Aviasales и фонд «Шалаш» выпустили материал о подростках с трудностями поведения

В тексте описаны примеры трудного поведения подростков и даны рекомендации по решению конфликтов.

Компания Aviasales и благотворительный фонд «Шалаш» выпустили совместный материал о подростках с трудностями поведения. Статью опубликовали в блоге Aviasales.

«Этот материал мы написали совместно с фондом «Шалаш», который предотвращает серьезные негативные последствия для детей с трудностями поведения и помогает им с ними справиться. Смоделировали несколько ситуаций в путешествиях, так сказать, для примера. В них вы узнаете себя, а еще — почему не бывает «трудных» детей, а бывают дети, которым трудно. Возможно, и вы были таким ребенком», — написали во вступлении авторы текста. 

Текст под названием «Как я (так себе) провел лето: рассказы детей, которым трудно» состоит из семи очерков о непростом поведении ребенка в путешествии. В материале можно прочитать про

  • двенадцатилетнего Никиту, который не хотел ходить по музеям Лондона;
  • пятнадцатилетнюю Дарину, которая якобы своровала 100 евро в Германии;
  • девятилетнюю Соню, которая кинула камень в мальчика на пляже Ялты;
  • шестнадцатилетнего Артема, который не хотел присматривать за младшей сестрой в Анталии;
  • четырнадцатилетнюю Кристину, которая помогла родителям найти общий язык с местными жителями в Праге;
  • восьмилетнего Платона, который не любит летать в самолете;
  • одиннадцатилетнего Максима, которого родители на лето оставили с бабушкой и дедушкой.

Каждый рассказ о трудном поведении подростка заканчивается краткими рекомендациями психолога. Специалисты поясняют, как родителям не допустить конфликтной ситуации с ребенком в путешествии или справиться с таковой. Еще можно увидеть пояснения о том, почему и на что ребенок был обижен, из-за чего он себя так повел.

Фонд «Шалаш» и сервис доставки «Самокат» запустили акцию для поддержки детей с трудностями поведения

Проект развенчивает миф о трудных детях и объясняет, что делать, если ребенок ведет себя агрессивно.

Благотворительный фонд «Шалаш» вместе с сервисом доставки продуктов «Самокат» запустили акцию для поддержки детей с трудностями поведения. Инициативу приурочили к Международному дню защиты детей, который празднуют 1 июня.

«Ко дню защиты детей мы назвали продукты расхожими фразами, которые взрослые часто говорят детям, когда пугаются и не понимают, почему дети не слушаются, проявляют агрессию или замыкаются в себе. Мы хотим показать, что это не «трудные» дети, а дети, которым трудно, и им всем нужна поддержка и защита», — рассказали организаторы акции в соцсетях.

В приложении «Самокат» можно купить «макароны, которые постоянно себя накручивают», «молоко, которое еще нагуляется» и «колбасу, которая все делает из-под палки». 

В рамках акции также запустили сайт, на котором рассказывают о детях с трудностями поведения. Среди опубликованных на сайте статей — «Почему дети так себя ведут?», «Правда ли, что трудные дети вырастают только в «плохих» семьях?», «Какие есть последствия у трудного поведения?», «Как быть, если мой ребенок столкнулся с трудным поведением?». Здесь же можно скачать дневник эмоций — практичный инструмент, который учит понимать свои чувства.

Социальный спорт для детей: где взять тренеров и как их обучить

Спортивные социальные проекты – это не про медали, это про здоровье, адаптацию, инклюзию и радость спорта для всех. Как готовят тренеров для социального спорта, обсудили на втором дне онлайн-конференции «Спорт и общество: открытый разговор». С одной стороны, есть специализированное высшее образование и разные курсы переподготовки, с другой стороны, кадров остро не хватает: люди просто не хотят работать с детьми с особенностями.

«Без образования тренеров мы бы не сдвинули с места наш проект «Добрый лед», – заявил Игорь Барадачев, руководитель программ Благотворительного фонда Геннадия и Елены Тимченко. «Добрый лед» делает хоккей доступным для каждого ребенка в стране, в том числе в маленьких городах и селах. В его рамках проводятся хоккейные семейные фестивали, конкурсы грантов (ведь хоккейная экипировка недешевая), тренинги для юных хоккеистов и, конечно, дистанционное обучение тренеров. В фонде разработали авторскую программу обучения под запросы социального спорта, которая заметно отличается от обычной программы, отметил Барадачев. 

«Специалистов по адаптивному хоккею не готовит ни один ВУЗ, – поделился Барадачев. – Мы обучаем спортивной медицине, психологии личности спортсмена и тренера, уделяем внимание социально-психологическим аспектам в работе, организационной компетентности детского тренера, факультативно – английский язык». 

Образовательная программа по адаптивному хоккею включает курсы повышения квалификации для тренеров и судей, онлайн-программу обучения и тестирования волонтеров, стажировки для специалистов, в том числе зарубежные.

Фото: проект «Добрый лед»

В презентации Барадачева были отзывы тренеров, которые прошли обучение. «Осознал, что дети иногда не понимают, что я хочу до них донести», – признался тренер Александр Маков. А его коллега Максим Смоляк вынес «самое главное – как выходить из конфликтных ситуаций в работе с родителями».

Как отметил Барадачев, надо вкладываться и в управленческие навыки – обучение координаторов, – ведь спортивный менеджмент имеет большую специфику.

Новые знания нужны и родителям, потому что им надо хорошо понимать специфику вида спорта, физиологические особенности ребенка, как спорт на него повлияет, как выстроить режим дня и так далее. Как признался Барадачев, иногда родителей ставит в ступор вопрос, как правильно подобрать ребенку экипировку. 

