Благотворительный сервис портала mos.ru получил награду German Innovation Award

Платформу отметили как одну из лучших в категории «Информационные технологии».

Благотворительный сервис портала mos.ru получил международную премию German Innovation Award. Уже 60 лет ею отмечают перспективные технологические проекты, передает официальный сайт мэра Москвы. 

Благотворительный сервис портала mos.ru вошел в число победителей в категории «Информационные технологии». Он стал первым примером прямой интеграции некоммерческих организаций в официальный портал органа власти. 

Сегодня к благотворительному сервису на mos.ru подключено 40 проверенных фондов, которые помогают тяжелобольным детям и взрослым, людям с особенностями здоровья, малоимущим, бездомным животным. За все время работы сервиса некоммерческим организациям, зарегистрированным на портале, пожертвовали 4 460 944 руб.

С помощью сервиса жертвовать деньги можно без комиссии одновременно с оплатой счетов или чтением новостей. 

Для справки. Благотворительный проект реализуют департамент информационных технологий и комитет общественных связей и молодежной политики. Ранее московский благотворительный сервис стал лауреатом международной премии Big Innovation Awards. Ее вручают организациям и людям, воплощающим в жизнь инновационные решения, которые оказывают большое влияние на общество.

На что живут и как работают благотворительные фонды

26 февраля стартовал второй день Большой онлайн-конференции к Всемирному дню НКО. Представители московских благотворительных фондов поделились, как они работают, кому помогают, как сказалась на работе пандемия коронавируса. Они раскрыли, откуда получают финансирование: одним удается договариваться с крупными компаниями, другие больше денег получают от частных лиц. Еще они рассказали об особенностях своей работы и планах на будущее. Общий тренд времени – это переход от точечного сбора денег к системной работе. Конечно, сборы конкретным лицам никуда не денутся, но появится больше постоянных услуг и учреждений, чтобы каждый день помогать подопечным жить достойно.

«Русфонд»: без Первого канала, но все равно с деньгами

«Русфонд» – едва ли не старейший (ему 25 лет) фандрайзинговый фонд для оплаты лечения тяжелобольных детей. О его работе рассказал директор региональных проектов Станислав Юшкин: «У нас около 12 программ, мы помогаем больным с 67 диагнозами покупать лекарства и оплачивать операции. В прошлом году 1300 детей получили помощь на 1,4 млрд руб.» Полтора года назад фонд перестал сотрудничать с Первым каналом, который был удобной площадкой для сбора средств и популяризации благотворительности. «В прошлом году мы поставили задачу компенсировать потери из-за этого, – излагал Юшкин. – Мы смогли это сделать и даже собрать больше денег, чем в 2019 году».

Фото со страницы фонда в FACEBOOK 

Цели удалось достичь несмотря на то, что число жертвователей в 2020 году уменьшилось в три раза, и это огромная разница, признал докладчик. Удержаться помогла работа с компаниями, впервые 31% сборов поступил от компаний, в том числе крупных и международных, хотя раньше было около 20%. Благодаря этому удалось сохранить объемы помощи. Хотя иногда приходится пользоваться гарантийными письмами, чтобы соблюдать сроки, поделился Юшкин.

В целом, по его наблюдениям, благотворительность постепенно, хотя и медленно берет на себя важные функции, с которыми государство не успевает справляться в силу своего масштаба. «Например, в Свердловской области мы полностью оплачиваем [потребности] больных с гиперинсулинизмом», – поделился Юшкин. Еще одна иллюстрация этого тезиса – Регистр доноров костного мозга. Он позволяет найти донора больному раком крови. Программа эффективная и масштабная: к ней привлекли 45 000 человек и получили два президентских гранта на ее развитие.

«Галчонок»: ставка на системную реабилитацию

В фонде «Галчонок» помогают детям с церебральным параличом и не только детям, потому что эта болезнь не имеет возраста. Поэтому в 2020 году фонд поставил задачу выстроить систему поддержки больных, которая не ограничивается определенной возрастной категорией и краткими реабилитациями. «Мы хотим помочь им иметь достойную жизнь», – пояснила руководитель фандрайзинговой службы «Галчонка» Анастасия Орлова.

