Проект «Посади Лес» ищет организаторов посадки леса в регионах

В помощь предоставляется техническое задание по проведению посадки, инструкция и чек-лист. Куратор проекта помогает в период подготовки.

Проект по лесовосстановлению «Посади Лес» ищет организаторов посадки леса в ряде регионов: Смоленской, Свердловской, Пензенской, Ярославской, Костромской, Белгородской, Орловской, Курганской областях, Республике Коми, Красноярском крае и Республике Хакасия. Об этом сообщает пресс-служба Росмолодежи. 

Задачи организатора:

  • общаться с региональным Министерством природных ресурсов (отделением Рослесхоза или лесничеством), договариваться о предоставлении территории под посадку, держать связь с местным лесничеством;
  • заранее выезжать на осмотр места посадки;
  • обеспечивать посадочный материал на посадку; 
  • проводить набор волонтеров;
  • заказывать транспорт для волонтеров, при необходимости – доставку инвентаря и саженцев;
  • организовывать питание волонтеров;
  • обеспечивать комфортное и безопасное пребывание добровольцев на посадке;
  • соблюдать техническое задание по организации посадки;
  • готовить итоговую отчетность (бухгалтерия, фото, видео, съемка с квадрокоптера, заполнение отчетной формы на сайте).

Приблизительный период проведения посадок – с апреля по июнь и с сентября по октябрь (в зависимости от региона). 

Чтобы стать организатором, надо заполнить анкету. Посмотреть, как проходит посадка, можно здесь.

Как волонтеры помогают пожилым и чего им не хватает

Как организовать систематическую помощь пожилым людям, обсудили на конференции «Сотрудничество НКО для продуктивной помощи пожилым и инвалидам. Тенденции. Технологии. Опыт. Поддержка», которая прошла 31 марта в онлайн-формате. Важна не только помощь, но и выявление нуждающихся, поскольку не все могут попросить о поддержке сами, даже если находятся в смертельной опасности. Добровольческой системе не хватает волонтеров и доверия от государственных больниц, следует из докладов участников.

О системе долговременного ухода (СДУ) рассказала Елизавета Олескина, директор БФ «Старость в радость». По ее словам, в далеком 2008 году в фонде начинали с «полевой» помощи, но обнаружили, что пожилые могут жить не только в домах престарелых, но и дома, где им тоже нужна помощь. «Родственники, если и были, были или обузой, или во всем виноватыми», – делилась Олескина. 

Системная поддержка пожилых и не только 

Пожилых становится все больше, особенно в развитых странах, и им нужна поддержка довольно долгое время. «Опыт говорит, что можно выстроить одну систему поддержки, что сэкономит силы и средства», – подытожила Олескина. Это Long Term Care, или система долговременного ухода.

Везде по земному шару похожие проблемы и пути их решения. И в большой Австралии, и в маленьком Израиле правила работы системы одинаковые, поделилась Олескина. Целевая аудитория, по ее словам, – люди любого возраста с ограничениями жизнедеятельности (включая пожилых и инвалидов), а также те, кто осуществляет за ними уход. Последним тоже нужна поддержка, «иначе будет хуже». «Как показывает практика, почти каждый из нас это делал, делает или будет делать», – заметила Олескина.

В России все началось в 2017 году, когда Олескина на встрече с президентом Владимиром Путиным предложила внедрить эту систему в России. Президент согласился и издал распоряжение. С тех пор программа развивается и охватывает все больше субъектов. «Москву не берем, у нее свой бюджет, и это отдельная история», – уточнила Олескина. В 2019 году участвовало 18 регионов, в 2019-м проект стал частью нацпроекта «Демография», а в 2022 году СДУ должна появиться во всех субъектах РФ. 

По словам Олескиной, одна из главных трудностей, с которыми столкнулись регионы, – некому ухаживать. «Никто не задумывался в огромной стране, что эти люди должны получить помощь, – говорила директор фонда. – Пилотные регионы бьют в набат». Не все готовы помогать, например, людям с деменцией, признала докладчик. Но, по ее мнению, улучшить положение может уравнение тарифов НКО и госорганизаций [по уходу]. Людей не хватает и на других фронтах работ: кто будет доставлять маломобильных? Кто станет консультировать в школах ухода? «Одним словом, НКО, отзывайтесь», – призвала Олескина. 

