В фонде Потанина выбрали лучших музейных волонтеров

Они поедут в культурно-развлекательную поездку по Москве и Туле, а также поучаствуют в создании документального сериала.

В благотворительном фонде Владимира Потанина подвели итоги конкурса «Музейный волонтер». Победителями стали 15 человек. 

Цель конкурса — поддержать волонтеров, чья работа влияет на укрепление статуса волонтерства в музейной сфере. Конкурс дает возможность рассказать о себе и своей деятельности музейному сообществу и широкой общественности, познакомиться с единомышленниками, получить новый опыт и знания.

Как рассказали организаторы, на конкурс было подано 64 заявки из 25 субъектов России. Среди 15 лучших оказались:

  • Говорина Ольга Ивановна из Политехнического музея Москвы;
  • Панфилова Лариса Васильевна из краеведческого музея Архангельска;
  • Трифонова Анастасия Сергеевна из краеведческого музея имени М.Б. Шатилова в Томске;
  • Сливина Ольга Владимировна из областного музея изобразительных искусств в Калининграде;
  • Никифорова Людмила Константиновна из историко-художественного музея в Егорьевске.

Возрастной диапазон победителей конкурса — от совершеннолетия до 74 лет. 80 % участников конкурса — женщины, 20 % — мужчины. 

«Для победителей будет организована культурно-познавательная поездка в Москву, Тулу и Тульскую область. Поездка состоится 7-11 июля 2021 года, в ее программе — посещение музеев, представляющих спектр успешных практик по взаимодействию с волонтерами, а также создавших в последние годы новые экспозиции, которые способствуют развитию аудиторий. Также летом 2021 года победители конкурса и музеи, которым они помогают, примут участие в создании документального веб-сериала, задача которого — найти «формулу взаимности музея и волонтера»», — рассказали в фонде. 

«Музеи Русского Севера»: грантовая программа для 12 регионов России

Максимальная сумма поддержки одного проекта – 500 тысяч рублей.

Компания «Северсталь» объявила о старте благотворительной грантовой программы «Музеи Русского Севера». Заявки на участие принимают с 1 мая по 1 июля, результаты объявят в декабре.

Цель грантового конкурса – содействие устойчивому развитию северных регионов через поддержку новых направлений и форм музейной работы. Программа ориентирована на актуализацию историко-культурного наследия Русского Севера, выявление лучших проектных инициатив региональных музеев, повышение профессионального мастерства музейных работников.

Проект «Музеи Русского Севера» проводят в 12 регионах России: республиках Карелия и Коми, Пермском крае, Архангельской, Вологодской, Кировской, Костромской, Ленинградской, Мурманской, Новгородской и Псковской областях, Ненецком автономном округе.

В 2021 году грантовый конкурс пройдет в пяти номинациях:

  • «Коллекция»: проекты, направленные на популяризацию художественной культуры Русского Севера, развитие новых форм работы с музейными коллекциями и разработку актуальных просветительских и образовательных продуктов на основе художественного наследия;
  • «Музей и общество»: проекты, направленные на расширение социальных практик музеев и развитие локальных сообществ, работу с социально уязвимыми группами, людьми с ограниченными возможностями здоровья и представителями «серебряного возраста», вовлечение местного населения в деятельность музеев и улучшение качества жизни территорий;
  • «Традиция»: проекты, направленные на освоение и актуализацию духовного и творческого наследия народов Русского Севера, поиск новых способов трансляции и продвижения традиционной культуры в пространстве современности;
  • «Туризм»: проекты, способствующие развитию туристической деятельности музеев и возрастанию туристической активности регионов Русского Севера (туристско-экскурсионные   маршруты, событийные и зрелищные мероприятия, виртуальные туры и программы), для различных возрастных групп и целевых аудиторий;
  • «.Doc»: проекты, направленные на создание культурно-просветительских продуктов на основе локальных и личных историй, свидетельств, интервью и артефактов советской эпохи, постсоветского периода и современности.

К участию в программе «Музеи Русского Севера» приглашают государственные и муниципальные музеи и галереи художественного профиля, музеи иных профильных групп, обладающие художественными собраниями.

Программы вместо проектов: как управляют волонтерами в фонде «Подари жизнь»

«Подари жизнь» – один из самых известных благотворительных фондов в России, который помогает детям с онкогематологическими и другими тяжелыми заболеваниями. Ему помогает больше 1000 волонтеров. Одни ходят в больницы, другие возят детей и вещи на автомобилях, третьи устраивают им праздники, а еще есть парикмахеры, юристы, переводчики, дизайнеры и так далее. Они работают каждый в своем темпе и со своей частотой посещений. Как лучше управлять всем этим многообразием, рассказала Елена Рачкова, руководитель волонтерских и реабилитационных программ фонда «Подари жизнь».

Елена Рачкова выступила 25 мая в Школе социального волонтерства в Москве. Она построила доклад на противопоставлении проектного и программного подходов организации работы волонтеров. Сначала, рассказала она, проектов было чуть больше сорока. Но такое деление вызывало много проблем.