Фото с сайта фонда

По ее словам, фонд делает ставку на системную работу и запустил два проекта, новых в России: система реабилитационной помощи «Под крылом» и реабилитационный центр, который готовится к открытию уже весной. Там будут отработаны услуги центра шаговой доступности. Потом их опыт хотят растиражировать в Москве и регионах. Идея, по словам Орловой, состоит в том, чтобы дать возможность полноценной реабилитации детям и взрослым с поражениями нервной системы. Они могут получить новые навыки адаптации, например, самостоятельно есть, обслуживать себя и так далее. «ДЦП – это образ жизни, с этим можно жить», – заверила представитель фонда. Там, помимо прочего, занимаются и помощью в подборе технических средств реабилитации. Есть возможность получить их льготно, но надо подобрать именно то, что подходит конкретному человеку, и эта работа тоже выводится на системный уровень, признала Орлова.

«Жизнь как чудо»: билеты за 80 000 руб. и переводы по 10

«Жизнь как чудо» – специализированный фонд, который помогает детям с тяжелыми заболеваниями печени. По словам его директора Анастасии Черепановой, фонду 12 лет, и если раньше собирали на операции в Бельгии, теперь абсолютное большинство можно сделать в Москве в двух клиниках.

Транспортная помощь. Изображение с сайта фонда 

Этим и объясняется специфика работы фонда, который не только помогает получить лечение и медикаменты, но и оплачивает транспортные расходы и пребывание в столице, рассказала Черепанова. Часто в этом есть необходимость, потому что приезжают со всех регионов, часто это семьи с небольшим доходом, много матерей-одиночек. «У семьи доход 25 000–30 000 руб., а билеты из региона могут стоить, например, 80 000 руб.», — привела пример Черепанова.

Есть и другие проекты, например, обучение врачей. «Сейчас с врачами центра Кулакова обучаем в онлайне специалистов из регионов по диагностике заболевания гиперамонимия:там надо замерять уровень аммиака в крови», – поделилась Черепанова. Чтобы понять, какой результат и сколько детей удалось спасти, надо подождать несколько лет, но все равно системная работа вдохновляет, призналась докладчик.

Она рассказала, как фонд пережил 2020-й. В отличие от «Русфонда», многие корпоративные жертвователи перестали участвовать, зато стало больше небольших переводов от простых людей, и их доверие очень ценно.

«Даже 10 или 50 руб. — это хорошо, ведь человек становится частью изменений», — подытожила Черепанова. 

«Гольфстрим»: когда для всех есть место

Фонд «Гольфстрим» был основан в 2011 году и поначалу собирал средства для оплаты дорогостоящего лечения детям, получившим родовую травму – парез Эрба-Дюшена. Сейчас в фонде занимаются системной работой по направлению «Инклюзия» – включение детей и взрослых с особенностями развития в социум. «В регионах часто даже слова такого не знают», – прокомментировала модератор дискуссии, руководитель по развитию социальных проектов ИД «Комсомольская правда» Александра Калашникова.

«Гольфстрим» занимается этим пока в Москве. Например, в центре «Весело шагать» получает помощь 150 семей с нетипичными детьми, с ними занимаются логопеды, специалисты адаптивной физкультуры и так далее, рассказала программный директор фонда Юлия Прилепская.

Проект «Подростковый круг» Фото с сайта проекта

Еще есть программа «Подростковый круг» для ребят с 14 до 22 лет с разными диагнозами. «Мы поняли, что эта возрастная категория выпадает из сферы внимания фондов, – прокомментировала Прилепская. – Обычные подростки ходят в ТЦ, парки, клубы. Мы помогаем их сверстникам с ограниченными возможностями тоже общаться, заводить знакомства». По этой программе 75 подростков участвуют в дискуссионных клубах, знакомятся с разными профессиями и так далее. У их родителей тоже особые запросы, они уже прошли свой путь, и стандартные программы им не нужны, продолжала Прилепская. По ее словам, им требуется психологическая разгрузка, также много у них юридических вопросов.