Починить крышу и поговорить: как волонтеры помогают пожилым

Примеры помощи пожилым привела Татьяна Акимова, исполнительный директор РБФ «Хорошие истории», представитель коалиции НКО «Забота рядом». Она была организована в прошлом марте на фоне пандемии, объединяет около 300 НКО, которые делятся опытом и поддерживают друг друга.

Как показывает опыт разных НКО, волонтеры способны помочь пожилым людям в разных и сложных ситуациях.

  •  Анатолий Николаевич, 71 год, жил в полуразрушенном неотапливаемом доме и наотрез отказывался переезжать в социальные учреждения. Дом он отапливал с помощью кирпича на плите, рассказала Акимова. Волонтеры, по ее словам, провели электропроводку, утеплили дом, заново сделали крышу. Над Анатолием Николаевичем они взяли постоянное шефство и подружились с ним.
  • Нередко у одиноких пожилых встречается «цифровая беспомощность». В благотворительном фонде «Мосты» города Ульяновска «бесконтактно» помогли Ирине Николаевне 74 лет, которая заболела коронавирусом, настроить приложение для отслеживания местонахождения, разобраться, как по интернету оплачивать «коммуналку» и заказывать продукты.
  • Еще одна частая ситуация – старые родители и их дети, которые уже тоже пенсионеры, поделилась Акимова. Когда у детей ухудшается здоровье, им может стать сложно ухаживать за престарелыми родителями. Так случилось с Еленой Александровной 64 лет и ее мамой 91 года. Волонтеры из АНО «Союз волонтерских организаций и движений» Москвы покупают им продукты и лекарства, помогают с домашней работой и получением льгот для лежачей матери, общаются и гуляют с дочерью.

Есть и другие виды деятельности, например, по тому же выявлению забытых стариков. Этим занимается фонд «Забытые живые» в Саратовской области, рассказала Акимова. В Энгельсе они обнаружили целый «невидимый городок» – несколько домов с такими жильцами. А «Тульская городская организация женщин» запустила горячую линию для одиноких пожилых людей, обзванивает их, выявляет случаи домашнего насилия, поделилась Акимова. 

НКО и больницы: от недоверия к сотрудничеству

О том, как наладить взаимодействие НКО и больниц, порассуждал Вадим Самородов, начальник отдела международной деятельности и общественных проектов Российского геронтологического научно-клинического центра Российского национального исследовательского медицинского университета им. Н. И. Пирогова. «Передавать» выписывающихся больных из медучреждений под заботу НКО – хорошая идея, и мы в ней заинтересованы, но не все так просто», – отметил Самородов. Он обратил внимание, что больница несет реальную юридическую ответственность при передаче добровольцам пациента. «Если с ним что-то случится, а медицинская организация была инициатором такой передачи, большая вероятность, что именно ответственные работники больницы понесут уголовную или иную ответственность за это», – объяснил Самородов. По его словам, нужно подумать и о других аспектах: например, как станут передаваться личные данные пациентов и какие будут инструкции по работе с ними. 

– Раньше медорганизации не очень доверяли добровольцам, а как дела обстоят сейчас? – поинтересовался модератор конференции Владимир Хромов из ассоциации «СВОД».

– Система не любит разговаривать, она любит цифры, – отвечал Самородов. – Надо уметь предъявить их: что можете сделать, сколько это это стоит, как добьетесь результата. «Мы человеку помогли, накормили» – разовая история, а надо понимать, в чем польза системы.

В то же время стремление сводить все к цифрам является и пороком системы, признал докладчик: «Система понимает: купите столько-то МРТ, не нужны ей добровольны, которые туда-сюда бегают, только мешаются». Поэтому говорить все-таки надо. Хорошая идея – вовлекать конкретных врачей, отметил Самородов. «Медицина здесь стоит особняком, но работать все-таки можно», – подытожил он.