180 руководителей НКО со всей России прошли подготовку в Правовой академии

Образовательная программа длилась шесть недель.

Ассоциация «Юристы за гражданское общество» провела четвертый сезон Правовой академии. Образовательный курс прошли 180 руководителей НКО со всей России. Об этом сообщает пресс-служба ассоциации.

Учебная программа Правовой академии длилась шесть недель. Все занятия проходили дистанционно на платформе Zoom, поэтому поучаствовать смогли общественники из разных областей России: Москвы и Московской области, Санкт-Петербурга, Карелии, Хабаровского края, Забайкалья, Архангельской области, Дагестана, Югры и Владивостока. 

Обучение проходило в форме онлайн-интенсивов, лекций и практических занятий. Их вели юристы, налоговые эксперты и бухгалтеры. Участникам программы рассказали о юридических и управленческих нюансах работы НКО, помогли привести в порядок документацию и научили работать эффективно. 

«Наш ресурсный центр старается работать в правовом поле, но до многого приходится доходить самостоятельно, у нас нет юриста в штате. После обучения в Правовой академии мы пересмотрели всю свою работу, будем переделывать множество документов, приводить их в соответствие с законодательством. Еще теперь мы более уверенно будем консультировать наши подопечные НКО. И обязательно будем рекомендовать коллегам это обучение на следующих потоках осенью и весной. Сначала я, признаюсь, скептически к этому отнеслась. Но уже после второго занятия поняла, что в ближайшие полтора месяца буду думать о законах и утром, и вечером. Материала очень много, есть о чем подумать. Искреннее спасибо каждому юристу, который с нами работал», — отзывается о программе Оксана Колпашникова из АНО «Общественный центр социальных инициатив». 

Следующий, пятый, сезон Правовой академии пройдет осенью. 

Бесплатная юридическая помощь для НКО: когда нужна и как получить

Для многих социально значимых НКО является сюрпризом, что они могут получить юридическую помощь бесплатно.

Государство по закону гарантирует ее только гражданам, но параллельно с государственной субсидируемой поддержкой развивается движение Pro bono («для общего блага»). Многие юрфирмы рады помочь подопечным фондов и самим организациям. Первым надо защитить права на льготное жилье, лекарства и так далее. А фонды могут неправильно вести документооборот, поскольку законы не всегда написаны понятно. Какие ошибки встречаются часто, как понять, что вам нужен юрист, и где получить помощь бесплатно – рассказываем ниже.

Дом для «бабочки»

Благотворительный фонд «Личное участие» помогал медучреждениям и занимался разными социальными проектами. А в 2017 году он начал работать с «детьми-бабочками» – больными буллезным эпидермолизом. Их кожа чрезмерно тонкая и чувствительная, они страдают от ран и язв.

«Оказалось, что у семей, которым мы помогаем, проблемы не только с получением дорогостоящих медикаментов, перевязочных материалов и специального питания, но и юридического толка, — делится председатель правления фонда «Личное участие» Эмиль Сафиулин. — Вообще детям с инвалидностью по заболеваниям кожи по закону положена отдельная комната в квартире. Но формально буллезный эпидермолиз не входил в перечень заболеваний, при которых жилье выдается. Это при том, что его получали люди с более легкими болезнями кожи». 

С этой проблемой столкнулась одна из подшефных семей фонда. Многодетной малоимущей семье приходилось снимать угол. Администрация Тольятти отказалась выделять им собственное жилье, хотя заявители приложили все документы, что один из детей страдает тяжелым заболеванием, не может проживать со всеми вместе и нуждается в специальном уходе.

Помогли юристы. С ними уже были налажены связи: фонду помогал Дмитрий Самигуллин, управляющий партнер адвокатского бюро RBL, который возглавляет Центр Pro Bono Самарского регионального отделения Ассоциации юристов России. С этим центром фонд подписал соглашение о сотрудничестве. Узнав о проблеме семьи, Самигуллин помог найти юристов, которые согласились помочь, – это было юридическое бюро «Фортис» в Тольятти.

