Фонд «Живи сейчас» снял видеоролик для привлечения внимания к людям с БАС

Проект создали в рамках месяца осведомленности о болезни.

Июнь — месяц осведомленности о боковом амиотрофическом склерозе (БАС). Для привлечения внимания общественности к людям с этим диагнозом благотворительный фонд «Живи сейчас» снял социальный ролик.

БАС — это прогрессирующее заболевание, которое поражает двигательные нейроны в головном и спинном мозге. Эти клетки управляют мышцами, поэтому их гибель приводит к слабости и потере мышечной массы, в результате человека постепенно парализует, вплоть до потери возможности самостоятельно дышать.

Герои видео о болезни — актер Павел Деревянко и Юрий Логинов, который уже 9 лет болеет БАС. 

«Болезнь отняла у Юры возможность двигаться и говорить. Но в этом видео он смог сказать о самом важном», — рассказали в фонде «Живи сейчас».

О фонде «Живи сейчас»

Фонд «Живи сейчас» создан в 2015 году по инициативе людей с БАС и их близких, а также врачей и тех, кто помогает. Фонд существует, чтобы развивать в России все виды помощи больным БАС, а также пациентам с другими нейромышечными заболеваниями. В фонде помогают пациентам, их близким и помощникам. Ведется работа по привлечению внимания общественности к проблемам людей с диагнозом БАС. 

Открыт прием заявок на конкурс видео о социальных проектах «Хорошая история»

Общий призовой фонд конкурса составляет один миллион рублей.

В России стартовал прием заявок на конкурс видео о социальных проектах «Хорошая история». К участию приглашают молодых режиссеров, студентов и выпускников школ, сотрудников НКО и всех, кто неравнодушен к развитию благотворительности. 

Цель конкурса «Хорошая история» — рассказать о лучших социальных и культурных инициативах НКО из всех уголков страны, расширить присутствие социальной тематики в медиапространстве.   

«Мы хотим, чтобы как можно больше людей узнали, что рядом с ними здесь и сейчас наши инициативные и талантливые соотечественники меняют жизни многих людей к лучшему», — рассказывают организаторы. 

На конкурс можно отправлять видео любого жанра. Важно, чтобы длительность ролика не превышала пяти минут, а его тема была посвящена проекту, победившему в конкурсе президентских грантов. Участвовать можно в нескольких номинациях:

  • «Лучшая режиссерская работа»;
  • «Лучшая операторская работа»;
  • «Лучший сценарий игрового фильма»;
  • «Лучший сценарий документального фильма».

Отдельный приз вручат в номинации «Лучший ролик о социальном проекте». Победителя в этой категории выберут зрители. 

Работы принимаются до 15 августа включительно. Подать заявку для участия в конкурсе «Хорошая история» можно на сайте. Победителей объявят осенью. 

Как НКО и медиа найти общий язык

Журналистам и общественникам тяжело работать в партнерстве. Первых постоянно просят «написать что-нибудь», а слова вторых в публикациях искажают. По-хорошему, некоммерческие организации и редакции должны работать в партнерстве, но непонятно, как найти общий язык.

В конце прошлого года исследовательская группа ЦИРКОН изучила, что пишут СМИ о работе некоммерческих организаций. Как оказалось, экспертные интервью и развернутые мнения общественников в медиа публикуют не слишком охотно. Гораздо чаще пишут короткие новостные заметки без пояснений и комментариев, а самый популярный информационный повод – мероприятия, которые провели НКО (онлайн-акции, сборы, концерты, аукционы и флешмобы).

Такая ситуация невыгодна обеим сторонам, но особенно недовольны представители некоммерческих организаций.

«Тема благотворительности пугает и неинтересна… СМИ безразлично, что происходит в сфере благотворительности», — жалуется Марина Крижевская из фонда борьбы с лейкемией. 

Разъяснить причины недопонимания медиа и НКО решила главный редактор Forbes Life и Forbes Woman Юлия Варшавская. 18 марта на вебинаре «Как НКО быть всегда готовым к общению со СМИ?» она рассказала о главных проблемах коммуникации и способах их решения.

Какие проблемы есть в коммуникации медиа с НКО и как их решать

Некоммерческим организациям очень сложно коммуницировать с медиа, начала Варшавская. Но это происходит не потому, что журналисты бесчувственные, а НКО слишком требовательные. Всему есть объективные причины.

Публикации о НКО журналисты воспринимают как благотворительность. Это происходит потому, что такие тексты не приносят трафика, их не читают. Варшавская отмечает, что это проблема не только российских, но и зарубежных медиа: писать популярные тексты про благотворительность сложно.