Недостатки проектного подхода 

Проблемы проектного подхода для волонтера:

  • Слишком много волонтерских групп. «Люди не знают, что делает сосед, – объясняла Рачкова. – Через три года говорят: а что, можно было быть автоволонтером?» К тому же 40 групп сложно о чем-то информировать. «Кого упоминать? Не все всем интересно. Садишься писать и путаешься. Даже если ты путаешься, то каково новичку», – поделилась Рачкова.
  • Очень разномастные группы. Непонятно, кому с кем разговаривать, как передавать волонтеров и так далее. Проекты очень разные по требованиям, темпам посещения и так далее. Устоявшиеся группы консервативны, пояснила докладчик. По этим причинам может быть сложно выстраивать горизонтальные связи, заключила Рачкова.
  • «Волонтеры первого и второго сорта» – когда появляется ощущение, что кто-то лучше, кто-то хуже, хотя это неправильно, всякая помощь важна, заверила докладчик. При этом, по ее наблюдениям, даже сами помогающие могут разделять это мнение. Часто считается, что самые важные – это больничные волонтеры, непосредственно работающие с детьми. Но, например, ничуть не менее ценна помощь юриста, который специализируется на какой-то узкой проблеме и помог за несколько лет шесть раз, считает Рачкова.

Проблемы проектного подхода для управленца:

  • «Феодальная раздробленность» – возникают «мини-государства»: есть проблемные проекты, есть сильные проекты с хорошим лидером.
  • Непрозрачность – даже координатор видит не все, а у вас еще меньше информации. Но когда вы «теряете глаза», то есть не управляете, вы можете пропустить проблему и увидеть только когда «горит», предупредила Рачкова.
  • Разнотипность задач и навыков, необходимых для их решения.
  • Появляются «ничейные» задачи, которые не могут быть задачами руководителя. Они не относятся к каждому конкретному проекту, но без них ничего не будет работать, поэтому их надо разгрести, пояснила руководитель программ. Она уверяет, что если такие задачи появились, значит, есть системная ошибка, «болезнь роста».

Проблемы для благотворителя:

  • 40 проектов – какой человек дослушает про них все, задалась вопросом Рачкова. Всем обычно «слишком много подробностей».
  • Сложно объяснять цели и задачи, отвечать на вопросы типа «А почему про это говорите? Почему это возникло?» Но если вы работаете с корпорацией-благотворителем и ваш проект презентует менеджер, он должен быть вашим адептом, обратила внимание Рачкова. Если вы его не сможете «завербовать», проиграете уже на этом этапе, особенно учитывая то, что часто менеджеры делают свои презентации и рассказывают о проекте своими словами.
  • Сложно показать итоговый результат.

Программный подход: как выглядит и в чем плюсы

Рачкова нашла решение многих из этих проблем в переходе от управления проектами или отдельными группами к программному подходу. «Этот результат подойдет не всем, но для нас это сработало», – сказала докладчик. Она привела примеры объединения волонтеров по программам и их особенности, которые влияют на стиль управления участников программы.

Программа «Возвращение детства» (это больничные волонтеры, которые закрывают потребности детей в общении и досуге)

  • сложный ввод (медосмотр, двойные собеседования и так далее);
  • малочисленные группы, прикрепленные к отделению;
  • важна команда и плотность внутригрупповых контактов;
  • помощь регулярная.

Здесь руководителю важно быть на связи, уметь поговорить по душам. Ценится личный контакт, поощряются истории волонтеров о своем опыте.

Программа «Окно в мир» (социализация, например, организация визитов в больницу или выездов из больниц или квартир)

  • волонтеры не прикреплены к конкретной локации;
  • есть люди, которые занимаются только координацией и организацией.

Здесь координаторы – это переговорщики и «настройщики», рассказала Рачкова. Они хорошо работают онлайн, всегда на телефоне, в сети и чатах, работают быстро и четко. Здесь, наоборот, длинные истории не к месту.

Самая большая по численности программа «Про боно» (помогающие профессионалы – парикмахеры, дизайнеры и так далее)

  • слабые связи внутри группы – люди не очень интересны друг другу;
  • нужен очень хороший контакт с координатором.

Здесь координатор должен быть союзником и организатором, чутким, благодарным и обязательно очень терпеливым человеком, считает Рачкова. А еще он технически подкованный, поскольку желающих очень много и заявки падают беспрерывно.

Программа лояльности (нужна для создания благоприятного образа фонда)

  • работа с потенциальными донорами и будущими волонтерами;
  • туда идут те, кто сознательно выбирает работу без контакта с волонтерами.

Это тоже важная работа, хотя не всем понятная: не надо объяснять, как это – «помочь ребенку», но не всем понятна идея «помочь тому, кто поможет ребенку», рассказала Рачкова.

Программа «Начало» (ввод новых волонтеров)

  • административная помощь от первого дня до конца адаптационного периода;
  • сейчас одна анкета и один вход – так лучше видно, на каких этапах люди срываются, как продвигаются и проявляются.

Программа сопровождения и поддержки (помощь волонтерам)

  • организация обучения;
  • организация психологической поддержки;
  • общее информирование;
  • общие события – волонтерские праздники, пикники.

Рачкова рассказала, что после переформатирования работы исчезли те самые «ничьи» задачи – зависшие, но системно важные. В пример она привела проблемы ввода и сопровождения новичков. Сейчас подобные задачи решаются сразу и для всех, и это формирует связи более высокого уровня, отметила Рачкова. Кроме того, в новой структуре стали видимы другие острые проблемы.

Что касается волонтеров, то для них эффект скорее отложенный – они не будут сталкиваться с теми сложностями, которые были раньше.

Зато сразу легче стало работать с благотворителями: проще объяснять и раскрывать тему, общаться с фандрайзерами и менеджерами, поделилась докладчик. По ее словам, пять направлений вместо 40 проектов усвоить куда проще. Все стало прозрачнее, хотя, на первый взгляд, это была формальная перестановка.

Но даже ее провести непросто из-за консерватизма людей, которые привыкли к заведенному формату работы. Рачкова посоветовала придумывать бонусы и показать самый ранний положительный результат от начавшихся изменений: «Будет так, только еще лучше».