В Минтруде рассказали, как в России борются с безработицей после пандемии

Чтобы вернуть уровень занятости к показателям 2019 года, нужно трудоустроить 975 тысяч человек.

Уровень безработицы в России в марте 2021 года составил 5,4%, что немного больше четырех миллионов человек. Самая сложная ситуация на рынке труда в республиках Коми и Марий Эл, Алтайском крае и Псковской области. Об этом в своем докладе Владимиру Путину рассказал министр труда и социальной защиты РФ Антон Котяков, передает пресс-служба ведомства. 

Для борьбы с безработицей Минтруд занимается перепрофилированием работников, организует временную занятость, которая помогает получить новые навыки, вводит дополнительные преференции при открытии собственного дела. 

Котяков рассказал о двух федеральных программах восстановления занятости, которые стартовали в конце марта 2021 года, – это обучение безработных граждан и субсидирование найма. 

«При разработке этих программ мы руководствовались тремя базовыми принципами. Первый — это удобство для наших граждан и работодателей. Второй — это непосредственно запрос работодателей и локального рынка труда. И третий — это стимулирование регионов к более активной работе с работодателями, соискателями и образовательными организациями», — рассказал министр.

По словам Котякова, процедура по субсидированию найма рассчитана на трудоустройство 220 тысяч безработных. За полтора месяца в министерство поступили заявки на 64 тысячи рабочих мест. Самый большой спрос показывают сельскохозяйственные и производственные предприятия, транспортные компании, негосударственные образовательные и медицинские организации. С начала действия программы трудоустроено уже восемь тысяч человек.

Котяков рассказал, что для реализации второй программы по обучению безработных Минтруд подобрал 1 770 образовательных программ, которые отвечают запросам работодателей. До конца года будут обучены 168 тысяч человек, на данный момент уже поступило 26 тысяч заявок, а 4 300 человек уже приступили к обучению. Среди самых популярных программ – графический веб-дизайн и интернет-маркетинг. Востребованы проект-менеджеры в IT, повара, кондитеры, электромонтажники, сварщики.

Отдельное направление – это помощь в трудоустройстве граждан из бедных семей.  

«Зачастую отсутствие работы в таких случаях связано с целым комплексом проблем: не хватает документов, недостаточно знаний для трудоустройства, необходима помощь в решении каких-то бытовых вопросов. В таких ситуациях мы с гражданином заключаем социальный контракт», — пояснил Котяков.

С начала года заключено почти 35 тысяч социальных контрактов, пять тысяч граждан с помощью этого инструмента создают или развивают собственное дело, около двух тысяч человек организуют личное подсобное хозяйство, почти 10 тысяч социальных контрактов заключено для поиска работы.

Пандемия повысила зависимость россиян от социальных выплат

Доля соцвыплат в доходах жителей страны достигла рекордных показателей за последние 20 лет.

Пандемия коронавируса, несмотря на снижение реальных доходов, не вызвала роста уровня бедности. Зато увеличилась зависимость части населения России от социальных выплат и ухудшилось настроение людей. К таким выводам пришли авторы «Мониторинга социально-экономического положения и социального самочувствия населения: итоги 2020 года». Исследование подготовили эксперты НИУ ВШЭ.

Во время коронакризиса динамика доходов населения России была разнонаправленной, в годовом исчислении реальные доходы снизились на 3,5%. Изменилась и структура доходов. Карантин повысил роль зарплат наемных работников и социальных выплат. Доля первых в доходах достигла 58,9% (рекорд за период с 2013 года), вторых – 21% (рекорд за период с 2000 года). 

Повышение доли социальных выплат произошло из-за ограничительных мер: пострадали занятые, которые до удара коронавируса уверенно чувствовали себя на рынке труда. Помощь потребовалась тем, кто раньше на нее не претендовал.

Снижение доходов населения не привело к росту бедности. Это объясняется тем, что от кризиса пострадали обеспеченные слои населения. 

Помощь государства уязвимым группам во многом предотвратила их «скатывание в бедность», сообщают эксперты. Например, выплаты семьям с детьми от трех до семи лет снизили уровень бедности среди этой категории с 32% до 24% и приблизили его к докризисному уровню. 