Смысл инклюзии в том, что нельзя работать только с людьми с ограниченными возможностями. Пример инклюзии – дружба, которая завязывается у подопечных с волонтерами, они могут продолжать общаться в том числе в соцсетях, поделилась Прилепская. Людям с ограниченными возможностями должно быть комфортно в обществе, к ним должны нормально относиться.

«Видите в магазине человека, который передвигается с помощью спецсредства, – что надо делать, предлагать ли помощь?» – задала вопрос докладчик.

– А что правильно делать? – уточнила Калашникова.

– По ситуации, – ответила Прилепская. – Если сам справляется, не надо навязываться. Некоторые на это даже обижаются.

2020 год фонд пережил нормально, было много опасений, но они не подтвердились, сообщила представитель «Гольфстрима». Психологи работали удаленно, а по части волонтеров даже была «положительная динамика», потому что волонтерские акции в это время были на слуху, заключила Прилепская.

«Дом с маяком»

На следующей сессии слушатели узнали о работе фонда «Дом с маяком», который оказывает паллиативную помощь детям и взрослым («их нельзя вылечить, но можно подарить тепло и заботу»). Рассказал об этом координатор волонтерского отдела фонда Борис Золотаревский.

«Где должен находиться тяжелобольной ребенок? Кто-то скажет, что в больнице: там безопасно, есть медицинский присмотр и так далее. Но мы считаем, что ребенку всегда лучше дома, — говорил Золотаревский. — Если дети маленькие, они могут не понимать, почему мамы и папы так долго нет. Они могут не знать своих братьев и сестер. В реанимацию могут не пускать родственников, все холодно и грустно. Мы стремимся ребенка полностью обеспечить всем необходимым дома». 

Под опекой «Дома с маяком» около 1000 семей в Москве и Московской области ежегодно, в фонде работает более 360 специалистов, более 350 волонтеров. Как рассказал докладчик, 80% бюджета составляют пожертвования, 20% – госденьги. И вопреки представлению, что хосписы – это для больных раком, таких пациентов у «Дома» всего 15–20%.

Подопечные получают несколько видов поддержки. Их перечислил Золотаревский. Это и медицинская («горячая линия», помощь медиков, консультации психологов, игровых терапевтов, медоборудование и расходные материалы), и социальная, которая включает в себя плавание в бассейне, игровые занятия, прогулки, общение, экскурсии, представления от клоунов и дрессированных собак и так далее.

Проект «Мечты сбываются!» Фото с сайта фонда

Есть стационар для занятий или обучения взрослых уходу за детьми, хоспис для молодых взрослых до 30 лет, где им оказывают помощь в социализации, поиске работы, юридических вопросах, продолжал Золотаревский. Есть и программа «Мечты сбываются» по примеру международного фонда. Началось все в Америке с четырехлетнего мальчика, больного лейкемией. Он мечтал стать полицейским, и взрослые полицейские помогли ему «исполнить» желание. Сейчас подобные фонды действуют по всему миру, а в России мечты исполняет «Дом с маяком». По словам Золотаревского, пожелания разные: куда-то съездить, встретиться со знаменитостью, стать супергероем и даже покататься на камазе.

Словом, несмотря на такое количество детей, в фонде стараются к каждому ребенку проявлять индивидуальный подход. Золотаревский убежден, что внимание к больным детям и их семьям не менее ценно, чем материальная поддержка. «В некоторых ситуациях тортик и цветочки – это очень важно», – убежден он.

Фонду «Дом с маяком» требуются волонтеры по разным направлениям: автоволонтеры для развоза детей, семей и грузов, профессионалы (художники, музыканты, артисты, ведущие мастер-классов), волонтеры для работы с детьми и так далее. Связаться можно по электронной почте volonter@mayak.help.