НКО и социальных предпринимателей приглашают в акселератор «Начни иначе»

Программа начнется в августе с онлайн-конференции и завершится сессией финальных питчей перед экспертами и членами жюри в ноябре.

Открыт прием заявок в акселератор Росбанка и Impact Hub Moscow для инклюзивных социальных предпринимателей и НКО «Начни иначе». Заявки от желающих принимают до 18 июня.

В этом году для участия в программе развития организаторы выберут 20 проектов-финалистов. Каждый из них получит сопровождение куратора – опытного предпринимателя, который поможет поставить и достичь желаемых целей, а также поддержку психолога. Среди победителей распределят грант на образовательную поездку по России или в Европу, три денежных гранта по 350 000, 250 000, 150 000 рублей, консультации по юридическим вопросам, стратегические сессии для проектов, маркетинговое продвижение, обновление сайта.

К участию в акселераторе приглашают социальных предпринимателей и НКО, которые оказывают системную помощь и поддержку людям из уязвимых групп: пожилым, детям с сиротским опытом, людям с инвалидностью, оказавшимся в трудной жизненной ситуации. 

«Любые позитивные социальные изменения требуют времени и преданности делу. «Начни иначе» — это одна из самых продолжительных акселерационных программ Impact Hub Moscow, которая пройдет этим летом уже четвертый раз благодаря партнерству с Росбанком. Самое главное достижение этого года — расширение критериев отбора участников. Помимо организаций, которые системно поддерживают людей с ограниченными возможностями здоровья, мы приглашаем подать заявки тех, кто работает и с другими уязвимыми группами населения. Это очень важный для нас шаг, поскольку мы убеждены, что, объединяя разных людей в разных жизненных ситуациях и помогая друг другу, мы сможем создать по-настоящему инклюзивное общество, в котором каждому комфортно жить и раскрывать свой потенциал», — рассказывает Екатерина Халецкая, сооснователь и генеральный директор Impact Hub Moscow.

Для справки. Программа «Начни иначе» работает с 2018 года. За это время в ней приняли участие 34 инклюзивных проекта, 24 из которых вышли на самоокупаемость. Такой результат стал возможен благодаря тому, что акселератор помогает выявить точки роста и увеличить вклад организаций и предпринимателей в решение проблем людей из уязвимых групп. Среди победителей прошлых лет – инклюзивные мастерские и мастер-классы для детей и молодых людей «Мастера и Маргарита», интерактивный инклюзивный детский театр «Кот Морковкин», цифровая платформа для реабилитации детей с церебральным параличом Planty Go. 

Что такое долгосрочные инвестиции в социальную сферу и как это работает

Долгосрочные инвестиции в социальную сферу (импакт-инвестиции) и социальное предпринимательство обсудили на одноименной панельной дискуссии в рамках VIII Международной конференции «Социальный маркетинг и КСО». Импакт-инвестиции отличаются от обычных пожертвований бизнес-подходом: донора интересует результат и социальный эффект от вложений.

Что отличает импакт-инвестиции, рассказала Татьяна Бурмистрова, учредитель фонда «Навстречу переменам»:

  • это долгосрочная поддержка, от 2 до 5 лет;
  • не только финансовая, но и нефинансовая помощь, например, наставники, продвижение в СМИ, нетворкинг;
  • результат измеряется.

Импакт-инвестирование более прагматично, чем традиционная филантропия: обычные гранмейкеры не всегда интересуются, что «это из этого получилось», тем более в долгосрочной перспективе, рассказала Бурмистрова. Социальные инвесторы всегда проверяют эффект от вложений. Докладчик привела в пример историю матери одного ребенка с тяжелыми пороками развития, которого не брали даже в инклюзивные детские сады. Эта женщина организовала сад для подобных детей, и он работает очень хорошо: треть выпускников идет в обычные школы, треть – в инклюзивные, а у оставшихся все равно есть прогресс.

Бурмистрова рассказала о первой в России программе, которая готовит социальных предпринимателей к получению импакт-инвестиций, – «Навстречу импакт-инвестициям». Пока сфера только развивается и большинство проектов – это стартапы, им предлагают помощь с выходом на инвесторов. 

«Если в стартапы не вкладываться и не поддерживать – не дойдем до инвестиций», – предупредила докладчик.

Бурмистрова раскрыла доходность социальных инвестиций: по ее словам, это 8–10%, не так много, но все равно – возврат инвестиций и к тому же благое дело. Но может быть и больше. Например, один проект, на который уже нашли инвестора, – восстановительные технологии после инсульта – может принести 15–18% прибыли. Обороты там больше, и его будут пытаться выводить на европейский рынок, потому что в России могут помешать бюрократические препоны, поделилась Бурмистрова.

Как оценить социальный эффект

В России сложная ситуация с социальными инвесторами, заявила Юлия Жигулина, исполнительный директор фонда «Наше будущее». Надо подготовить не только предпринимателей, но и инвесторов, а инвесторы обычно смотрят на это узко и не оценивают по достоинству дела социальных предпринимателей, считает Жигулина. Она предложила подумать о развитии венчурных фондов, которые поддерживали бы молодежные социальные стартапы, имеющие высокорисковый характер.