«Когда я как редактор принимаю решение писать текст про НКО, я сталкиваюсь с тем, что я, по сути, занимаюсь благотворительностью. Потому что я знаю, что этот текст не принесет мне трафика. Я должна потратить на него ресурсы мои и редакции… Я должна потратить гонорар журналисту, время на текст, который прочитает очень маленькое количество людей», — говорит редактор Forbes. 

Есть из этого правила и исключения, например, фэшн-съемка жителей ПНИ для «Домашнего очага» или исследование об онкологии фонда «Нужна помощь», которое, по словам директора фонда Мити Алешковского, набрало 3 млн просмотров.

Решение проблемы низкой читаемости текстов про благотворительность простое и сложное одновременно: надо найти интересные форматы для читателя и говорить на понятном языке. Варшавская добавляет, что писать популярные тексты про благотворительность не стыдно.

«Я часто сталкиваюсь с такой проблемой: у НКО есть очень четкое представление о том, как они должны рассказывать про свою работу и проблему, которой они занимаются. Но когда ты находишься внутри проблемы, ты не совсем понимаешь, как эту проблему видит читатель… Я считаю, что совершенно не пошло, не стыдно и не неправильно создавать контент про работу НКО, который зайдет читателю… Использовать звезд-попечителей фонда, использовать известных людей, использовать более развлекательные инфоповоды — это 

нормально. Это расширяет аудиторию, которую можно вовлечь в работу НКО», — говорит эксперт.

Скриншот вебинара

Некоммерческие организации не интересны для СМИ

С этим утверждением Варшавская не согласна полностью и просит не обобщать. На самом деле любое медиа с удовольствием сотрудничает с благотворителями, ведь и те, и другие работают на общую цель – меняют жизнь людей, индустрий и городов. Эксперт отмечает, что информирование людей о проблемах, с которыми они могут столкнуться, – важнейшая задача журналистики, поэтому СМИ и НКО надо работать в партнерстве.

Чтобы быть интересной конкретному изданию, некоммерческая организация должна соблюдать простое правило – предлагать актуальную тему. Варшавская раскрывает секрет: массовые рассылки не работают, подход должен быть максимально индивидуальным. Если НКО хочет опубликовать свой материал, нужно внимательно изучить издание и понять, что журналисты пишут и в каких форматах. Например, для Forbes не очень интересен стролителинг, но в журнале с удовольствием напишут, почему в третьем секторе работают одни женщины и как включить людей с инвалидностью в рабочий процесс.

Еще один совет от Варшавской – налаживать профессиональный контакт с редакторами и журналистами издания, в которое хочет попасть НКО. Таких людей эксперт называет «агентами добра» и считает, что они есть в каждом медиа. А если сотрудник СМИ заинтересован в теме и у него есть источник, публикация обязательно состоится.

Данные исследования АСИ, ЦИРКОН 2020

Медиа не знают, как правильно писать про НКО и просят общественников писать самим

В этой ситуации Варшавская не видит ничего плохого. Она приводит пример: если журналист пишет статью про экономику, он идет к экономисту, рассказывает про новый закон – берет комментарий у юриста, оценивает модные тренды – обращается к профессионалу в сфере фэшн. Точно так же и представители НКО должны стать для медиа экспертами, к которым приходят за разъяснением непонятных вопросов и комментариями. Такие отношения СМИ и некоммерческих организаций формируют долгосрочное и доверительное профессиональное партнерство, которое выгодно обеим сторонам. Каждый предоставляет свою экспертизу: НКО рассказывает о социальной проблеме, а медиа помогает сделать хороший материал.

«Если журналисты и редакция не могут хорошо написать текст про вашу работу, напишите его сами. А мы отредактируем», — говорит Варшавская. 

Спикер считает, что у каждой НКО должен быть свой пресс-секретарь или райтер. Этот человек полностью погружен в тему и может писать хорошие статьи от имени фонда. Проблемы у благотворителей разные: одни работают с паллиативными пациентами, другие – с сиротами, а третьи помогают бездомным. Журналист не может детально понимать специфику каждой ситуации, а пресс-секретарь фонда ему поможет. Варшавская подсказывает: если нет денег на райтера, можно пользоваться услугами интеллектуальных волонтеров. В любом случае текст, который НКО отдает в СМИ, должен быть высокого качества. В редакции его будут дорабатывать.

Как абстрактную идею превратить в реальный социальный проект

Прежде чем подавать заявку на грант, НКО нужно придумать социальный проект. Но одной задумки мало – идею важно умело реализовать.

Об алгоритме и принципах реализации социального проекта рассказала руководитель Центра управления социальных инноваций GrantRafing Эльвира Алейниченко. 27 апреля на вебинаре «От идеи до социального проекта НКО» эксперт раскрыла секреты воплощения в жизнь самых смелых идей. 

Где взять идею социального проекта?