Юристы одержали победу в суде и добились того, чтобы семье предоставили квартиру, в 2020 году. «Несколько заседаний, апелляция, исполнительное производство – все это обошлось бы минимум в 150 000 руб., если бы не бесплатная помощь юристов», – делится председатель фонда Сафиулин. Правда, по его словам, квартира оказалась под судом, и пока приходится ждать другие варианты. Но главное уже сделано – доказано право семьи получить собственное жилье. 

Photo on Unsplash by Robert Bye  

Законы не для людей

Запросы НКО могут быть связаны не только с решением проблем подопечных, но и с внутренним документооборотом. Социально значимые НКО создают те, кто чувствует потребность помогать людям, но любым энтузиастам приходится заниматься бумажной работой. Особенно сложно окажется тем, у кого нет опыта работы с документами организаций. Как признают несколько опрошенных юристов, правовое регулирование бывает сложным для непрофессионала. И даже если он прочитает закон, может понять неправильно или не учесть противоречивое применение норм на практике. Решением проблемы, конечно, мог быть штатный или привлеченный юрист, только у многих НКО нет на это денег.

Проще будет тем, у кого за плечами есть опыт бумажной работы, например, в каком-нибудь ООО «Ромашка». Но у некоммерческих организаций есть своя специфика. Если ООО или АО может заниматься любой деятельностью, не запрещенной законом, то НКО, наоборот, могут делать только то, что указано в уставе. Список должен быть конкретным и закрытым, без фраз типа «и другие виды деятельности».

Вообще зарегистрировать НКО сложнее, чем коммерческую организацию, признает Дарья Милославская. «Процесс регистрации занимает от трех месяцев до полугода. Зачастую регистрируют только спустя несколько заявок», – продолжает Дмитрий Лесняк, руководитель GR-практики BMS Law Firm, учредитель благотворительного фонда «Единое сердце». Такой подход он считает правильным, ведь СО НКО могут получать гранты и бюджетные средства, пользоваться льготами.

Если ошибки были, хоть регистрация и состоялась, они могут аукнуться в дальнейшем. Если Минюст пропустил не совсем грамотно написанный устав, в дальнейшем может оказаться, что люди хотят делать совсем другое и действовать шире и разнообразнее, чем изначально указывали. Содержание устава важно и для участия в конкурсе. «Главный вопрос – может ли организация по уставу делать то, что написано в заявке на конкурс, – делится Милославская. – Организаторы конкурсов не всегда обращают на это внимание, но если Минюст проведет проверку, для организации это может закончиться печально».

Словом, если в уставе оказались ошибки или несоответствия, его надо менять. И здесь тоже пригодится помощь юриста, который оградит от повторной ошибки. «НКО довольно часто обращаются с подобными проблемами: регистрация, внесение изменений в уставы или другие документы НКО. Сами они не справляются», – комментирует руководитель Центра Pro Bono Самарского регионального отделения АЮР Дмитрий Самигуллин.

Photo on Unsplash by Scott Graham 


Договоры и бюджеты

Организация зарегистрирована и начала работать. Это значит, что документов будет еще больше. В их числе – документы о найме сотрудников, которых можно оформить по гражданско-правовому или трудовому договорам. И здесь многие НКО поджидает вторая частая юридическая ошибка – неправильное заключение договоров с физлицами, делится Милославская. «Организация, где не понимают разницу, может оказаться в неловком положении, – говорит юрист. – Например, наняли сотрудника на три месяца, но оформили договор с условиями, которые характерны для трудового договора. Этот работник может пойти в суд, чтобы признать трудовые отношения, и уволить его будет почти невозможно. Неграмотно оформленный трудовой договор может также принести проблемы с трудовой инспекцией и штрафы».

Среди частых юридических огрехов – небрежности и с другими документами. Все, что связано с персональными данными, должно быть защищено, но многие организации не знают этого или пренебрегают правилами, утверждает Милославская. Между тем человек, чья копия паспорта оказалась у третьих лиц, вполне может подать в суд, предупреждает юрист. Она встречала ошибки и в финансовой документации. «Бухгалтеры, работающие с НКО, разбираются в тонкостях и знают отличия гранта от субсидии, – говорит Милославская. – Но часто организации обращаются за помощью к тем, кто работает в обычных компаниях, где все иначе. Отсюда проблемы, например, с оформлением целевого и нецелевого использования средств. А это штраф и репутационный ущерб».