Еще одна значимая проблема, по словам Жигулиной, – это вопросы оценки социального эффекта. Фонд, который с 2013 года состоит в Ассоциации импакт-инвесторов, много лет выдавал беспроцентные займы предпринимателям.

«Показатели для нас были очевидными – количественными, – рассказала докладчик. – Например, сколько детей в детсадах появится в масштабах города, региона и так далее. Но понятно, что это крайне недостаточная оценка, ведь надо понимать условия и экономическую среду региона, района, муниципалитета».

Жигулина надеется, что скоро появятся инструменты более точной оценки.

НКО ждут от ученых инструкций, как оценивать эффективность воздействия, подтвердил Владимир Вайнер, заведующий Центром инновационных экосистем в социальной сфере НИУ ВШЭ. Это вопросы:

  • что такое результат?
  • что можно измерять? 
  • как измерять? Есть разные способы, в том числе атрибутивная оценка – без контрольных групп.
  • кто измеряет (зачем и для чего)?
  • оценка для всех или для меня?

В помощь оценивающим Вайнер предложил лепестковую диаграмму из 13 критериев, попробовать ее можно на сайте. В числе критериев – возможность получить обратную связь от благополучателей, наличие системы индикаторов для описания результатов, определенность причинно-следственной связи [с изменениями в жизни благополучателей] и т.д. 

«Например, НКО кормит бездомных на Курском вокзале, – привел пример Вайнер. – Это, конечно, нужная работа, но по сути ничего не меняет».

Алгоритмы оценки должны быть индивидуальны, но основаны на общей платформе, уверен Вайнер. А сама оценка должна быть нормой, включенной в любой социальный проект или программу, но пока ее нет даже в больших проектах, заключил ученый.

Социальные проекты

О том, как реализуются проекты социального воздействия в России, рассказал Иван Чернов из ВЭБ.РФ, оператора таких проектов. Понятие было закреплено в постановлении Правительства № 1491 от 21 ноября 2019 года. Чернов рассказал, в чем особенности проектов социального воздействия:

  • привлекаются частные средства;
  • новый нетривиальный подход для решения задач – раньше государство его не использовало, а после проекта его продолжают применять;
  • государство платит только в случае результата.

Пока действует четыре проекта в четырех регионах, больше находится в стадии запуска. По словам Чернова, продвигаются они небыстро, потому что задействовано много органов власти. Докладчик привел примеры действующих проектов:

  • Образовательный проект в Якутии.

Заказчик – Минобр Якутии, инвестор – фонд развития Дальнего востока, исполнитель – ВШЭ, 60 млн руб. привлеченных инвестиций, 27 школ. За счет новых непривычных методик работы с учителями и учениками на 10% повысилась успеваемость по всем показателям: ЕГЭ, ОГЭ, олимпиады.

  • Помощь малоимущим семьям в Приморском крае. 

Организатор, инвестор и исполнитель – Почта России. Приходящим почтальонам поручили оценивать условия семей и выявлять малоимущие (перешли от заявительного порядка к выявительному). Результат в том, что удалось выявить 100 семей с детьми в трудной жизненной ситуации, а 270 семей заключили социальные контракты.

В заключение Чернов отметил, что ВЭБ.РФ заинтересована в исполнителях нестандартных услуг.

Будущее социального предпринимательства

Каким будет социальное предпринимательство через пять лет, попробовали выяснить сотрудники Исследовательского центра «ЦИРКОН», а Анастасия Лаврентьева рассказала о результатах. Она отметила, что эксперты по многим важным вопросам расходятся во мнениях. Например, одни уверены, что НКО надо получать статус социального предпринимателя и закреплять это в законе о социальном предпринимательстве, а другие высказались против.

Это отражает и главный вывод исследования: неопределенность и отсутствие четкого вектора развития, ученые выявили только мелкие развилки. Это, по словам Лаврентьевой, связано с растущей неопределенностью отношения к социальному предпринимательству главных драйверов процесса – государства и бизнеса.

Лаврентьева выделила основные проблемы социального предпринимательства, по мнению респондентов:

  • мало социальных инвесторов и инвестиций;
  • неразвитость партнерства государства и социальных предпринимателей в рамках государственно-частной кооперации;
  • незаметность социального предпринимательства в экономике, например, нет особой маркировки (узнаваемости) у товаров.

Через пять лет, как ожидают эксперты, не станет значительно больше социальных предпринимателей и крупных инвестиций. Но есть и оптимистичные прогнозы, например, социальные предприниматели, клиенты и потребители станут более «заметными», отношения между ними – более развитыми, подытожила Лаврентьева.

Привлекаем аудиторию НКО через Инстаграм: советы эксперта

С помощью Instagram можно вести не только свой личный фотоальбом, но и привлекать частные пожертвования в некоммерческий сектор. Для этого необходимо устраивать интерактивные конкурсы, сотрудничать с медийными личностями и не перегружать пользователей лишней информацией. Своими постами старайтесь вызывать у них эмоции через яркие, звучные призывы. Об этом рассказала руководитель SMM благотворительного фонда «Дети-бабочки» Мария Богачева.