Есть много способов поиска идей, Алейниченко выделяет несколько: 

  • мозговой штурм, во время которого сотрудники НКО предлагают свои идеи, высказывают мысли и мнения;
  • анализ опыта похожих организаций поможет сориентироваться в отрасли и понять, что делают другие;
  • обучение подталкивает к новым взглядам, позволяет посмотреть на старую проблему по-новому;
  • общение с единомышленниками наталкивает на мысли о месте конкретной НКО во всем третьем секторе;
  • самоанализ помогает понять, что можно и нужно делать лучше. 

Еще идеи можно брать из результатов социальных исследований, выступлений экспертов, публикаций СМИ. Полезно ориентироваться на проекты, которые уже были поддержаны грантодателями. 

«Иметь широту взглядов и «насмотренность» очень важно», — говорит эксперт.

Алейниченко отмечает, что не нужно бояться смотреть на чужие идеи: скопировать их все равно не выйдет. Даже если вы возьмете чью-то задумку, по итогу получится авторский проект. 

Спикер приводит пример. Допустим, вы хотите заниматься проблемой бездомных собак. Уже сегодня десятки НКО работают в этой сфере. Но ваш проект может стать уникальным. И вот как.

  • Выбираем конкретную задачу, которую хотим решать. Например, устраивать животных в приюты или бороться с жестоким обращением с ними. 
  • Определяем географию и сроки. Будем заботиться о всех собаках в городе? Или остановимся на конкретном районе? Проект продлится пять лет? Или достаточно продумать план на три месяца?
  • Придумываем, как считать результаты. Как поймем, что проект реализован успешно? Будем считать, сколько собак пристроили в семьи? Или смотреть на статистику несчастных случаев с бездомными животными?

Если подробно расписать все пункты, то появится конкретный фокус проекта. И он вряд ли совпадет с чьим-то другим. 

Как идею превратить в проект?

Алейниченко выделяет основные компоненты социального проекта.

  • Проблема. Ее изучение — первый этап перехода от идеи к реализации проекта. Важно четко сформулировать проблему, убедиться, что она важна и актуальна для целевой группы, понять причины, масштаб и последствия, разобраться, кто уже занимается решением вопроса. Спикер рекомендует пользоваться официальной статистикой, результатами исследований по теме, публикациями СМИ, получать обратную связь от подопечных.
  • Цели и задачи. Алейниченко советует пользоваться моделью SMART. Это значит, что цели и задачи должны быть конкретными, измеримыми, достижимыми, значимыми и ограниченными во времени.
  • Механизм реализации. Это календарный план из мероприятий, которые предстоит реализовать. Например, мы решили помогать воспитанникам детских домов получать бытовые навыки. Чтобы это делать, нужно составить образовательную программу, найти преподавателей и помещение для занятий, придумать формат.
  • Результаты. Для оценки результатов можно использовать качественные и количественные показатели, анализировать социальный эффект. В примере с воспитанниками детских домов по окончании образовательной программы у студентов можно брать интервью (качественная оценка) или просто считать выпускников (количественная оценка). Сложнее всего с социальным эффектом — он прослеживается только со временем. Но можно предположить, что владеющие бытовыми навыками молодые люди легче впишутся в общество и не займут маргинальных позиций. 

Еще нужно четко определить целевую группу и правильно выбрать команду (важно количество людей и их компетенции). Ограничителями для социального проекта станут сроки, бюджет и территория реализации.

Алейниченко предлагает обратить внимание на возможности партнерства. Социальные проекты НКО может реализовывать вместе с государством, бизнесом, другими НКО или общественными организациями (например, сообществами студентов или экологов). При этом партнеры обязательно должны идти к одной цели, объединять ресурсы (финансовые, интеллектуальные, материально-технические) и одинаково нести ответственность за результаты работы. Партнерские отношения требуют много усилий, поэтому важно заранее продумать, действительно ли они нужны.

Еще один важный момент – огласка и информирование о проекте. Эксперт рекомендует обеспечить стабильное пребывание проекта в информационном поле (найти подходящие каналы коммуникации и продумать новостные поводы), а также создавать и поддерживать позитивный образ проекта и НКО в СМИ.

Как оценивать качество социальных инициатив?

Качество и эффективность реализации социальных проектов Алейниченко оценивает по девяти признакам:

  • стратегичность (должно быть четкое понимание проблемы, ее предпосылок и последствий);
  • системность решений (социальный проект — это не разовая акция, а мероприятие, которое ведет к долгосрочным эффектам);
  • логическая выстроенность (все компоненты проекта четко выстроены и понятно связаны между собой);
  • эффективность используемых ресурсов;
  • результативность и оказание влияния;
  • вовлеченность участников проекта и партнеров;
  • привлечение внимания и изменение отношения общества к существующей проблеме;
  • понимание рисков и системы их профилактики и предотвращения;
  • выстроенность внешних коммуникаций.