Важно знать, как формируется бюджет, фонд заработной платы, как платить налоги и страховые взносы. «Многие почему-то думают, что НКО налоги не платят, – отмечает Милославская. – Отсутствие в бюджете строки «страховые взносы» не освобождает от уплаты этих взносов, просто придется эти суммы откуда-то брать».

А по наблюдениям Лесняка, основные ошибки НКО – это неграмотное составление отчетной документации при работе с грантами и неправильное использование возможностей в своем регионе (например, не знают о них или не умеют ими пользоваться).

Когда нужна помощь юриста и как получить ее бесплатно

Для многих СО НКО является сюрпризом, что они могут получить безвозмездную помощь на условиях Pro bono. Юридическая помощь Pro bono становится все более популярной в дополнение к субсидируемой государством системе бесплатной юридической помощи (по закону о БЮП, право на нее имеют только граждане).

Когда же нужна помощь юриста? Имеет смысл искать ее тогда, когда есть сложные юридические вопросы. Это вопросы, связанные с правами (например, подопечный не может получить лекарства, или само НКО хочет воспользоваться льготами) или обязанностями (к примеру, поменять устав, составить отчетность и т.п.).

Когда можно обойтись без юриста? «Если руководитель хотя бы немного представляет законодательную систему, изучал законодательство об НКО и знает, что для каждой ситуации есть свои грамотные образцы, – отвечает Милославская. – Если в этих образцах ничего не менять и правильно их заполнять, наверное, можно на юристе сэкономить».

People photo created by prostooleh  www.freepik.com  

Где можно бесплатно получить помощь юриста?

  • Прийти в общественную приемную, где бесплатно оказывают юрпомощь. При ВУЗах подобные консультации называются юридическими клиниками, там в рамках практики студенты консультируют граждан и НКО (например, при МГУ и МГЮА). Можно обратиться в приемную Ассоциации юристов России в вашем регионе. На базе АЮР во многих субъектах создаются общественные приемные и центры бесплатной юридической помощи, консультационные центры, где могут принимать и практикующие юристы.
  • Обратиться в центры, которые находят для НКО юристов и готовы помочь. Это подойдет и в том случае, если консультацией не обойтись, а, например, нужна помощь в суде или решение особо сложного или узкоспециализированного вопроса. Можно обратиться в организацию PilNet «Право общественных интересов». Она свернула представительство в России, но продолжает помогать дистанционно. По этому же принципу работают некоторые другие организации. Например, сводит НКО с юристами Центр Pro Bono Самарского регионального отделения АЮР.
  • Если организация состоит в разных организациях и союзах, там могут быть свои юристы в штате, к которым можно обратиться.
  • Можно запросить помощь непосредственно в юридических консалтинговых фирмах. Те, которые оказывают бесплатные услуги, обычно имеют на сайте раздел, который называется Pro Bono, например, urtegro.ru skv.ru Там может быть указан и опыт работы с другими некоммерческими организациями. Если юристы и откажут в помощи по каким-то причинам, то, вероятно, они смогут посоветовать, к кому из коллег можно обратиться.

Российский суд по правам человека: за и против

Владимир Путин на ежегодной встрече с членами Совета по правам человека поддержал идею правозащитника Евгения Мысловского по созданию российского суда по правам человека. Предполагается, что новый орган будет способствовать дополнительной защите гражданских прав и свобод в нашей стране.

Система судов

Создание российского суда по правам человека потребует внесения существенных изменений в Конституцию РФ и все процессуальные кодексы (ГПК РФ, УПК РФ, КАС РФ и АПК РФ).

«Полагаю, этот суд должен рассматривать дела о нарушении прав человека, установленных во второй главе Конституции РФ. Например, права на жизнь, свободу и личную неприкосновенность, на объединение, на участие в управлении делами государства», — считает Алексей Головань, исполнительный директор благотворительного центра «Соучастие в судьбе». 

По его мнению, новый орган не должен входить в структуру судов общей юрисдикции и в структуру Верховного суда РФ – ему следует стать отдельным федеральным судом со своими присутствиями в регионах. Только это обеспечит независимость и реальный доступ граждан к правосудию.