Докладчик рассказал еще об одном проекте Фонда Тимченко – «Шахматы в школах». В числе прочего он подразумевает подготовку учителей начальных классов. «В целом мы занимаемся образованием тренеров, чтобы дети могли заниматься спортом независимо от состояния здоровья», – подытожил Барадачев.

Наследие СССР и переподготовка тренеров

О том, как обучают специалистов в этой узкой сфере и какие тут есть проблемы, поделился профессор кафедры теории и методики адаптивной физической культуры Института физкультуры и спорта имени Лесгафта Сергей Евсеев. По его словам, в советское время число инвалидов занижалось в три раза: считалось, что это пережиток капитализма, который уйдет с построением идеального общества. Например, мужчины, которые получили травмы во время военных конфликтов, получали пенсии и пособия по другим основаниям. В то же время считалось, что спортивные достижения показывают превосходство социалистической системы, рассказывал Евсеев. По его словам, две эти установки вошли в противоречие, когда в СССР поставили задачу готовиться к паралимпиадам. «Мы активно включились в программу олимпиады для инвалидов, что было странно, ведь официально у нас не было инвалидов», – вспоминал Евсеев, который тогда принимал участие в зарубежных семинарах.

Психологическое наследие есть у нас до сих пор. А «социализация очень завязана на психологию места, где живет ребенок». И по этой причине модель подготовки волонтеров из США нам не подходит, считает Евсеев: «В Америке это трех-четырехнедельные курсы. А у нас все очень сегрегировано, например, в ПНИ просто так не зайдешь».

В ведении Минспорта сейчас 14 вузов и три филиала, есть бакалавриат и магистратура, а также возможности для дополнительного образования. Их предлагают компании, которые готовы выстроить программы под любой запрос практики, с одобрением поделился Евсеев. Что касается НГУ, он включен в программу «Спорт – норма жизни». Это программа переподготовки тренеров, по которой могут за счет бюджета обучиться 48 000 человек. 

Как рассказал Евсеев, в системе высшего образования ежегодно выпускается 1500–2000 специалистов, в НГУ им. Лесгафта – порядка 150–200 человек. Сначала в НГУ готовили специалистов по нозологическому принципу, но перешли к более универсальному подходу, поскольку сейчас много людей, у которых сразу несколько поражений, например, нарушение интеллекта и опорно-двигательного аппарата. По словам Евсеева, очень недооценен такой вид подготовки, как двигательная рекреация – движение для удовольствия и досуга. При этом одни и те же дети могут быть и в спорте, и в рекреации, отметил докладчик.

Тренеров не хватает

В России остро не хватает тренеров, которые умеют, хотят и могут заниматься с лицами с ограниченными возможностями, заявила Ольга Слуцкер, президент Специальной Олимпиады в России. С этим согласилась Наталья Белоголовцева, директор и учредитель всероссийской программы комплексной реабилитации личности «Лига Мечты» (начиналась с программы «Лыжи мечты»): «Люди не готовы идти работать с детьми с особенностями». В фонде помогают детям с особенностями заниматься горными лыжами, командными видами спорта, скалолазанием, водными видами спорта (типа каякинга), творчеством и роллер-спортом – это способ кататься на роликах с помощью специального оборудования, который придумали специалисты «Лиги Мечты».

По словам Белоголовцевой, все это нужно, чтобы повысить качество жизни людей с разными видами инвалидности, это своего рода лечение спортом: чтобы уметь ходить, открыть бутылку с водой, застегнуть молнию – словом, жить по-человечески. 

От занятий спортом улучшается физическое состояние подопечных, активный образ жизни перенимают родственники (есть даже программа для бабушек и дедушек), а все они получают ощущение нормальной, обычной семьи, рассказала докладчик. Занятия спортом вовлекают в процесс воспитания отцов, которым комфортнее играть с ребенком в бадминтон, а не ходить по врачам, отметила Белоголовцева. В фонде не делят участников по диагнозам, берут всех, кто имеет минимальную опору на ноги, пусть даже провел всю жизнь в инвалидной коляске.

Набрать подопечных можно, но проблема, кто будет с ними работать. В фонде работает 800 человек, это, по мнению Белоголовцевой, мало.

«Например, в Москве всего пять инструкторов по горным лыжам. Это мало, хотя работа хорошо оплачивается», – говорит она. Есть острая нехватка тренеров, они не хотят работать с особенными детьми, признала Белоголовцева. 

Но в фонде есть случай, когда подопечная достигла таких успехов, что сама стала тренером. Дарья Елькова до того, как попасть в фонд, не могла застегнуть ботинки, ходила все хуже и хуже, пользовалась палками, а ноги начали отказывать. Она попробовала встать на горные лыжи и серьезно ими увлеклась, рассказывала Белоголовцева. В 18 лет Елькова выиграла российскую Спартакиаду среди инвалидов, стала профессиональным инструктором, который может заниматься даже со здоровыми людьми. Сейчас она студентка Института физкультуры Лесгафта, с гордостью поделилась глава фонда.

Фото: facebook.com/dreamski.ru 

«Лыжи мечты» Сергей и Наталья Белоголовцевы основали в 2014 году. Они пробовали разные методики лечения сына Евгения с ДЦП, рискнули поставить его на горные лыжи и увидели эффект уже через две недели занятий. Сейчас в «Лиге Мечты» подготовили социальную франшизу. Белоголовцева уверена, что в деле социального спорта можно добиться успехов с помощью энтузиазма и упорства: «Сейчас наша программа работает в 39 регионах на 110 спортивных объектах. А проект мы начинали в 2014 году с кучкой необученных волонтеров».