Почему именно эта соцсеть

Статистика показывает, что по популярности в мире Instagram сегодня уступает только Youtube. Там сейчас насчитывается более 1 млрд активных пользователей. Среди них есть гендерный баланс – 48% мужчин и 52% женщин. Большинство из них моложе 24 лет. Таковых насчитывается 71%.

Да и возможностей в этой соцсети много: там можно выкладывать видео в «сториз», публиковать сразу до 10 фотографий одним «постом-каруселью» и даже вести прямые эфиры, чтобы общаться с подписчиками в режиме реального времени. При этом вести аккаунты НКО там все сложнее, подчеркнула Богачева. На этой площадке благотворительным организациям приходится конкурировать не столько друг с другом, сколько с другими медийными персонами – страничками знаменитостей, популярных блогеров и спортивных команд, а еще с друзьями и коллегами, которые выкладывают красивые фото из путешествий. У аудитории разбегаются глаза при таком разнообразии. Так что одна из основных задач человека, ведущего инстаграм-аккаунт, заключается в том, чтобы выиграть гонку за внимание, рассказывала Богачева.  

Поэтому перегружать пользователей лишней информацией не нужно. По словам докладчика, в те же «сториз» не нужно добавлять много текста: «Надо говорить на языке аудитории и учитывать то, что человек выбирает самое простое». А главная задача вообще любого поста на такой платформе – вызвать у читателя яркие эмоции. В случае с НКО – позитивные. Здорово в этом помогут яркие призывы и обращения к аудитории, говорит эксперт. Так, во время пандемии их фонд запустил рекламу с лозунгом «Помощь не заразна».

Коллаборации и спецпроекты

Подобные площадки удобны еще и тем, что позволяют максимально проявить креатив и выделиться среди остальных. Один из вариантов – использовать коллаборацию. Речь идет о сотрудничестве фонда с коммерческим брендом или медийной личностью. Вы совместно запускаете что-то новое, объясняла Богачева: «Это может быть какая-то продукция, услуга или программа». Только в прошлом году «Дети-бабочки» по такой системе сотрудничали и с цветочным магазином, и с брендом, который выпускает продукцию по уходу за телом «LE PETIT MARSEILLAIS». А осенью 2020-го запустили вместе с академией Arzamas специальную акцию.

Совершая пожертвования, пользователи автоматически получали бесплатную подписку в приложении партнеров на их лекции и разговорные подкасты обо всем на свете – от философии сирийских мистиков до русского авангарда. Длительность подписки напрямую зависела от суммы перевода. Чем больше донат, тем дольше слушаешь ARZAMAS.

Основная задача подобного сотрудничества – выход на новую аудиторию и укрепление своего имиджа, отметила докладчик. По ее словам, такая концепция не требует больших трат на маркетинг и автоматически создает дополнительный канал для привлечения новых людей. Правда, частить с коллаборациями не нужно, чтобы сохранить их эффективность, подчеркнула Богачева: «Одной-двух в месяц достаточно, больше не стоит».

Еще один вариант продвижения в Instagram – спецпроекты. При удачном исполнении они и увеличат численность ваших пользователей, и повысят узнаваемость фонда, и позволят заявить о своем позиционировании, рассказала докладчик. К тому же подобные инициативы можно приурочить к тем или иным ситуациям. Так, на фоне пандемии стало меньше пожертвований. Чтобы привлечь средства новым способом, «Дети-бабочки» запустили портал МедиаДонорс. Ресурс стал первым сообществом известных людей, блогеров и рекламодателей, которые стали жертвовать часть рекламных гонораров на благотворительность. За апрель–декабрь 2020 года через такой спецпроект на помощь больным детям удалось собрать 4,5 млн руб.

При этом разжалобить аудиторию фотографиями о болезни – это не лучший сценарий. На постоянный негатив особенно сложно людям реагировать перед праздником, предупредила эксперт. Она отметила, что их фонд обыгрывает тему сбора донатов покупкой различных подарков. Можно даже в качестве презента приобрести знакомому благотворительный сертификат на определенную сумму.

При этом необходимо рассказывать, как фонд помог людям и что сделал, резюмировала она.

О Фонде «Дети-Бабочки»

Создан в 2011 году для помощи детям с буллезным эпидермолизом, редким генетическим заболеванием кожи (разговорное название – «дети-бабочки»).

В 2014 году по инициативе фонда и на его средства в Национальном медицинском исследовательском центре здоровья детей открыли первое в России отделение по лечению детей с буллезным эпидермолизом.

С 2020 года там оказывается помощь детям с ихтиозом, другим редким генетическим заболеванием кожи.

В 2020 году фонд создал «Регистр больных буллезным эпидермолизом и ихтиозом», использующий технологии работы с большими данными для анализа информации о пациентах. За восемь лет своего существования организация собрала более 700 млн руб. на помощь больным детям.