Как социальные предприниматели пережили пандемию

24 марта Impact Hub Moscow представил результаты нового исследования «Социальное предпринимательство в эпоху пандемии». Эксперты выяснили, как социальные предприниматели пережили кризис.

Социальные предприниматели преследуют две цели – решение общественных проблем и сохранение экономической устойчивости. Поэтому кажется, что в пандемию им было особенно трудно. Так ли это на самом деле, разбирались эксперты из Impact Hub Moscow, Высшей школы менеджмента СПбГУ, Массачусетского университета и Фонда имени Фридриха Эберта.

Кто участвовал?

В исследовании, которое проходило с июля 2020 года по январь 2021 года, участвовали социальные предприниматели и эксперты сектора из 35 регионов России. Социологи опрашивали НКО, коммерческие организации и предпринимателей с гибридной моделью работы (когда сочетается внутреннее и внешнее финансирование).

Большую часть выборки составили респонденты из социальной и образовательной сфер. Также изучали социальных предпринимателей-программистов, экологов и медиков.

Среди наиболее популярных целевых групп общественников  – люди с инвалидностью, одинокие и многодетные родители, коммерческие организации с программами корпоративной социальной ответственности (КСО) и пенсионеры.

Результаты исследования

Первый вопрос исследователей к социальным предпринимателям касался численности сотрудников организаций. Как оказалось, в период пандемии ситуация практически не изменилась: 85% опрошенных ответили, что количество персонала осталось прежним или увеличилось. Увольнения затронули только 15% респондентов. Причем в наилучшем положении оказались НКО  – только 6% из них пришлось расторгать трудовые договоры.

Пандемия коронавируса дала возможность социальным предпринимателям расширить свой географический охват: они масштабировались на всю страну, дотянулись до соседних регионов или государств. В 78% случаев это произошло благодаря цифровым инструментам и работе в режиме онлайн.

Объем внешнего и внутреннего финансирования сократился у гибридных организаций, но в целом ситуация осталась стабильной. Социальные предприниматели начали искать выход из ситуации и применять новые методы работы. А для некоторых коронакризис даже стал толчком и мотиватором.

«Из-за страха надвигающегося кризиса я поняла, что мне нужно не просто увеличить доход магазина, а сделать что-то, чтобы не потерять то, что есть. В итоге мне удалось увеличить выручку в три раза и открыть второй магазин», — рассказывает Джамиля Семененко о проекте Charity Market.

Чтобы адаптироваться к ситуации, общественники использовали самые разные стратегии, наиболее популярными оказались:

  • улучшение существующих продуктов (89%);
  • создание новых продуктов (87%);
  • оптимизация бизнес-процессов (87%);
  • повышение профессиональных компетенций команды (86%);
  • привлечение новых партнеров (85%).

Среди распространенных цифровых решений можно выделить запуск онлайн-продаж и цифровых продуктов.

«Мы придумали и развиваем цифровую систему, которая будет оценивать уровень развития ребенка, составлять для него индивидуальную программу и управлять ее воплощением», — поделилась Надежда Самойлова из центра развития и реабилитации детей «Светлый город».

Для многих социальных предпринимателей карантин оказался периодом инноваций: 28% придумали радикально новый продукт для рынка, а 47% улучшили существующие процессы. Например, мебельная фабрика «Астра» запустила инклюзивное производство мебели.

Сооснователь и директор Impact Hub Moscow Екатерина Халецкая отметила, что во время пандемии выросло значение сообщества, часто проходили встречи представителей сектора. Востребованным стало и образование: социальные предприниматели ходили на просветительские мероприятия, записывались на специализированные учебные программы и занимались с наставниками. Общественники выделили области знаний, которых оказалось недостаточно и которые они планируют развивать: маркетинг и коммуникации, продуктовый дизайн, механизмы привлечения инвесторов, методы работы с госорганами и СМИ.

Оглядываясь назад, большинство респондентов положительно отзывается о периоде кризиса: они отмечают, что удалось приобрести новые знания и навыки, проявить свою креативность, начать работать эффективнее и сплотить команду. Лишь 13% социальных предпринимателей сказали, что пандемия на работу организации повлияла исключительно негативно.

