть гением».


Бьет не значит любит. Как менялся закон о домашнем насилии

Побои в отношении близких людей больше не считаются преступлением. При этом закона о домашнем насилии в России пока нет, хотя законопроекты с предложением урегулировать этот вопрос поступали в Госдуму неоднократно. Так, недавно стало известно, что осенью в ГД внесут проект закона, который должен обеспечить профилактику семейно-бытового насилия.

Уголовная ответственность за побои

Чуть более 24 лет назад, 1 января 1997 года, вступил в силу Уголовный кодекс РФ. В документе побоям посвятили отдельную статью 116, ее включили в главу 16 «Преступления против жизни и здоровья». Статья предусматривала ответственность за побои и другие насильственные действия в отношении близких родственников. Самое суровое наказание – лишение свободы на срок до двух лет, самое лояльное – обязательные работы на срок до 360 часов. Причем к статье было примечание, что под близкими нужно понимать супругов, родителей, детей, бабушек и дедушек, внуков и т. д.

Конвенцию Союза Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин и домашним насилием (Стамбульскую конвенцию) открыли для подписания 11 мая 2011 года. Ее подписали 46 стран и Европейский союз. Россия до сих пор не ратифицировала Конвенцию. «Я думаю, что наша общественность и государство морально, психологически, социально и финансово пока не готовы к ратификации Конвенции», – считает руководитель проекта Федерального союза адвокатов России «Женское право» Татьяна Сустина.

«Татьяна Москалькова, уполномоченный по правам человека, уже несколько раз призывала Россию ратифицировать Конвенцию. Но проблема в том, что сейчас основные эксперты, которые формулируют рекомендации правительству, – представители радикально-консервативных организаций и групп. Они категорически против ратификации, хотя и не являются экспертами по международным нормам», – заявила генеральный директор центра по предотвращению насилия «Анна» Марина Писклакова-Паркер.

 По ее словам, противники ратификации дезинформируют общество и правительство с точки зрения основных целей и содержания Конвенции. Подобную тактику они же применяют к закону о профилактике домашнего насилия.

Правозащитник Екатерина Рейферт считает, что дело не только в ратификации Стамбульской конвенции, но и в практической плоскости применения конкретных механизмов предотвращения трагедий и охраны жертв. 

«Помнится, у министра внутренних дел Владимира Колокольцева была здравая идея – оцифровать работу участковых. Это первый и главный шаг к тому, чтобы механики заработали. Идеологически именно участковый, конкретный сотрудник с ФИО и глубоким осознанием ответственности, должен отвечать и за предотвращение самых страшных сценариев, и за функцию охранной логики», – сообщила Екатерина Рейферт, правозащитник.


Рейферт указала на важность профилактики в таких вопросах: «Хорошие, объективно полезные механизмы вроде охранных ордеров предполагают как новые трактовки, так и манипуляции ими политически заинтересованных структур. Хотелось бы видеть профилактику все-таки, ведь трагедию можно не допустить, и это резоннее, чем исправлять ее после». В завершение своей мысли правозащитник добавила: «Анализируя проблему глобально, сбитые ориентиры в понимании семьи, ролей мужчины и женщины, их обязанностей и прав, перемена в отношении детей и детства, родительства в принципе, это – колоссальная проблема, корень бед».

Декриминализация побоев

Четыре года назад в статью «Побои» Уголовного кодекса внесли поправки. Побои в отношении близких перевели из разряда преступлений в административные правонарушения в случаях, когда проступок совершен впервые. 

Теперь за впервые совершенные побои в отношении близких могут оштрафовать на сумму от 5000 до 30 000 руб., посадить под арест на срок от 10 до 15 суток или привлечь к обязательным работам на срок от 60 до 120 часов (ст. 6.1.1 КоАП). И только если ситуация повторится, нарушителя накажут по уголовной статье: вплоть до административного ареста до 3 месяцев (ст. 116.1 УК).

Законопроекты о домашнем насилии

В сентябре 2016 года в Госдуму поступил законопроект о профилактике семейно-бытового насилия (№ 1183390-6). Его авторами выступили депутат Госдумы Салия Мурзабаева и член Совета Федерации Антон Беляков. В этой версии законопроекта авторы дали широкое толкование понятия семейно-бытового насилия: «Семейно-бытовое насилие может совершаться в форме физического, психологического, сексуального и экономического насилия».

В ноябре 2016 года Совет Госдумы рассмотрел законопроект и отклонил его. Причина – документ противоречил Семейному кодексу и Конституции, а некоторые его положения дублировали уже существующее законодательство. 

На сайте Совета Федерации 29 ноября 2019 года появилась новая версия законопроекта. Согласно документу, примирять жертв с агрессором должны НКО и общественные организации, которые занимаются профилактикой домашнего насилия. У медиков, зафиксировавших побои у жертвы домашнего насилия, появится новая обязанность – о таких случаях они должны будут сообщать в полицию. Законопроект продвигает депутат Оксана Пушкина. Именно она в марте этого года заявила в СМИ, что уже осенью в ГД внесут законопроект, который должен обеспечить профилактику семейно-бытового насилия. 

