Первый канал запустил благотворительный проект «Всем миром 7375»

Проект назвали в честь телемарафона «Всем миром», в рамках которого удалось собрать 830 миллионов рублей для помощи людям, пострадавшим от наводнения на Дальнем Востоке в 2013 году.

Первый канал запустил новый проект помощи «Всем миром 7375». Организаторы инициативы будут собирать деньги на помощь подопечным российских благотворительных фондов. 

Экспертами проекта выступят директор фонда Хабенского Алена Мешкова, учредитель фонда помощи хосписам «Вера» Нюта Федермессер и журналист Катерина Гордеева. Как сообщает Первый канал, «они ручаются за абсолютную прозрачность и сборов, и расходов».

«Этот фонд честный, порядочный, там нет никаких мошенников, они действительно помогают людям, они действительно собирают деньги и тратят их на заявленные цели. Все фонды будут понятные, известные, проверенные», — отметила Катерина Гордеева.

Регулярно в эфире Первого канала будут рассказывать об оказавшихся в беде людях и благотворительных фондах из разных уголков России. В их пользу и будут собирать деньги. 

«Если сборы составят больше, чем было заявлено изначально, то оставшиеся деньги пойдут на подобные вещи. То есть это может быть другой ребенок, но с этим же диагнозом. Другая клиника в этом регионе, но с этими же проблемами. Этот же препарат, но для еще одной клиники», — рассказала Нюта Федермессер.

Жертвовать деньги нуждающимся будут через СМС-перевод по номеру 7375. На него можно будет отправить любую сумму.

Чтобы участвовать в проекте, благотворительные фонды должны заполнить заявку на сайте

Горячее сердце и холодный расчет: как бизнес жертвует на благотворительность

Корпорации сейчас подходят к благотворительности как к бизнесу: они не просто отдают бюджеты на благие цели – они хотят разумного планирования, системной помощи, а также подтверждения эффективности вложений в цифрах. Но НКО не всегда готовы предоставить качественную оценку социального воздействия: у них может не хватать на это знаний и денег. Об этих и других аспектах системной корпоративной благотворительности поговорили участники заседания комитета по КСО (корпоративной социальной ответственности) и устойчивому развитию Ассоциации менеджеров.

Чтобы начать разговор о системной благотворительности, надо понять, чем она отличается от обычной. Адресная помощь («помочь конкретному человеку или животному») не относится к системной благотворительности, хотя находит больше отклика в сердцах людей и более популярна в СМИ, отметила Ирина Архипова, председатель комитета КСО, директор по внешним связям и коммуникациям Coca-Cola HBC Россия. Она выделила признаки по-настоящему системной помощи. Среди них:

  • собственно говоря, системность (надо проводить исследования, опросы, чтобы выяснить причину той или иной проблемы);
  • НКО-эксперты — надо перестать относиться к НКО как к подрядной организации. «Доноры считают себя экспертами, но НКО должны выступать консультантами, — пояснила Архипова. — Средства ограничены, надо их использовать максимально эффективно»;
  • Огласка — системная благотворительность должна освещаться, но нельзя при этом скатываться в пиар этих компаний;
  • Оценка эффективности — изменения по качественной методике, насколько усилия привели к изменениям, каков конкретный результат. «Примитивный пример — перестать дарить подарки воспитанникам детских домов, а помочь сделать так, чтобы детских домов в конкретном регионе не было», — объяснила Архипова;
  • Адресная помощь не часть системной благотворительности, хотя она более популярна у СМИ и вызывает отклик в сердцах;
  • «Умная» благотворительность (наставничество и т.п.).

Системная работа должна быть планируемой, согласилась исполнительный директор Ассоциации грантодающих организаций Александра Болдырева: «Надо понимать, что, зачем, на какие средства и с каким результатом делается». Рациональный подход Болдырева предложила распространить и на оценку эффективности: «Надо всегда понимать, зачем нужна оценка, что будем делать с результатами, чтобы не тратить деньги зря». Кроме того, начиная помогать, нужно помнить о том, как заканчивать. Ведь приоритеты иногда меняются, и появляется необходимость завершить программу. Здесь может пострадать имидж, поэтому решение должно быть продуманным и прозрачным, подчеркнула Болдырева.

Photo on Unsplash by Marek Studzinski

О необходимости сдвига к системной помощи говорила Елена Альшанская, директор БФ «Волонтеры в помощь детям-сиротам». «Если инвестировать только в адресную помощь, это может загнать в ловушку, – уверяла она. – Строительство, например, больницы способно помочь больше, чем сбор на лечение отдельным больным. Но доноров на это найти сложнее».

Она привела пример с новогодними подарками для сирот: многие доноры предлагают бюджеты на это. «Мы отказываемся, объясняем, почему эффекта не будет, а то и будет отрицательный, некоторых удается переубедить», – поделилась Альшанская. [У детей-сирот обычно все есть, даже айфоны, а новые подарки их только разбалуют. Зато им не хватает тепла, поддержки и постановки правильных ориентиров для взрослой жизни].

