85% россиян считают, что государство должно помогать некоммерческому сектору

Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) опубликовал результаты опроса россиян о деятельности общественных организаций в стране.

Результаты исследования показали: каждый второй опрошенный знает о работе общественных организаций. Три четверти знающих считают, что НКО приносят реальную пользу обществу. Чаще других в пользе общественных организаций уверены люди в возрасте от 35 до 44 лет и старше 60 лет, жители Москвы и Санкт-Петербурга, люди с высшим и неполным высшим образованием. 

85% россиян считают, что государству следует помогать волонтерам, активистам общественных движений и некоммерческих организаций. Обратного мнения придерживаются 8% людей.

За последние пять лет каждый четвертый опрошенный передавал вещи и игрушки в детские дома или дома престарелых, каждый пятый вносил деньги на счет нуждающимся в помощи людям, 6% давали милостыню, 15% вносили деньги на счета благотворительных организаций, 7% участвовали в волонтерской работе, а 6% – в благотворительных акциях.

Активнее всего благотворительностью занимаются люди в возрасте от 25 до 44 лет, россияне с высшим и неполным высшим образованием. Молодые люди от 18 до 24 лет чаще других принимают участие в волонтерской деятельности и благотворительных акциях. 40% опрошенных никак не участвуют в подобной деятельности – это в два раза больше, чем в 2019 году.

По мнению 62% россиян, работа общественных организаций повышает уровень доверия между людьми. 72% считают, что контроль граждан и их объединений за выполнением органами власти своих обязанностей надо усилить.

НКО в пандемию: как и чем им помогают власти

Из-за эпидемии коронавируса сложно пришлось многим. Кризис ударил сразу по нескольким сферам, пострадал и некоммерческий сектор. Работникам НКО пришлось спешно переводить свою работу на удаленку и искать дополнительные средства. Пожертвования от граждан, а тем более от коммерческих организаций, в этот период сократились. На помощь пришел фонд президентских грантов и льготы от государства. Но их недостаточно, рассказали нам представители НКО.

Весной этого года, когда пандемия еще только начиналась, благотворительный фонд «КАФ» опросил более 230 НКО из 48 российских регионов. Эксперты решили узнать, как влияет угроза эпидемии коронавируса на работу этих организаций. Почти половина опрошенных сократила очные встречи, а 67% отменили командировки по стране и за границу.

Первые трудности

В тот момент на удаленку перешло абсолютное большинство столичных НКО (83%). При этом около половины из них совсем отказались от офисов. Рабочие коммуникации перешли в онлайн. Представители фонда «Старость в радость» рассказывали, что наладили вебинары, в ходе которых сотрудники домов престарелых и медработники обмениваются опытом.

Несмотря на все сложности, в прежнем объеме продолжили работать 75% НКО. Главной сложностью для них стал перевод некоторых задач на дистанционку. Тем не менее опрошенные отмечали, что видят и позитивные моменты в сложившейся ситуации: появилось время для разработки стратегии развития на будущее и организации эффективного сбора средств через интернет.

Трудности возникали и по другим причинам. На фоне кризиса число нуждающихся в помощи значительно увеличилось. Раньше мы в месяц раздавали 50 продуктовых наборов, рассказывала журналу «Огонек» Ольга Шевелева, директор благотворительного фонда «Взамен» из Архангельска. А за весну 2020-го объем помощи, которую оказывает эта НКО, вырос в пять раз. Запросов стало гораздо больше. Большинство – это те, кто ранее в фонд не обращался, говорила Шевелева: «Матери-одиночки, которые работали в сфере услуг, одинокие пенсионеры и инвалиды, которые остались без поддержки. Так как все учреждения закрыты, инвалидность они продлить не могли, поэтому лишались пенсий по инвалидности».

Чтобы хоть как-то справиться с большим наплывом новых запросов, НКО разной направленности стали объединять свои ресурсы. Так, «Лиза Алерт», обычно занимающаяся поиском пропавших детей, собирала заявки на помощь, а ее волонтеры развозили продукты, рассказывала журналу «Огонек» Светлана Маковецкая, директор пермского центра гражданского анализа и независимых исследований «Грани». По ее словам, местные некоммерческие организации, для которых профильной была паллиативная помощь, собирали ланч-боксы для врачей. На помощь им пришли и зоозащитные объединения.

Одним словом, весной это года пошла волна солидарности, рассказывала в апреле 2020-го изданию «Милосердие» на тот момент административный директор фонда AdVita Елена Грачева. Она еще тогда уверяла, что сама по себе благотворительность выживет: «За долгие годы работы фондов появились люди, которые скорее сократят пожертвование пропорционально своим возможностям, чем отменят его вовсе».