Сустина считает, что закон примут или в сентябре 2021 года, или отложат на долгое время. В центре «Анна»* тоже не теряют надежды, что закон будет принят. 

«Наш центр внесли в реестр иностранных агентов в 2016 году за работу над этим законом. Но я рада, что в Думе и Совете Федерации работа продолжается», – поделилась Писклакова-Паркер.

При этом эксперты сходятся во мнении, что только с помощью одного закона проблему домашнего насилия не решить:

«Закон очень важен, так как создает рамки дозволенного, но его недостаточно. Для решения проблемы домашнего насилия необходимо создание системы реагирования и профилактики. Она должна включать не только нужное количество убежищ, обеспечение психологической и юридической помощи пострадавшим и их защиту в процессе ухода от агрессора, но также тренинги для всех, кто работает с этой проблемой, работу с теми, кто применяет насилие и создание в обществе атмосферы недопустимости насилия», – считает Писклакова-Паркер.

 

Сустина уверена: принятие закона может помочь на старте облегчить процессуальную работу потерпевших и настроить правоохранителей на работу, которой раньше они предпочитали не заниматься. «Нужны ли инструменты, предлагаемые законом? Безусловно. Нуждается ли закон в фундаментальной доработке? Безусловно. Необходим ли полный пересмотр государственного или полугосударственного участия, как практического, так и идеологического, в теме семьи и детства? Пожалуй, это самый первый шаг», – соглашается Рейферт.

«Безусловно, положительная динамика от принятия закона о домашнем насилии будет ощущаться сразу, но дальше предстоит серьезная работа с общественным мнением. Сам по себе закон, конечно, проблему не решит, потому что она сложнее, чем просто правовое регулирование», – пояснила Татьяна Сустина, руководитель проекта Федерального союза адвокатов России «Женское право».

НКО для жертв семейного насилия

Всего в России работает около 150 организаций, куда могут обратиться жертвы домашнего насилия. Большинство из них сосредоточено в Москве и Санкт-Петербурге. Редакция «Мяч!Media» ранее составила список таких организаций.

В центрах, оказывающих поддержку жертвам домашнего насилия, нам рассказали, что во время пандемии количество обращений значительно выросло. Например, за весь 2020 год помощь в центре «Насилию.нет»* получили 960 пострадавших. В центр «Сестры» в период с июня по август прошлого года поступило в общей сложности 755 обращений на кризисную почту.

«Люди, которые и раньше страдали от домашнего насилия, оказались в ситуации, когда им некуда идти. Причем письменных обращений оказалось больше, так как сделать звонок в присутствии агрессора проблематично», – отметила Диана Барсегян, специалист по коммуникациям центра «Насилию.нет».

Из-за роста числа обращений девять НКО обратились к правительству РФ и главам регионов с просьбой принять срочные меры для защиты пострадавших в условиях карантина. Центр «Насилию.нет» был в числе этих организаций. По словам Барсегян, ожидаемого эффекта от письма не было, напротив, НКО признали иноагентом, и это лишь ухудшило ее положение. С таким статусом получить поддержку от государства вряд ли удастся.

«Грант, скорее, получит НКО, про которую никто никогда не слышал, чем наш центр. Мы изучили вопрос, чтобы узнать, кто же получает поддержку. Это организации, которые не имеют никакого отношения к теме домашнего или гендерного насилия. Например, мэрские гранты получили патриотические и религиозные организации», – поделилась представитель центра.

Писклакова-Паркер отметила, что грантов на борьбу с домашним насилием стали выделять меньше: «Я точно не могу сказать, насколько сложно получить государственную поддержку, так как мы не обращались. Но знаю, что в предыдущие годы было больше президентских грантов на борьбу с домашним насилием, чем в 2020 году».

*Организация выполняет функцию иностранного агента.

Компания Levi’s и фонд «Второе дыхание» проводят акцию по сбору и переработке одежды

Поучаствовать в экопроекте могут москвичи и гости столицы.

Компания Levi’s и фонд «Второе дыхание» проводят акцию по сбору и переработке вещей из денима. Цель проекта — уменьшить негативное воздействие модной индустрии на окружающую среду, сократить количество выброшенной одежды, стимулировать ее вторичное использование и переработку в пользу безотходного производства. 

Участвовать в акции может каждый желающий. Для этого ненужную одежду из денима надо сдать в специальные контейнеры Levi’s Recycle Boxes в магазинах бренда в Москве. Организаторы акции принимают чистые джинсовые вещи, в том числе штаны, шорты, юбки, куртки, жилетки, рубашки, платья, сумки. Сдавать можно не только одежду от Levi’s, но и вещи других брендов. 

Собранную одежду отправят на сортировку в фонд «Второе дыхание». Ее разделят на два типа: вещи в хорошем состоянии передадут нуждающимся, а плохие переработают в регенерированное волокно для наполнения мягкой мебели и использования в качестве строительного материала. 

В обмен на один пакет вещей, в котором должна быть минимум одна вещь из денима, участники акции получат скидку 20% на покупку одежды от Levi’s. Со списком магазинов, которые участвуют в акции, можно ознакомиться на сайте