«Социальные предприниматели проявили невероятную устойчивость в очень непростое время. Тому есть много причин, но главное –  это повышенная ответственность перед благополучателями и тот предпринимательский дух, который помогает им находить новые решения… Большинство социальных предпринимателей отмечает, что период пандемии –время бесценного опыта. Важно использовать этот опыт и двигаться дальше», — подвела итог одна из авторов исследования Юлия Арай.

НКО в пандемию: как и чем им помогают власти

Из-за эпидемии коронавируса сложно пришлось многим. Кризис ударил сразу по нескольким сферам, пострадал и некоммерческий сектор. Работникам НКО пришлось спешно переводить свою работу на удаленку и искать дополнительные средства. Пожертвования от граждан, а тем более от коммерческих организаций, в этот период сократились. На помощь пришел фонд президентских грантов и льготы от государства. Но их недостаточно, рассказали нам представители НКО.

Весной этого года, когда пандемия еще только начиналась, благотворительный фонд «КАФ» опросил более 230 НКО из 48 российских регионов. Эксперты решили узнать, как влияет угроза эпидемии коронавируса на работу этих организаций. Почти половина опрошенных сократила очные встречи, а 67% отменили командировки по стране и за границу.

Первые трудности

В тот момент на удаленку перешло абсолютное большинство столичных НКО (83%). При этом около половины из них совсем отказались от офисов. Рабочие коммуникации перешли в онлайн. Представители фонда «Старость в радость» рассказывали, что наладили вебинары, в ходе которых сотрудники домов престарелых и медработники обмениваются опытом.

Несмотря на все сложности, в прежнем объеме продолжили работать 75% НКО. Главной сложностью для них стал перевод некоторых задач на дистанционку. Тем не менее опрошенные отмечали, что видят и позитивные моменты в сложившейся ситуации: появилось время для разработки стратегии развития на будущее и организации эффективного сбора средств через интернет.

Трудности возникали и по другим причинам. На фоне кризиса число нуждающихся в помощи значительно увеличилось. Раньше мы в месяц раздавали 50 продуктовых наборов, рассказывала журналу «Огонек» Ольга Шевелева, директор благотворительного фонда «Взамен» из Архангельска. А за весну 2020-го объем помощи, которую оказывает эта НКО, вырос в пять раз. Запросов стало гораздо больше. Большинство – это те, кто ранее в фонд не обращался, говорила Шевелева: «Матери-одиночки, которые работали в сфере услуг, одинокие пенсионеры и инвалиды, которые остались без поддержки. Так как все учреждения закрыты, инвалидность они продлить не могли, поэтому лишались пенсий по инвалидности».

Чтобы хоть как-то справиться с большим наплывом новых запросов, НКО разной направленности стали объединять свои ресурсы. Так, «Лиза Алерт», обычно занимающаяся поиском пропавших детей, собирала заявки на помощь, а ее волонтеры развозили продукты, рассказывала журналу «Огонек» Светлана Маковецкая, директор пермского центра гражданского анализа и независимых исследований «Грани». По ее словам, местные некоммерческие организации, для которых профильной была паллиативная помощь, собирали ланч-боксы для врачей. На помощь им пришли и зоозащитные объединения.

Одним словом, весной это года пошла волна солидарности, рассказывала в апреле 2020-го изданию «Милосердие» на тот момент административный директор фонда AdVita Елена Грачева. Она еще тогда уверяла, что сама по себе благотворительность выживет: «За долгие годы работы фондов появились люди, которые скорее сократят пожертвование пропорционально своим возможностям, чем отменят его вовсе».

Детская деревня — SOS Кандалакша 

А вот корпоративные спонсоры быстро стали сокращать свои расходы на благотворительность. Две компании нам сразу написали, что вынуждены временно остановить помощь, говорила Грачева: «Следовательно, фонд не получит около 100 000 руб. ежемесячно». По словам Дарьи Зайцевой из фонда помощи детям с тяжелыми заболеваниями «Настенька», они тоже получили отказы в помощи от нескольких бизнес-партнеров. С подобными проблемами столкнулась и НКО «Детские деревни – SOS».

Ощутимые сложности проявились ближе к лету. За три весенних месяца в каждой пятой организации объем пожертвований упал более чем на 80%, выяснили исследователи из БФ «КАФ». Хуже всего ситуация оказалась у региональных НКО. Чтобы остаться на плаву в этот непростой период, организациям пришлось оптимизировать свои расходы. Пятая часть из них сделала это, сократив зарплаты своим сотрудникам.