Детская деревня — SOS Кандалакша 

А вот корпоративные спонсоры быстро стали сокращать свои расходы на благотворительность. Две компании нам сразу написали, что вынуждены временно остановить помощь, говорила Грачева: «Следовательно, фонд не получит около 100 000 руб. ежемесячно». По словам Дарьи Зайцевой из фонда помощи детям с тяжелыми заболеваниями «Настенька», они тоже получили отказы в помощи от нескольких бизнес-партнеров. С подобными проблемами столкнулась и НКО «Детские деревни – SOS».

Ощутимые сложности проявились ближе к лету. За три весенних месяца в каждой пятой организации объем пожертвований упал более чем на 80%, выяснили исследователи из БФ «КАФ». Хуже всего ситуация оказалась у региональных НКО. Чтобы остаться на плаву в этот непростой период, организациям пришлось оптимизировать свои расходы. Пятая часть из них сделала это, сократив зарплаты своим сотрудникам.

Директор фонда «Старость в радость» Елизавета Олескина подчеркивает, что эпидемия ударила даже не столько по самой НКО, сколько по подопечным организации: «Не только самой болезнью, но и изоляцией». У пожилых людей обострились хронические болезни, начались депрессии, которые порой заканчивались суицидами. Конечно, переход весной на удаленку тоже дался непросто, говорит она:

«Мы и раньше пользовались современными средствами связи, у нас сотрудники в разных регионах, мы умели работать дистанционно. Но теперь нам пришлось вести и документооборот дистанционно».

Господдержка для некоммерческого сектора

От государства помощь пришла ближе к лету. В конце апреля 2020 года Владимир Путин анонсировал меры поддержки некоммерческого сектора. Социально ориентированным НКО решили помочь по тому же сценарию, что и компаниям из пострадавших отраслей бизнеса. Среди них – отсрочка по налогам за 2019-й и первый квартал 2020-го на полгода, а также арендных платежей за имущество, находящееся в госсобственности. Эти долги в дальнейшем можно будет гасить частично.

Чиновники установили сразу несколько критериев для таких организаций. В первоначальный реестр включили СОНКО, которые с 1 января 2017 года:

  • Получали от местных или федеральных властей субсидии, либо гранты;
  • Получали президентские гранты;
  • Оказывали социальные услуги гражданам.

Потом туда решили добавить НКО из образовательной, спортивной и культурной сфер. Подобным организациям позволили получать льготные кредиты по ставке 2%.

Всем организациям, попавшим в реестр (сейчас более 27 000), разрешили не платить за второй квартал 2020-го целый ряд налогов – от акцизов до торгового сбора.

Нулевую ставку установили и для страховых взносов, при этом она не означает ущерб работникам, те все равно останутся застрахованными. Все плановые проверки организаций с численностью сотрудников до 200 человек тоже отложили.

Среди попавших в реестр пострадавших НКО и благотворительный фонд «Старость в радость». Его директор Елизавета Олескина отметила, что важным плюсом от этого стали налоговые льготы для тех компаний, которые делают им пожертвования: «Перечисляемая сумма выводится из налогооблагаемой базы. Для ряда партнеров это оказалось важным».

А вот каникулами по аудиту они не стали пользоваться. Для получения грантовой поддержки свежий аудит всегда нужен, объясняет эксперт их отказ.

Ощутимой поддержкой стали внеочередные президентские гранты на 3,25 млрд руб. Их получили организации из 78 российских регионов, которые помогали бороться с пандемией и ее последствиями. В их числе оказался и «Старость в радость». Олескина говорит, что эти средства им особенно помогли: «Без них мы бы не потянули тот уровень зарплат, который необходим для срочного поиска подменного персонала в красную зону».

Елизавета Олескина: «Особенно это существенно, когда мы срочно ищем людей в интернаты, которые находятся на удаленных территориях, в сельской местности, рассказала эксперт. Ведь вспышка случается сегодня, а завтра в интернате почти не остается ухаживающих: они заражаются в первую очередь из-за близкого контакта со всеми подопечными, значит, завтра уже наши нянечки должны выехать хоть в нижегородские леса, хоть в архангельские снега. Хотя и грант скоро кончится — помощи нужно очень много, — и мы снова ищем средства». 

Чего не хватает НКО

Сами представители НКО посчитали подобные меры недостаточными. Мария Черток, директор благотворительного фонда «КАФ» привела в пример Австралию, где 80% зарплаты сотрудника некоммерческой организации компенсируется государством.

По ее словам, нашим властям следовало бы снизить размер страховых взносов хотя бы в два раза, а лучше ввести на некоторое время мораторий: «Вряд ли подобная мера сильно подорвет экономику страны». Также неплохо было бы разрешить НКО заниматься деятельностью, не предусмотренной уставом, говорит эксперт.

Наши НКО просят, чтобы государство хорошо делало свою работу, объясняет Олескина: «Тогда меньше останется дыр, которые нужно закрывать фондам». Та же новая система маркировки лекарств усложнила жизнь не фондам, а вообще всем, приводит пример директор «Старость в радость»: «У фондов из-за этого тоже прибавилось работы».