На что и как жертвует бизнес

О том, что интересует бизнес в сфере благотворительности, рассказала президент БФ «Система» Оксана Косаченко. Этот фонд объединяет 40 компаний в 83 регионах (среди них, например, «Медси» и «Озон»), которые жертвуют на цели фонда. 

«Раньше мы были грантодающим фондом, но приостановили эту деятельность, мы перестали давать деньги НКО, которые считаем некомпетентными, — рассказала Косаченко. — Перед нами ставили цели, мы скидывали немалый бюджет, а потом оказывалось, что это, по сути, адресная помощь». 

Теперь фонд исповедует системный подход и стремится не «сделать абстрактное добро», а ставит вполне прагматичные задачи с региональной направленностью:

  • сделать бизнес в регионах доступным (показать наличие трудовых ресурсов, повысить лояльность региона к компаниям группы);
  • помочь подросткам осознанно выбрать профессию;
  • сохранить природу и привить экологическую культуру;
  • сократить число депрессивных людей в регионах.

Это ответ на те запросы, которые существуют в регионах, поделилась Косаченко. По ее словам, даже в самых бедных областях говорят про экологию и городское благоустройство (это дворы, мусор, озеленение, доступность среды для инвалидов и т.п.). Еще одна беда – нет инфраструктуры для досуга, молодежь болтается без дела.

В БФ «Система» для этого, в частности, помогают молодым специалистам найти работу в своем регионе в компаниях корпорации, проводят спортивные, просветительские, культурные мероприятия на местах. «Мы не «отдали и забыли» –  этим мы повышаем лояльность населения и властей в регионах, улучшаем качество жизни там, где работают наши компании», – подытожила Косаченко. Она поддержала прагматичный подход: «Это монетизация инвестиций. Мне и акционеры говорят: «Покажи цифры, сколько потрачено и какой эффект».

Проблемы оценки

Того же самого – цифр – крупные доноры требуют и от НКО. Ведь чтобы получать пожертвования от корпораций, надо доказать им свою эффективность. Согласно опросу 2019–2020 годов, 57% НКО столкнулись с необходимостью провести оценку социального воздействия, когда нужно было предоставить ее данные для заявки на финансирование. «Но НКО чувствуют себя неуверенно, когда доноры говорят с ними об этом», – признала Юлия Ромащенко, директор по программной деятельности и отношениям с донорами БФ «КАФ». 

По данным фонда, НКО могут испытывать такие сложности с проведением оценки:

  • недостаточно знаний и навыков;
  • не выделяется средств на оценку, а своих средств нет;
  • сложно получить экспертную поддержку и консультацию;
  • некоторые результаты сложно «пощупать» или они отложены во времени (например, помощь подросткам с профориентацией).

Конечно, нельзя сказать, что НКО совсем не оценивают свою работу. Исследование «КАФ» подтвердило: большинство организаций всегда спрашивает благополучателей, что те думают об их работе (собирают обратную связь), знают, какие результаты наиболее важны для благополучателей, могут определить, что изменилось в результате работы, излагала Ромащенко. По ее словам, серьезные некоммерческие организации проводят исследования на тему, решают ли они проблемы своих подопечных. Но собранная ими информация может вызывать вопросы у доноров.

Словом, это непростая задача, с которой не каждая НКО справится своими силами. Но проводить оценку надо, это вопрос доверия со стороны общества и взаимодействия с крупными корпорациями. Ромащенко предлагает обращаться за помощью к инфраструктурным организациям и донорам.

НКО полезно налаживать работу с крупными организациями. Несколько докладчиков на заседании комитета упомянули пандемию: те НКО, которые получали пожертвования от бизнеса, показали большую устойчивость и быстрее справились с негативными последствиями коронавируса.

Благотворительный сервис портала mos.ru получил награду German Innovation Award

Платформу отметили как одну из лучших в категории «Информационные технологии».

Благотворительный сервис портала mos.ru получил международную премию German Innovation Award. Уже 60 лет ею отмечают перспективные технологические проекты, передает официальный сайт мэра Москвы. 

Благотворительный сервис портала mos.ru вошел в число победителей в категории «Информационные технологии». Он стал первым примером прямой интеграции некоммерческих организаций в официальный портал органа власти. 

Сегодня к благотворительному сервису на mos.ru подключено 40 проверенных фондов, которые помогают тяжелобольным детям и взрослым, людям с особенностями здоровья, малоимущим, бездомным животным. За все время работы сервиса некоммерческим организациям, зарегистрированным на портале, пожертвовали 4 460 944 руб.

С помощью сервиса жертвовать деньги можно без комиссии одновременно с оплатой счетов или чтением новостей. 

Для справки. Благотворительный проект реализуют департамент информационных технологий и комитет общественных связей и молодежной политики. Ранее московский благотворительный сервис стал лауреатом международной премии Big Innovation Awards. Ее вручают организациям и людям, воплощающим в жизнь инновационные решения, которые оказывают большое влияние на общество.