Директор фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина подчеркивает, что эпидемия ударила даже не столько по самой НКО, сколько по подопечным организации: «Не только самой болезнью, но и изоляцией». У пожилых людей обострились хронические болезни, начались депрессии, которые порой заканчивались суицидами. Конечно, переход весной на удаленку тоже дался непросто, говорит она:

«Мы и раньше пользовались современными средствами связи, у нас сотрудники в разных регионах, мы умели работать дистанционно. Но теперь нам пришлось вести и документооборот дистанционно».

Господдержка для некоммерческого сектора

От государства помощь пришла ближе к лету. В конце апреля 2020 года Владимир Путин анонсировал меры поддержки некоммерческого сектора. Социально ориентированным НКО решили помочь по тому же сценарию, что и компаниям из пострадавших отраслей бизнеса. Среди них – отсрочка по налогам за 2019-й и первый квартал 2020-го на полгода, а также арендных платежей за имущество, находящееся в госсобственности. Эти долги в дальнейшем можно будет гасить частично.

Чиновники установили сразу несколько критериев для таких организаций. В первоначальный реестр включили СОНКО, которые с 1 января 2017 года:

  • Получали от местных или федеральных властей субсидии, либо гранты;
  • Получали президентские гранты;
  • Оказывали социальные услуги гражданам.

Потом туда решили добавить НКО из образовательной, спортивной и культурной сфер. Подобным организациям позволили получать льготные кредиты по ставке 2%.

Всем организациям, попавшим в реестр (сейчас более 27 000), разрешили не платить за второй квартал 2020-го целый ряд налогов – от акцизов до торгового сбора.

Нулевую ставку установили и для страховых взносов, при этом она не означает ущерб работникам, те все равно останутся застрахованными. Все плановые проверки организаций с численностью сотрудников до 200 человек тоже отложили.

Среди попавших в реестр пострадавших НКО и благотворительный фонд «Старость в радость». Его директор Елизавета Олескина отметила, что важным плюсом от этого стали налоговые льготы для тех компаний, которые делают им пожертвования: «Перечисляемая сумма выводится из налогооблагаемой базы. Для ряда партнеров это оказалось важным».

А вот каникулами по аудиту они не стали пользоваться. Для получения грантовой поддержки свежий аудит всегда нужен, объясняет эксперт их отказ.

Ощутимой поддержкой стали внеочередные президентские гранты на 3,25 млрд руб. Их получили организации из 78 российских регионов, которые помогали бороться с пандемией и ее последствиями. В их числе оказался и «Старость в радость». Олескина говорит, что эти средства им особенно помогли: «Без них мы бы не потянули тот уровень зарплат, который необходим для срочного поиска подменного персонала в красную зону».

Елизавета Олескина: «Особенно это существенно, когда мы срочно ищем людей в интернаты, которые находятся на удаленных территориях, в сельской местности, рассказала эксперт. Ведь вспышка случается сегодня, а завтра в интернате почти не остается ухаживающих: они заражаются в первую очередь из-за близкого контакта со всеми подопечными, значит, завтра уже наши нянечки должны выехать хоть в нижегородские леса, хоть в архангельские снега. Хотя и грант скоро кончится — помощи нужно очень много, — и мы снова ищем средства». 

Чего не хватает НКО

Сами представители НКО посчитали подобные меры недостаточными. Мария Черток, директор благотворительного фонда «КАФ» привела в пример Австралию, где 80% зарплаты сотрудника некоммерческой организации компенсируется государством.

По ее словам, нашим властям следовало бы снизить размер страховых взносов хотя бы в два раза, а лучше ввести на некоторое время мораторий: «Вряд ли подобная мера сильно подорвет экономику страны». Также неплохо было бы разрешить НКО заниматься деятельностью, не предусмотренной уставом, говорит эксперт.

Наши НКО просят, чтобы государство хорошо делало свою работу, объясняет Олескина: «Тогда меньше останется дыр, которые нужно закрывать фондам». Та же новая система маркировки лекарств усложнила жизнь не фондам, а вообще всем, приводит пример директор «Старость в радость»: «У фондов из-за этого тоже прибавилось работы».