На цифровизацию услуг здравоохранения потратят 210 миллионов рублей

Планируется, что через несколько лет записываться к врачу на диспансеризацию и подавать заявление на получение полиса можно будет онлайн.

Правительство РФ потратит больше 210,5 миллионов рублей на развитие Единой государственной информационной системы в сфере здравоохранения (ЕГИСЗ). Это поможет ускорить перевод госуслуг в электронный вид и предоставлять их по принципу цифровых суперсервисов. Об этом сообщает пресс-служба ведомства. 

Над развитием ЕГИСЗ работают в рамках нацпроекта «Здравоохранение», важная часть которого – цифровизация оказания медпомощи. ЕГИСЗ будет включать 13 подсистем, среди них:

  • регистр медработников;
  • реестр медорганизаций;
  • электронная регистратура;
  • электронная медкарта;
  • реестр электронных медицинских документов;
  • регистры пациентов по отдельным нозологиям и категориям граждан.

Еще будет информация о высокотехнологичной медпомощи, санаторно-курортном лечении и госзакупках лекарственных препаратов.

Предполагается, что к 2024 году по всей России заработает система электронных рецептов и автоматизированное управление льготным лекарственным обеспечением. В личном кабинете пациента «Мое здоровье» на портале госуслуг в любом регионе страны будут доступны запись к врачу на диспансеризацию, подача заявления на получение полиса, а также представлены необходимые медицинские документы. 

210,5 миллионов рублей, которые выделило Правительство РФ, пойдут на оплату госконтрактов в сфере информационно-коммуникационных технологий.

Помочь больным: как НКО сотрудничать с докторами и не нарушать закон

Если благотворительная организация помогает больным, то для нее важен вопрос медицинской экспертизы. Могут ли ее сотрудники заниматься лечением или оказывать первую помощь? Как определить, кто из обратившихся имеет право получить материальную помощь на платные лекарства или операцию? И в какую больницу его направить? На все эти вопросы могут ответить врачи.

Как правильно организовать их сотрудничество с НКО, рассказала президент международной благотворительной общественной организации «Справедливая помощь Доктора Лизы» Ольга Демичева. Там помогают всем, кто оказался в тяжелой жизненной ситуации, включая тяжелобольных детей Донбасса, которых вывозят в Москву на лечение, и бездомных, которые тоже могут болеть, страдать и нуждаться в помощи.

«Приходят люди с ранами и язвами на ногах, — рассказывала Демичева. — Я врач, моя первая цель — помочь. Начинаю ставить инсулин диабетикам и так далее. Но это уже медицинская помощь. И ее нельзя оказывать без лицензии!» 

Без лицензии, по словам докладчика, разрешается лишь первая помощь (даже не первая врачебная). Это то, чему могут научиться все сотрудники, порекомендовала Демичева.

Экспертиза заявок и закупка лекарств

Но врачи могут потребоваться НКО не только и не столько для оказания непосредственной медицинской помощи. Профильные вопросы возникают у фандрайзинговых организаций, которые организуют сбор средств на лечение. Появляется необходимость нанимать врачей. Но это юридически регламентированный процесс, и тут нельзя выходить за рамки закона, подчеркнула Демичева.

Она изучила опыт, как другие организации проводят экспертизу заявок на медпомощь (по материалам «Ведомостей»):

  • В фонде «Б. Э. Л. А.» Дети-бабочки» врач-генетик, патронажная сестра и врач-дерматолог, если верить публикации, работают в штате. «Но принимать врачей или медсестер в штат нельзя, если нет медлицензии. Либо надо заключать договор с медучреждением, где трудятся эти специалисты», – прокомментировала Демичева.
  • В фонде «Подари жизнь» заявки на лечение проверяют внешние эксперты: онкологи и гематологи занимаются этим за вознаграждение. «Тут тоже вопросы, ведь оплачивать труд может только тот, кто нанял врача, – отметила Демичева. – Значит, вероятно, гонорары оплачиваются через клиники, где эти врачи работают».
  • В некрупных региональных фондах экспертную оценку вовсе не проводят. Часто принимаются решения, продиктованные эмоциями, а иногда энтузиастами движет личный опыт, поделилась Демичева. Известны случаи, когда деньги собирались на операции, которые покрываются ОМС (государственным обязательным медицинским страхованием).

Ольга Демичева. Президент международной благотворительной общественной организации «Справедливая помощь Доктора Лизы» . Фото Яна Шраер-Ветрова 

Как подытожила Демичева, отсутствие лицензии накладывает много ограничений:

  1. нельзя принимать на работу по специальности медицинских специалистов;
  2. нельзя оказывать медпомощь;
  3. нельзя хранить и передавать лекарственные препараты (можно только оплачивать лекарства аптеке, с которой есть договор, а благопополучатель заберет уже оплаченный товар, или ему его привезет курьер).

Демичева дала советы, как работать эффективно и не выходить за рамки закона в случае работы без лицензии:

  • Заключать договоры с медучреждениями и аптеками;
  • Не принимать эмоциональных решений, анализировать каждый запрос о помощи;
  • Сотрудничать с региональными органами здравоохранения. Это для многих непростой вопрос, но надо понимать, как они работают и на какую государственную помощь имеют право ваши подопечные, чтобы не собирать деньги на то, что можно сделать по ОМС, отметила Демичева. «Посмотрите, какими лекарствами и помощью можно обеспечить людей, я не стесняюсь звонить в Минздрав и требовать для них того, что им положено».
  • Привлекать к рассмотрению обращений врачей-экспертов из учреждений, с которыми заключен договор.
  • Если все это вам не подходит – получить медицинскую лицензию. «Это непросто, и требования к вам резко возрастут, – предупредила Демичева. – Спрос по СанПинам и протоколам, серьезная ответственность, но это тоже путь, который можно выбрать».

При выборе клиник для выполнения операций Демичева посоветовала помнить, что в абсолютном большинстве случаев помощь могут оказать в России, и крайне редко действительно требуется вывозить больного за границу. Чтобы выбрать клинику для сотрудничества (например, оценки запросов на помощь), надо ориентироваться на профиль учреждения, проверять документы, можно даже приехать и с кем-то поговорить, а можно спросить мнение эксперта, заключила Демичева.