По мнению члена Общественной палаты РФ, к.ю.н., председателя коллегии адвокатов «Кирьянов и партнеры» Артема Кирьянова, уровень нового суда должен быть соотносим с Верховным судом РФ.

«Полагаю, новая независимая структура могла бы заниматься защитой прав на любом этапе, начиная от процедурных вопросов следствия и содержания в СИЗО», — говорит Кирьянов. 

Он предлагает набирать в новый суд юристов, которые не имеют отношения к правоохранительной системе. «Упор нужно сделать на юристов-адвокатов и юристов-правозащитников. Список рекомендованных кандидатур должен широко обсуждаться, например, в Общественной палате РФ и Совете по правам человека. Эти две структуры, отвечающие за развитие гражданского общества, могли бы взять на себя функции общественной дискуссии», – сообщил Кирьянов.

«За создание новой инстанции может выступить значительная часть судейского сообщества, потому что это дополнительные финансы. К сожалению, любой бюрократический аппарат склонен к расширению, в том числе и бессмысленному», — отметил президент Центра социальных и политических исследований «Аспект» Георгий Федоров. 

Россия с 1996 года является членом Совета Европы, а с 1998 года наша страна ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод. Это значит, что граждане России при исчерпании всех средств обжалования в национальном суде вправе обратиться за судебной защитой в Европейский суд по правам человека. Руководитель юридического отдела в МООП «Общество защиты прав автомобилистов» Равиль Ахметжанов считает: если после создания российского суда по правам человека РФ останется в Совете Европы, новая инстанция не может стать препятствием для обращения в ЕСПЧ. Кирьянов тоже полагает, что национальный суд не должен заменить ЕСПЧ: «Это может быть параллельное движение».

Однако не стоит забывать: Россия является единственной страной в Совете Европы, где законодательно предусмотрена возможность неисполнения решения ЕСПЧ. «Поэтому создание нашего суда по правам человека может стать еще одним аргументом, чтобы не исполнять «неудобные» решения ЕСПЧ», – заявил Головань. А по мнению Федорова, единственная цель создания нового суда – заявить о том, что Россия может в будущем отказаться от сотрудничества с ЕСПЧ, имея собственную структуру подобного формата.

Плюсы

По мнению Кирьянова, все не настолько хорошо в сложившейся судебной системе, чтобы отказаться от дополнительной возможности непредвзято рассмотреть тот или иной спор. «Поэтому российский суд по правам человека точно не будет лишним», – говорит Кирьянов. Эксперты также отмечают следующие положительные аспекты появления нового суда:

  • придание судопроизводству по делам о правах человека особой значимости и публичности;
  • специализация суда на проблемах прав человека;
  • возможность установления особой процедуры рассмотрения дел, включая расширение круга лиц, которые могут обращаться с заявлениями в суд (например, уполномоченный по правам человека и уполномоченный по правам ребенка в РФ и субъектах РФ, а также НКО, специализирующиеся на вопросах содействия в защите прав граждан).

Минусы

В Конституции РФ сказано: признание прав и свобод человека является обязанностью государства и обеспечивается правосудием, а правосудие осуществляется судом.

«Идея создания национального суда по правам человека, может, и хорошая, но что мешает признавать права и свободы в каждом судебном заседании уже сейчас?» — задается вопросом Ахметжанов. 

Он считает, что такой суд фактически будет дублировать работу судов общей юрисдикции, выражая свою позицию о том, нарушены ими права и свободы человека или нет. «Возникнет непонятная надстройка, фактически параллельная прокурорскому надзору. Я думаю, что это неправильно и излишне», – говорит Ахметжанов. «Необходимо избавляться от существующих правовых пробелов, решать правовые коллизии и соответствующим образом оптимизировать правоприменительную практику. Этого будет достаточно», – уверен Матвей Гончаров, исполнительный директор Фонда поддержки пострадавших от преступлений.

Общественники не смогли прийти к единому мнению относительно создания российского суда по правам человека. Пока непонятно, какое место новый орган займет в системе российских судов, что за споры он будет рассматривать и станет ли он препятствием для обращения в ЕСПЧ. Ответы на эти вопросы будут даны 1 июня, когда председатель Верховного суда РФ Вячеслав Лебедев и глава Минюста Константин Чуйченко подготовят конкретные предложения.